Автор: Данин

Алик (на конкурс)

 
24.12.2016 Раздел: проза
 

 

«Добрый Боже, дай, дай мне целомудрие и воздержанность, но еще не сейчас!»                            
 Высказывания Блаженного Августина


  Счастливое безмятежное детство с игрушечными машинками и пистолетиками закончилось у Альбертика в десять лет, под Новый Год, когда понаехало много гостей, родственников. Глубокой ночью, когда все утихомирились его положили спать на пол, вместе с двоюродной сестрой, так как его диван был отдан молодой паре, молодоженам на растерзание. Все утихли, засопели, кто-то захрапел, но Алик уснуть не мог, что-то странное, неведомое и могучее творилось в его организме. Рядом лежала девочка, Наташка, он хорошо видел ее профиль при свете любопытного уличного фонаря, она была прекрасна, с непостижимо-притягательным запахом. Дыхание Алика участилось, догоняя сердцебиение. Он вспомнил, совсем недавно играя в лошадки, Наташка катала его на своей спине, как удивительно приятно было, когда она в свою очередь садилась на него. Теперь она лежала рядом спящая, теплая, сказочно - волшебная. И вот тогда Алик впервые взял себя в руки, по настоящему, по пацански. Движения левой руки вскоре синхронизировались с ритмичным поскрипыванием дивана с молодоженами. Через пять минут от фимоза не осталось и следа. В жизнь Алика, в его мозг и прочие части тела вошли они - загадочные, неодолимо влекущие обладательницы двух икс хромосом. Наутро Наташку увезли, она жила в другом городе. Алик остался один на один со своей любовью, оголенной головкой и левой рукой.

  Алик был из хорошей интеллигентной семьи, играл на скрипочке, но это так, факультативно, а серьезно его готовили для научной карьеры математика-физика-теоретика, потому и имя такое дали - Альберт, в честь сами знаете кого. Хилый, некрасивый и болезненный, Алик, в школу не ходил, сдавал экстерном, иногда ездил на математические олимпиады, почти всегда выигрывал. Родители не могли нарадоваться "Альбертик прямо Эйнштейн!"  Для самого же Алика после той ночи кумиром стал Ландау, тот который Лев. Ландау любили женщины, а уж как он их любил! Как лев!

  Мозг Альбертика раздвоился в полном соответствии с рисунком в учебнике анатомии. В левом логическом полушарии гнездились цифры формулы, законы, алгоритмы и всякие прочие мезоны с синхрофазотронами. В правой безраздельно царствовали они  - обладательницы дивных линий, пропорций, русых кос, голубых очей, длинных ресниц, влажных губ, припухших сосков, упругих ягодиц, жарко-прохладных ляжек, ненаглядных коленок. Все эти отдельные места, узлы, детали удивительным образом соединялись, плавно перетекая друг в друга, образуя женщину, с неодолимо влекущим центром - темным треугольником где сошёлся клином белый свет, в котором пропадало все: мысли, планы, воля, время, сила, деньги, мечты и карьера. Все на манер Бермудского - поглощающего авианосцы, танкеры и эскадрильи истребителей, не говоря уж о мелких кораблях и блядских яхтах. Одним словом, в правое полушарие Алика вторглись и оккупировали они - наверно все же инопланетянки, не иначе.

  Эти две половинки мозга существовали отдельной друг от друга жизнью, но иногда женская половина сметала перегородку, врывалась в упорядоченный логический мир производя хаос и опустошение. Странно, но именно после таких случаев у Алика случались научные озарения, что подтверждало теорию необходимости случайных цифр. Появлялись первые публикации в серьезных журналах. В общем, как ни крути, девчонки были жизненно необходимы Алику. Во всех смыслах. Но вот беда, в реальном окружении Алика никаких девчонок не было - одна наука! Альберт учился истово, мечтая что станет знаменитым физиком, как Ландау, откроет какой-нибудь новый закон кулона, и тогда бабы потекут к нему конвейером, он рассортирует их по прайдам, разложит ромашкой и будет осеменять без устали в свободное от науки время, как лев по двадцать раз в час!

  Но действительность была далека от этих райских видений, напротив, с каждым годом становилась только хуже - либидо Алика поднималось и торчало, но спрятать этот юношеский звон в мягкое женское не удавалось. Совсем плохо стало к четырнадцати годам, когда зловредная природа подшучивает над подростками. Ровесницы неожиданно укрупняются, расцветают, груди их округляются и возвышаются, словно в насмешку, на уровне глаз щуплых безнадёжно отставших в развитии отроков. Именно в этот, злосчастный для Алика возраст, его неуходящая любовь - Наташка, опять приехала в гости.  Не одна, а с сестрой Юлькой.

  Не знаю как выглядели четырнадцатилетние барышни в девятнадцатом веке, но наши нынешние, вскормленные на гормональных курах и соевой колбасе вполне себе ничего смотрелись, готовыми к труду и обороне. Мужчины скрипели шейными позвонками на таких нимфеток, кусали пальчики, мечтали, чтобы в Госдуме наконец подняли вопрос о снижении возраста согласия, а то совсем нет мочи глядеть на эти ягодки созревшие, а трахнуть  низя, токмо ровесникам льзя. Альбертик был ровесник Наташке, но шансов на взаимность не было никаких. Сестрички его не воспринимали как мужскую особь в принципе, только посмеивались, а сами заглядывались на парней постарше и даже кокетничали с теми у которых бес в ребре и седина в мудях. Наслаждались своей баснословной властью над зависимыми, смешными двухголовыми существами.

  Алик таял, сгорал и тлел. В голове его, той что побольше, не знаю в какой половинке, созрел безумный план - он их изнасилует! Обеих бля! Понимая что сил на это у него нет, Алик подошел к проблеме как ученый, физик, но не теоретик, а прикладник. Неделю он конструировал устройство одновременно сочетающее в себе газовый баллончик, фаллоимитатор - вибратор на десять дюймов и электрошокер. Одна нюхнет газа и отрубится, другую электрошокером, фаллоимитатор пригодится, если вдруг с перепугу не встанет.

  Все складывалось удачно. Случился день свадьбы, женился родственник, везет же некоторым, и невеста отпад. Наташка и Юлька должны были присутствовать. Алик надеялся что удобный случай подвернется и он застанет их где-нибудь в укромном месте когда все упьются. Адская машинка, завернутая целлофаном, замаскированная цветами, была готова и заряжена.

  В назначенное время Алик стоял возле загса, не замечая суеты брачующихся, родни, приглашенных гостей. Не отрываясь смотрел на Наташку с Юлькой. Они были ослепительны, что называется, не одеты - не раздеты, стройные, с белозубой улыбкой, искорками в глазах, гладкой шелковой кожей, которая бывает только в юности. Алик видел только их и не сразу расслышал слова "Алик, что ты прячешься, смешной, и грустный, улыбнись, можешь поцеловать меня в щечку, поздравить, жених не заревнует, цветы, красивые, как мило!" Невеста взялась за букет, потянула к себе, Алик судорожно вцепился в пакет, в глазах невесты появилось удивление, у Алика - ужас. И тут сработал баллончик с нервнопаралитическим газом. Невеста с перекошенным лицом стала заваливаться на спину не отпуская свертка с цветами, Алик тоже рук не разжимал...падали вместе, Алик сверху, целлофан лопнул, цветы рассыпались, обнажился десятидюймовый фаллоимитатор во всей красе, "Конец!" - мелькнуло в обезумевшем мозгу Алика. Они рухнули на асфальт, в момент когда тело Алика погрузилось в тело невесты сработал электрошокер и вибратор...

____________________________
 

Когда Алика выписали из больницы это был совсем другой человек. Он потерял свой физико-математический дар, девушки его больше не интересовали, скрипочку он сломал. Записался в секцию вольной борьбы, где неожиданно для всех, стал показывать феноменальные результаты. Тренер любовно-восхищенно поглаживал его по спине: "Алик, как ты бьешься в партере! Как лев!"


  Но это уже другая история.

 
 


Комментарии ( 13 )     Рецензии ( 1 )

 


#786 06.05.2017 09:36 писарчук
Рассказ «Алик» весьма своевременен. Он поднимает очень важную тему – тему человеческого взросления. Героя испытывает привычные для многих искушения. Но для кого-то искушение – надоедливый шепот, а для него – несчастного Алика – это крик в несколько децибел.
Как не поддаться искушению, как не совершить непоправимое злодейство. Вопрос сексуальной грамотности недаром так усиленно педалировался в СССР. Но тогда человек был мало-мальски ограждён от соблазнов. Демократия принесла с собой языческое отношение к плоти. Плоть надо ублажать, её надо слушать.
И страшно, когда ты становишься рабом своей плоти. Когда создаешь себе кумира – кумира вполне телесного и от того невыносимо вожделенного.
Что приводит Алика на грань человеческого падения – обычная ночёвка рядом с девочкой. Как мало надо. Чтобы возбудиться! Как мало надо, чтобы опалить свою душу адским пламенем греха! И что в конце страшное желание унизить, растоптать, изломать свой собственный кумир.
Автор сохраняет в рассказе нейтралитет. Он просто обычный хроникёр. Ему совершенно всё равно кто победит – распущенный и недалёкий Алик, или его случайные жертвы. Зато своим нейтралитетом он не мешает делать вывод читателю. Причём за этот вывод – читатель ответственен сам.


Чтобы оставлять рецензии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге