С пионерским приветом!

 
17.05.2017 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

Будучи учеником 4-го класса средней школы я обнаружил в себе желание сочинять всяческие интригующие хохмы и эпатирующие тексты. Про коллективное бессознательное обыкновенных школьников на переменках. И молоденьких учительниц, уважающих мороженое. Или сгущенку. Главное, чтоб эти питательные продукты не пачкали им колготки. Даже если они постелят под себя любую настенную газету. И не обязательно с поросячьим подтекстом. Таки получилось.

«Однажды, к лежащему во тьме и одиночестве человеку, воля которого готовилась расслабиться и сделаться непослушной от усталости прожитых дней, послал Всевышний Ангела Смерти c известием, дабы в предстоящем поединке усмирить гордыню рожденного женщиной, овладеть его изможденным телом и, простив ему невежество, придать душе его черты смертные, ибо накопилась у Вершителя Судеб обида от небрежного мужества, с которым этот грешник ниединожды одолевал уготованную ему участь на протяжении недолгой жизни своей, внушив себе, что смерть победима, благо что все живое, сопротивляясь, само становится смертью для силы, несущей гибель. 

Много страдал и терпел боль человек, слушая шуршание крыльев Ангела, но, сделав глубокий вдох, от которого ребра его сдавили затихающее сердце, в последний раз ощутил радость от победы своей в то мгновение, когда душа его, соприкоснувшись со смертью, вновь ускользнула от нее, чтобы силы живой природы превратили прежнее тело его в прах, и, растворяя в земле, очистили его и сделали доброй пищей для новой жизни». 

По прочтении моего опуса завуч предложила мне сотрудничество. В некоммерческом партнерстве по обслуживанию общественных туалетов. 

Я очень старался и уже через три года принес триптих, посвященный дизайнерским изыскам в оформлении биде. Для них. Весьма остроумный. С тонким юмором, едкой гражданской сатирой, чарующей и животворящей иронией, непередаваемым дотоле сарказмом, содержащим гиперболы, гротеск и прочее громкословие. В легком, живом и образном стиле. Мне было весело. Я улыбался, хихикал и смеялся. Но редактор строго парировал: «Страждущие читают и писают, писают и читают, несмотря на летящие брызги. Пиши проще». 

Размышляя не больше одного календарного месяца, я сочинил обыкновенный рекламный скетч. О тех, кто, выходя из туалетной комнаты по субботам, да, и не только, не моет рук. Его сократили. Ровно в З раза. И развесили в православных соборах, пивных залах и плавательных бассейнах. После этого многие учителя и учительницы перестали здороваться за руку. Даже с начальником водопроводной станции. «Нормально», - констатировал редактор. 

«Родился Iешуа то ли за 13, то ли за 4 года до собственного рождения в хлеву аборигена-землепашца. И назначено ему было явиться в этот мир мамзером, ибо: отец – какбэ рекрут, из римлян, мать – почитай, местная, хотя и девственница, отчим же – ОсИп, по виду лохъ, но сам по себе камещикъ-строитель, из iудейских царей. Что же касается его сил физических и метафизических, то в этом смысле он уже в младенчестве своем был совсем необычным пацанчиком, подающим надежды экстрасенса, т.е. в смысле того, что он «ушел за грань земного кругозора», хотя и имел в натуре величину в 5 лютиков и 2 одуванчика. 

Очевидцы рассказывают, что, вот, однажды, сидела его мамулька по жаре в 40 градусей согласно неизвестному в те еще времена шведу Андерсу Цельсию возле пентхауза шибко зажиточных аборигенов и держала коленями и руками своего золотушного пацанчика, при этом часто дышала на него теплом из своего рта, чтобы помочь ему своей силой. А пацанчик лежал тихо так и покорно, не пугаясь мучений болезни, в которой он пребывал непродолжительное время, причем болезнь эта зажимала его в жаркую одинокую тесноту. Сам же пацанчик лишь изредка постанывал, не столько жалуясь, сколько тоскуя. 

– Что ты, что ты, мой милый? – спрашивала его мамулька по имени Маруся. – Ну, скажи мне, Еша, где и что у тебя болит, я тебя в том месте согрею, я тебя туда, пацанчик мой ненаглядный, поцелую. Ну, а пацаненок этот, значит, молчал и глядел на мамульку полуприкрытыми, позабывшими ее глазами; и сердце его, уединенное в тела, билось шибко настойчиво, яростно и с надеждой выжать, нет не последние соки из мамульки своей, а выжить, в смысле быть здоровеньким и румяненьким. Короче, надо полагать, что сердечко его детское было отдельным, как бы, таким, что ли, существом от него самого, хотя, понимаете ли, его другом, иссушающим скоростью своей горячей жизни потоки надвигающейся смерти, как вы уже смогли догадаться от известного предательства на деревянном кресте. 

Маруся гладила грудь Еши, желая помочь его скрытому одинокому сердцу будущего властителя душ сотен миллионов доверчивых сограждан и согражданок всего мирового населения с целью ослабления струны, которой звучала сейчас тонкая его жизнь. Так, вот, струна это на некоторое время начала затихать, чтобы получить некоторую передышку. 
Но мелкий Еша не переставал мучиться, в то время как руки Маруси потели от его нагревающегося тела, отчего он сморщил лицо и застонал от обиды, что ему тяжко, а мамулька сидит над ним и ничего ему не дает. И тогда лишь Маруся дала ему сосать грудь, хотя пацанчику уже шел пятый год, и он с жадностью начал тянуть в себя тощее редкое молоко из давно опавшей мамулькиной груди. 
– Ну, скажи мне что-нибудь, – просила Маруся. – Скажи, чего тебе хочется! 
Еша заворочался и открыл белые, постаревшие глаза, подождал, пока насосется молока, и сказал как мог: 
–Знаешь, мамулька, в данный момент времени я хочу спать и во сне плавать в Море Генисаретском: я ведь был больной, а теперь уморился. Ты разбуди меня через пару-тройку часиков, чтобы я не умер, а то я забуду, во имя чего я родился для множества народа, ведь я должен быть Царем Iудейским, не правда ли? И после этих слов мелкий болезный Еша забылся сном, а часов через несколько пробудтвшись, имел вид полностью и окончательно окрепший, был, значит, полон сил и в отличном здравии… 

Короче, сбросив с себя босоногое детство и перескочив через юность, проведенную по местным церквам и неоштукатуренным храмам, Iешуа Мешиаху на общественных началах экспериментировал с парапсихологией, изучал латинские глаголы и спряжения, чтобы ощущать своей тонкой организацией «глаголы вечной жизни», экспериментировал с нелицензированной выработкой бормотухи галилейского розлива, а также возглавлял кружок тунеядствующих троллей и примкнувших безлошадных пассионариев. Совершал пешие переходы через местную пустыню, при этом ненатужно доставлял всем слоям целевой аудитории и смехуечки в плане бессмысленного и беспощадного, и 100 пудов интеллигентской рефлексии, спекулируя виртуальной реальностью, в которой сквозили политический и философские уклоны. Сам же при этом впадал в ересь, возомнив себя единственным, кто понял основы теории больших систем, в части определения сущности гомеостазиса. 

«Реальность нам дана, хотя тонкий мир скрыт – утверждал Iешуа в одном из своих сабжей. – Но нам дарована способность мыслить. Постичь сущее умом невозможно, есть иная сфера бытия, выходить на которую или не выходить – каждый решает для себя сам. Знаете, для чего нас обучают фарисеи и чернокнижники? Чтобы сначала подчинить, а потом использовать в своих корыстных целях, а я хочу сам решать, как мне жить и что мне делать. Я давно понял, что Аз есть Царь Iудейский, а поняв это, услышал сразу два полярных упрека: в безыдейности и подстрекательстве. Потому что, если человек умен, но безыдеен, то он не опустится ниже ватерлинии подстрекательства. А если он – безыдейный провокатор, то быть подстрекателем он себе согласно Кодексу Строителя Светлого Будущего не позволит. А вот я как-то сумел сочетать в себе оба эти качества». 

В течение ряда лет Iешуа удавалось удачно обходить демиургические ловушки Волка, Медведя, Лисы и других представителей высшей фауны Синайского Полуострова. Причем круче всех оказывала свое соблазнительное воздействие Лиса: «Лиса наводила бесстыжие мороки. Нагая отроковица поворачивалась открытым истекающим лоном. Дикое вожделение заливало ум. Срамные губы липко шептали: «Подойди ближе, Iешуа, повтори свою молитву» – так писал в своих Откровениях один из его сатрапов на острове Патмос, сложив под себя дрожащие от волнения ноги. Много позже, но уже месье Бодлер, колеблющийся атеист, вспомнив Лису-искусительницу, создаст стихотворное крео: «Ты вошла в мое сердце, сверкая, так, как входит холодный клинок, ты прекрасна, как демонов стая, ты коварна и зла — как порок». Такое ощущение, что он лично был знаком с этой коварной тварью». 

Уже к концу недели я придумал эпиграмму о борьбе с пьянством. Ее урезали наполовину. С небольшим. Потом напечатали огромным тиражом и развесили не только в уриналах, но и в клозетах с морковкой, растущей вверх, и в кабинках с буквой "ЖО". Для всеобщего обозрения. Или оборзения. И пьянство мигом исчезло. До и после. А иногда и вместо. Из отхожих мест в фитнес-центрах и безалкагольных пабах. И из санитарных комнат детских дошкольных учреждений. «Хорошо», — смягчился редактор. 

Еще через пару дней я придумал пародию. Она вскрывала причины невежества, разгильдяйства и карьеризма сидящих на корточках и стоящих у наклонного корытца. Ее чуть-чуть обкромсали. Поменяли местами середину и начало. Все невежды, разгильдяи и карьеристы ее прочли. И мигом перевоплотились в культурных, исполнительных и порядочных членов нашего общества, зашедших интимно оправиться, а не просто слишком далеко. "Отлично, - улыбнулся редактор,- наши заведения общественного использования испытывают на себе давление фекальных масс, усиленное фонтанированием жидких продуктов распада жизнедеятельности местного некоренного населения, - я слушал и удивлялся точности ума редактора, - от этого и законы наши - говенные. Мы умеем предписывать и не можем исполнять. Наверху у нас имеются слабовраждебные люди, а иные товарищи работают как дураки". 

Утром следующего дня я принес фельетон. В нем обличалось одно предприятие, диспозицирующее возле станции метро. Не более 5-и минут пешеходной работы. Если гулять по окраинам Питера. И что характерно, предприятие - явно вымышленное. По причине графоманских изощрений. Ибо в уборных и нужниках сооружений, стоящих невдалеке и зачем-то оборудованных писсуарами, служители определенного культа развесили баннеры исключительно для мужчин: «В натуре, не льсти себе, подойди ближе!». 

Буквально через час мне предложили новое место работы. На другом, но очень известном виртуальном предприятии. В качестве помощника менеджера по выведению белых пятен инфантильного фольклора. Так что можете заценить. Моё творчество.

«– Ну, ты, лучший из равных – безблагодарный царь иудейский! Сейчас я устрою феерическую расстановку точек толстым способом cool-туры над твоим Новым Заветом! Только не говори вслух, что ты анально не уязвим! – прошипел Понтий и хотел было приказать воинам синедриона, которые неспешно разгоняли стоявшее поодаль гламурно-бомондное быдло, зарядить ружья, не ожидая, когда солнце вырвется наружу из-под penis-того облака, чтобы расклинить этого пидора. Однако, вспомнив зловещий сон жены своей «Щипала жаба гадюку, пока та дремала», ощерился и внезапно заструячил стоящему рядом Титу, укравшему по случаю у какой-то старухи труселя, пулю из именного обреза в его почерневший череп. Из головы Тита заструился жидкий дым и пепел, падая на головы фалломорфирующих аборигенов, жизнерадостно разлетаясь во все стороны, восторженно хлюпая, чавкая и чпокая, бурля и фонтанируя, а затем проступила наружу какая-то лиловая слизь. Тит, этот воровастый выблядок, не упал, облокотился на крест, который продолжал держать Иисус, после чего прерывисто начал валиться на землю, обняв ее скукоженными руками, отчего и закусил уже ненужный ему собственный половой член. 

–Тоже мне – быдлопродукт. Обожди, пацаны скинут свои ссаные портянки и организуют тебе посмертно анальную инициацию девственности, – усмехнулся Пилат, оставив труселякрада с потным членом во рту на земле возле Иисуса. 
Не отстал от Понтия Пилата и Каиафа, метнувший бумеранг в Думаха, второго вандалившего ворюгу. Тот упал наискось, вывернув свою тонкую шею, обломив мгновенно шейные позвонки, хотя и не затих. Чавкая своими оскудевшими губами, Тит о чем-то просил стоявшего рядом римлянина, который от бесприютности своей сырой мысли послал его к Елиозару кур воровать. 
В это время Анна вышиб из дрожащих рук Иисуса крест, которому тот хотел поручить свою недожитую жизнь, вскинул АК-м и заорал, саркастически обесценивая создавшуюся ситуевину своим гнусавым, но зычным дискантом: 
– Царь! Да я тебя еще до твоей смерти прикую наручниками в батарее, обоссу и заплюю! А коли твоя душа под мышкой, то я сей момент ее оттудова вышибу! – и отжал указательным пальцев скобу, разжимая у себя во рту вспотевшую вставную челюсть. – Хули, бялд, тебе не сралось в темноте, назорянин? Тебя даже дети капитана Гранта – эти товарищеские гопники не приняли бы за педофила, а ты – царь, активирующий в объекте своей религиозной инициации христианское мировоззрение! 

В час шестой, когда могло бы смеркаться, хотя и было не до того, остались лежать на Обетованной, которая с ограниченным ресурсом, три тела человеческих подобно трём хрестоматийным мухам, не способным вырваться за пределы проходящей через них плоскости».

 
 


Комментарии (13)     Рецензии (0)

1
 


#3311167 18.05.2017 10:17 NikRed

Приветствую автора. Салют "стареющим пионерам" (с)! ггг

#3311181 18.05.2017 10:57 Александр

"давление фекальных масс, усиленное фонтанированием жидких продуктов распада жизнедеятельности " - собсно по тексту у меня все

#3311215 18.05.2017 12:25 Грин

Пелевин пошел в сценаристы «Вечернего Урганта»?

 

Про сгущенку, испачканные колготки и стеление стенгазеты под себя – неплохой заход, но дальше Остапа пронесло в общественном туалете, возле закрытой кабинки с нацарапанной ногтями надписью – покайся.

#3311216 18.05.2017 12:29 Грин

ответ на комментарий пользователя NikRed : #3311167

Хорошее сравнение, кстати. «666 слов о теории струн», которые бесспорно не проза, и вот этот текст, который, вроде как бы наверное, проза..

Удачный же контраст)

#3311221 18.05.2017 12:38 Александр

ответ на комментарий пользователя Алексей Грин : #3311216

Тут как по мне - вообще спорно, что это что то литературное

#3311241 18.05.2017 13:02 Грин

ответ на комментарий пользователя Александр : #3311221

Ну, таки да)

в смысле, я ж об этом..

#3311242 18.05.2017 13:04 Forest Vamp
Гм... По-моему, читать это не имело смысла.
#3311343 18.05.2017 16:51 Дед Фекалы4

А не показалось ли вам , увколы, что это дико напоминает Марка Твена "КАК Я РЕДАКТИРОВАЛ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННУЮ ГАЗЕТУ"?   Через фекальную  призмуискажённого  авторского переломления, разумеется

я обнаружил в себе желание сочинять всяческие интригующие хохмы и эпатирующие тексты (ц)

 

песпесды заинтриговал

после прочтения текста

появилось желание  у е б а т ь  афтыря чайником по башке

с целью эпатировать и похохмить

#3311410 18.05.2017 21:40 sevu

ггг, хорошо хоть Маргариту давно читал, и сравнить не с чем, разве что со стоном граммар няши, попавшего в клуб любителей олбанского.

#3311411 18.05.2017 21:54 NikRed
Алексей Грин, 18.05.2017 12:29

ответ на комментарий пользователя NikRed : #3311167

Хорошее сравнение, кстати. «666 слов о теории струн», которые бесспорно не проза, и вот этот текст, который, вроде как бы наверное, проза..

Удачный же контраст)

там юмореска, здесь "вроде бы проза"

вопрос-то был в другом, брать ли в итоги на безрыбьи что-то приблизительно подходящее, или нет

я считаю, не брать, без вариантов

Всё путём, пацаны и пацанки.Беспесд/ты, коли возникнет желание, то непременно заходите на audiolit.ru, ибо как обещал Веничка Ерофеев, там можно не приседая, плить в Ильича из нагана и помешивать стволом павилики меж пальцов Комсомолки, и, что самое интересТное, бес злов.

Афтырь 

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться