Неподобный

 
26.09.2017 Раздел: проза
 

В гостиницу вбежал дьякон Александр.

«Виктор, - сказал он переводя дух, - на половине Неподобного пожар!»

Дьякон Александр — помощник эконома. Он живёт на территории Скита в домике.
Домик разделён перегородкой. На второй половине обитает Сашка Неподобный, трудник с десятилетним стажем. Про него шутят: схи-паломник. Сашка ходит в длинном чёрном халате и скуфье. Вечный кандидат в послушники. Он слывёт придурковатым малым. Может запросто ругнуться матом или врезать кнутом, но это если его разозлить. А так ничего себе человек, и фамилия смешная.


Всего этих домиков, или как их называют по дореволюционной традиции — хибарок, двенадцать в Скиту. Они представляют историческую ценность. В одну из них приходил Гоголь к старцу Макарию. В другой жил преподобный Амвросий, с которого написал Достоевский старца Зосиму в «Братьях Карамазовых».


«Пожар?! - Я отставил кружку с чаем и побежал к коменданту, послушнику Вадиму. - Отец Вадим! Келлия Неподобного горит!»


Вадим выскочил в затрапезном подряснике. Заспанный.

«Виктор, - сказал он, - поднимай всех и звони в пожарку».

Скитские монахи и толпа паломников из гостиницы ринулись к хибарке дьякона Александра. Скитоначальник игумен Тихон тут же. «Господи помилуй», - шепчет он и перебирает чётки на ходу.

Смотрим в окна — внутри всё в дыму. Ничего не видно.

«Там же Неподобный», - сказал отец Тихон.

«Ну чё мы стоим, брат ты мой! - крикнул послушник Вадим. - Надо Сашку спасать».

Послушник Вадим — бакинский армянин. Его чуть не убили во время погромов. Спасли ещё советские мотострелки и на пароме через Каспий эвакуировали в Казахстан. Это сделало его хорошим человеком. И он, не раздумывая, бросился на крыльцо дома. Я за ним. Вадим с силой рванул на себя дверь и вырвал хилый замок.

Такого я не видел никогда: Сначала вырвался дым, потом появилось пламя. Оно свернулось в огненный  ком и стало с гулом разворачиваться огромным ковром на нас.
Вадим в невероятном прыжке,  с места, словно кошка, метнулся в сторону и упал в снег.
Такой прыти я от него не ожидал. И от себя тоже. Я отпрыгнул дальше его.

Но огонь всё же задел меня — опалил полбороды. У Вадима сгорела его длинная коса.

Пламя загудело, стёкла лопнули, и огненные языки вырвались через окна наружу.

Мы стояли этим морозным вечером под звёздным небом и смотрели, как яростный огонь пожирает хибарку.
Круглая луна мертвенным светом освещала Скит. А посередине горел страшный костёр, в котором был наш друг Сашка.

«Да, брат ты мой, - сказал послушник Вадим, - такая смерть...»

Потом приехали пожарные машины. Монастырь находится в 12 км от города.
Мы ждали, когда пожарные найдут останки Неподобного.


«А где я спать буду?» - раздалось у нас за спиной.

Все повернулись.
Александр Неподобный стоял с банным веником в руках и с пакетом, из которого торчали выстиранные вещи.

«Я печь затопил и в баню пошёл…» - сказал он.

«В тюрьме... - тихо сказал игумен Тихон, - в тюрьме ты будешь спать, Неподобный. - А потом сорвался на крик. - В тюрьме, ты понял?»

Уходить из келлии, пока не прогорят дрова в печи, было строго-настрого запрещено.

Ни в какую тюрьму Сашка, конечно, не попал. Его поселили в гостиницу вместе со всеми паломниками. Спустя несколько лет он уехал в Богородицкий монастырь Тульской епархии и стал там послушником. Говорят, долго жить будет.

Нашёлся благодетель из Москвы, который взялся реставрировать за свой счёт, и в конце концов, хибарку восстановили через полтора года.

 

 
 


Комментарии ( 7 )     Рецензии ( 1 )

 


#804 28.09.2017 15:27 писарчук
Рассказ «Неподобный» кому-то может показаться нелепым и даже детским. Но это не так. Это очень полезный рассказ из быта наших монастырей. Именно там – в монастырях – в тех, кто считает себя верующим и вполне восцерковленным, проявляются все грехи. Грех лености и самомнения и прочие. И автор очень деликатно и просто рассказывает о том, как Неподобный проявил своё своеволие во вред всей братии. И то, что его келья сгорела, стало, вероятно, для него уроком. Страшным, но нужным уроком.
Рассказ хорош ещё тем, что его легко читать. Автор пишет просто, не пытаясь, однако, быть оригинальным – однако хорошо рисует то о чём хочет поведать читателю. И даже сомнительный хэппи-энд укращает этот рассказ. Из трагедии он сразу стал скорее притчей, чем рассказом ужасов.


Чтобы оставлять рецензии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге