Кудряшкин

 
25.09.2017 Раздел: проза
 

Серёга пришёл озадаченный.

— Чаёк есть? — спросил он.

— Есть, — говорю я, — сейчас заварю.

Сидим. Пьём чай на Центральном складе монастыря.
Я старший кладовщик. Серёга Тихоненков — мой помощник. Оба трудники, то есть паломники, которые работают уже длительное время во славу Божию.

Серёга был в Чечне. Два раза. Первый раз — на срочной, второй — по контракту. Он выше среднего роста. Сухощавый и широкоплечий. Длинные волосы в мелких кудряшках. Все так и называют его за глаза — Кудряшкин. Говорит он быстро и скомкано. С ним надо поаккуратней — может психануть.

— Где был, — спрашиваю, — на исповеди?

— Ага.

— У кого исповедовался?

— У отца Паисия, — отвечает Серёга и продолжает о чём-то думать.

Молча пьём чай. Серёга вздыхает.

— Как дальше жить, брат ты мой, — говорит он, — не знаю.

— Чё случилось-то?

— Да я говорю отцу Паисию, так мол и так, в мыслях каждый день кого-нибудь убиваю…

Начинаю понимать. Мне становится смешно. Представил, как Серёга рассказывает про то, что мысленно берёт на прицел рабочего Мирзоева, чеченца по национальности. А рядом с Кудряшкиным стоит отец Паисий и, потупив глаза, краснеет.

— Фёдорыч, — говорит Серёга, — вот ты смеёшься, а он мне говорит: «Как ты вообще, Сергий, живёшь с такими мыслями? У тебя, говорит, душа чёрная».

Отцу Паисию 21 год. Он в армии не служил. Пришёл в монастырь когда ещё восемнадцати лет не было. Нежное чистое лицо с каким-то юношеским пушком вместо бороды. Тихий смиренный голос.

«Девственник», — сказал мне Александр Вонифатьев про него. А Вонифатьев всю подноготную про монастырскую братию знает. Любимец отца наместника, с его келейниками дружбу водит и на рыбалку постоянно сопровождает на озеро Селигер.

— Ладно, Фёдорыч, — говорит Серёга и встаёт, — пойду к батяне. Может он чё скажет.

Батяня — игумен Ефрем. Земляк Кудряшкина. У него все предки донские казаки. Отец Ефрем даже по вечерам прогуливается на подсобном хозяйстве в огромной папахе. Душу отводит.

Он и привёз Серёгу в монастырь, когда ездил домой погостить. Кудряшкин тогда мыкался никому не нужный после Чечни в своём Фролово. Один друг детства только помог ему. Взял к себе на работу на цветной металл.

Вернулся Серёга весёлый. Принёс банку варенья и чай.

— Всё, Фёдорыч, нормально! Батяня сказал — покаялся и живи себе спокойно, не забивай голову, а на исповедь благословил ходить к отцу Филиппу.

Отец Филипп тоже воевал, но в Афганистане.

Я уехал домой, а Серёга всё-ещё в монастыре. Принял монашеский постриг и зовут его теперь — Матфей.

 
 


Комментарии ( 5 )     Рецензии ( 1 )

 


#807 03.10.2017 14:13 писарчук
Рассказ «Кудряшкин» просто великолепен. Он поднимает очень важные вопросы. И дело в том, что часто человек не может понять человека только потому, что не варился с ним в одном котле. Молодой священник судит обо всём из своего очень незначительного опыта, и тотчас спешит поставить диагноз. И это страшно, Страшно, когда нетронутость человека оборачивается во вред окружающим. А что касается Кудряшкина – убийство,да и вообще любое зло, очень прилипчиво и заразно. И страшно, когда к нему человека принуждают обстоятельства. Когда он не в силах бороться с искусом. Страшно, когда человек сталкивается с необходимостью убийства в раннем возрасте – лет так до 25-30 когда душа ещё строится, когда она ещё не затвердела в отведенных ей границах. И спасибо автору за такой рассказ. Мне кажется, что этот рассказ достоин быть замеченым.


Чтобы оставлять рецензии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге