Отец Патапий

 
07.10.2017 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

«Батюшка, вам какой шампунь?» - спросил кладовщик Саня Вонифатьев.
«А какой есть?» - сказал отец Патапий.

Отец Патапий недавно перешёл к нам из монастыря Смоленской епархии. 
Он большой и рыжий. В очках.
Отец наместник для смирения отправил его на коровник. 
Коровник — это два раза в день ручная дойка. Ибо архимандрит Венедикт слушать не хочет об автоматической.

Поэтому братия, которые несут послушание на коровнике — частые гости на складе. В храме от них не должно вонять навозом.

«Вот «Лесной» хороший - говорит Вонифатьев, - Отлично запах отбивает».
«Давай, - сказал отец Патапий, потом посмотрел на складской электросамовар. - Чаем не угостите?»
«Да-да, батюшка. - Засуетился Вонифатьев. - Виктор, тащи ещё кружку».

Я принёс кружку побольше.

Батюшка благословил ястие и питие. Сидим пьём чай с сушками.

«Я видел, - сказал Патапий, - отец Михаил с иноком Савватием на «буханке» ещё до полунощницы уехали. Куда их в такую рань понесло?»
«В зону, - сказал Вонифатьев. - Они в Сухиничах колонию окормляют. Но со склада ничего не берут. Духовные чада отца Михаила пожертвования приносят».

Отец Патапий задумался. Потом говорит:

«Я тоже в Смоленской епархии в колонии служил».
«Ну и как?» - спрашивает Александр.
«Строгий режим, - говорит Патапий. - Сначала непривычно было».

Иеромонах помолчал и стал рассказывать:

«Служу первую Литургию в этой зоне. 
Перед Богослужением исповедовал зэков. После Евхаристического канона выхожу из алтаря с Чашей. Встал. Жду когда начнут подходить допущенные до Причастия.
А народу битком. Одно помещение в жилой зоне переоборудовали под храм. Освятили, и вот я служу там первую Литургию.
В общем, стою, жду. Но никто не подходит. Я понять ничего не могу. У меня уже рука устала Чашу держать. 
Тут староста храма, из осужденных, тихо так говорит: «Батюшка, здесь обиженные есть». 
«Какие, - говорю, - обиженные?
«Ну, опущенные, - поясняет староста. - А Чаша одна».

Смотрю я на эти лица и не знаю что делать. 
Причащать из разных Чаш, разделяя на обиженных и необиженных — не по Церковным канонам. 
Стою и молюсь в уме: «Боже, помоги. Вразуми меня, Господи!»

И тут, сам не знаю почему, пришли ко мне такие слова: 
«Вы, - говорю, - живёте по волчьим законам, а я живу по законам Божиим. Кто хочет подходите, кто не хочет — не надо».


Лицо отца Патапия стало строгое. Он как-будто опять оказался в той зоне строгого режима.


«И они стали подходить к Чаше, - продолжил он рассказ. - Все причастились. Как-то само собой так получилось. И не знаю, как они распределились. Никто словом не обмолвился».

«Ну, ладно, - сказал отец Патапий, допив чай. - Скоро дойка. Идти надо».

И ушёл, тяжело ступая.


Спустя десять лет я был на Пасхальной службе в селе Ильинском. 
После Богослужения все пошли разговляться на праздничную трапезу с иереем Александром. Среди нас было несколько человек приехавших с Донбасса.

«А помнишь, - говорят они между собой, - отец Патапий выстрелил, когда пистолет чистил?»
«Ха-ха! Конечно помню! Мы спали тогда. Укры, думаем! Вскочили все. А Патапий - это я нечаянно».

«Отец Патапий, - подхожу к ним, - это такой здоровый, рыжий батюшка с Оптиной пустыни?»
«Ага, - говорят, - точно!»
«Так он, - спрашиваю, - сам, что ли воюет?»
«Нет, - говорят ополченцы, - служит священником, да помогает оружие чистить и магазины забивать. Весёлый такой».

«Вы живёте по волчьим законам, а я живу по законам Божиим», - вспомнил я слова отца Патапия.

 
 


Комментарии (2)     Рецензии (0)

1
 


#3364176 08.10.2017 11:40 ХЛМ

В эту скучную нудоту ещё и политоту приплести, фу таким быть

#3364177 08.10.2017 11:40 ХЛМ
1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге