SYSTEM. 1

 
07.10.2017 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

Муравей забрел в бетонные лабиринты. Туда, где крыша высоко, а стены уходят в невидимое небо. Где раньше было много вкусного, но остались только бетонное крошево, пыль и бесконечные кучи хлама, делавшие дорогу муравья вечным путешествием по пустыне.

Пора было обследовать, что здесь изменилось со вчерашнего дня. Да было ли это «вчера» или его путь продолжался целую вечность?

 

Мятая каска давила Артему на лоб. Раньше, когда ее только положили на склад, там, наверное, была небольшая прокладка. Поролон, зашитый в полоску ткани, скорее всего.

Нет его больше. И армии, чьи солдаты носила такие каски, тоже нет. Через столько лет – иди пойми, как оно там все было?

Уже и не важно.

Артем привычным движением поправил каску и сдул неведомо откуда приползшего муравья с рукава. Потом медленно повел стволом странного на вид оружия по отведенному сектору. Слева направо, потом обратно.

В оптику были хорошо видны торчащие выбитыми зубами огрызки стен, местами пробитые снарядами, несколько сгоревших автомобилей, какие-то рваные тряпки прямо посреди дороги и почти целый павильон с непонятной надписью «ШАУР…» на углу бывшей улицы. Павильон на вид ничего, даже стекла кое-где уцелели, только крыша проломлена. Из провала косо торчало корнями вверх давно засохшее дерево, словно невиданный архитектурный элемент. Памятник абстрактному злу работы Дали. А дальше, насколько хватало пятикратного прицела – такие же развалины, куски бетона с выгнутыми щупальцами арматуры, сгоревшие машины и темные свечки деревьев.

Зрелище вызывало неясную тревогу.

- Тема, доклад! – тихо раздалось справа, от позиции старшего группы. В начинавшихся  сумерках самого командира среди наваленных ящиков и остатков мебели в соседней комнате видно не было. Хорошая позиция, куда лучше куска стены с подоконником, за которым засел сам Артем.

- На месте! – так же негромко отозвался Артем. – У меня чисто.

- Понял, продолжай наблюдение, - Борисыч вздохнул и замолчал.

Два дня назад в их группе было семь человек, сейчас осталось трое. Сам Артем, Санек, прятавшийся немного левее и этажом ниже, почти у дороги, и Борис Борисыч, командир. Оружие захватчиков, которым пользовались и они, и люди, не оставляло раненых: достаточно было небольшой раны – и все. Человека от попадания луча надувало изнутри, все внутренности разлетались на куски. Кстати, от таких же попаданий на самих варанах - только сильный ожог. Крепче людей они, что ли, хоть и рептилии?

Странно это все было…

Засела группа сейчас в развалинах, оставшихся от какой-то многоэтажки, удачно использовав бывшие оконные проемы. Артем опять задумался. Что он помнит? Три недели здесь, а до этого? Ребята сказали, что контузия у него была, когда подобрали, он бредил, имена незнакомые называл, а как в себя пришел – ничего не помнил уже. Чистая оперативка, словно комп перезагрузили.

Комп? Опять никому не понятное слово. Вот всплывает в памяти что-то, а что означает? Бог весть.

- Темка! – Это уже Санек окликнул снизу. – Не спи!

- Ну, чего?

- Идут, гады! Я фонари видел, слева подходят.

Артем засопел, быстро поворачивая ствол левее, где улица заворачивала в сторону бывшего центра. Ага, отсвечивает что-то. Идут, идут…

Вот сволочи! Впереди отряда традиционно шел человек. На этот раз – худенькая девушка, не поднимавшая головы, с плакатом на груди «НЕ СТРЕЛЯТЬ! МИРНАЯ МИССИЯ». Буквы слегка светились зеленоватым покойницким оттенком. Девушка мотнула головой – ей явно мешала веревка на шее, державшая плакат, - и продолжала идти по дороге, обходя глубокие ямы. За девушкой шла цепь варанов, в полной форме, странных вытянутых шлемах и, конечно, с оружием в передних лапах. Короткие хвосты, торчавшие сзади, нервно дергались. Мирная, конечно же… Гуманитарная.

- Без команды не стрелять! – прошипел старший. – И, это… Девушку постарайтесь не задеть.

- Принято, - почти дуэтом откликнулись бойцы.

За первой цепью врагов показалось еще несколько. Многовато для троих, многовато… Потом показался один из шагающих танков – жутковатого вида бронированных крабов, почти беззвучно перемещавшихся по развалинам города. Теперь точно – уходить надо. Против краба три их ствола – ерунда, а умирать без толку никак не хотелось.

- Лежим тихо! – снова подал команду Борисыч. – Мы им ничего не сделаем, а если заметят…

Девушка с плакатом все-таки споткнулась, едва не полетев в воронку прямо посреди дороги. Вараны оживились, начали водить стволами, словно прицеливаясь сразу во все стороны. Точно, нервничают. Силы добра…

- Второй краб! – комментируя и так понятную картину, сказал Санек. Капитан Очевидность и Человек-Паук в одном флаконе.

Стоп, стоп, стоп! Опять непонятно кого вспомнил? Какие капитаны-пауки? И почему, собственно, силы добра?! Артем судорожно сглотнул слюну и привычным уже движением поправил каску.

Девушку уберечь не удалось, но вины группы в этом не было. Из-за павильона с бывшей едой для бедных еле заметно мелькнул синий луч, скашивая первые две цепи варанов. Плакат вместе с носительницей тоже вспыхнули, срезанные косой молнией почти пополам.

- Идиоты… - сказал Санек. – Их сейчас покрошат, а потом пройдутся по нашей засаде. Борисыч! Или стреляем, или бежим, нехрен отсиживаться!

Вараны залегли прямо на грязный асфальт и начали стрелять в ответ. Павильон с одного края уже дымился. Буквы «ША» на вывеске вспыхнули, как бумажные.

- Краба завалим? – откликнулся старший. – Хоть одного, а?

- Чем, командир? Нашими пукалками? – Артем поглядывал через прицел на суетливо стрелявших врагов, на выступавшего из-за угла первого краба и башню второго, качавшуюся в сотне метров дальше. – Сваливать надо!

- Сдохни, тварь! – протяжно заорал кто-то из-за загоревшегося павильона, уже неприцельно стреляя по дороге синими лучами. На асфальте от них оставались выжженные полоски, чуть зазубренные, как следы на мокрой дороге от велосипедных шин.

Враги молча переползали в стороны от горящего здания, давая место для разворота полностью готовому к бою крабу.

«Какие велосипеды, какие шины?!», - грустно подумал Артем.

Краб в прицеле был виден прекрасно, но стрелять в него не имело смысла. Зеркальная броня легко отражала лучевые удары, тут гранатомет бы… Гранатомета под рукой не было, дефицитная штука. В городе сейчас проще ящик золота найти, чем базуку.

- Уходим, ребята! – наконец-то определился Борисыч, ужом выползая из-под груды обломков мебели. – Санек, аккуратно! Тебя могут заметить.

Краб покачал мощными лучеметами, встав на позицию и дал залп из трех стволов сразу. Торговый павильон вместе с торчавшим деревом и борцом за людей мгновенно превратился в дым и брызги оплавленного металла, только оплавленное пятно и напоминало, что там что-то было.

- Саня, уходим, быстренько! – Борисыч уже прополз мимо Артема, дернув того за рукав. Сам Артем рванул к себе ствол и тоже упал на грязный пол. Со стороны Сашкиной позиции послышался тихий колючий треск, все на миг озарилось синеватым отблеском.

Борисыч вскочил и рванулся из комнаты к разбитой лестнице без перил, Артем следовал за ним. Ждать Саню не имело смысла – попали, значит все.

Быстрые похороны. Кремация от вараньего бога.

Когда они выбегали из подъезда, лишенного дверей и козырька и оттого похожего на нору большого животного, высоко над головами уже раскрывались вееры лучей: краб методично обстреливал их дом, стараясь накрыть остатки засады.

- Сука, чуть не ослеп. Во дворы давай… Ищем подвал! – пропыхтел на ходу Борисыч, закидывая оружие за спину. – Иначе - как Санька, на месте!

Артем молча бежал рядом, сберегая дыхание. Что тут говорить? Бежать, только бежать. Злиться, горевать и думать – это уже потом.

Подходящий подвал нашелся далеко, почти в километре от места их засады. Вараны не просто разбомбили дома, когда захватывали город, - они тщательно заливали подвалы и годные для укрытия места чем-то, напоминавшим строительную пену, за считанные мгновения превращавшуюся в чуть пружинившую плотную массу. Только иногда находились хорошие укрытия, да и там обычно кто-нибудь уже жил.

Так и здесь – снеся прикладом ветхую дверку, Борисыч резко остановился. Возле его лба нервно покачивался ствол короткого автомата, даже не армейского, а из старых полицейских запасов.

«Абакан» или что-то вроде.

- Стоять, мужик! – хрипло прокаркал пропитой голос. Даже не разберешь: мужской или женский. – И бойцу скажи, пусть оружие кладет.

Артем посмотрел на разом окаменевшую спину командира и опустил ствол.

- На землю положи! – ворчливо сказал тот же голос. – И ногой его… Толкни в сторонку, ну!

Обладательница голоса и автомата оказалась толстой старухой, замотанной в разносортные тряпки, с совершенно седыми волосами и здоровенной бородавкой на щеке. Глаза у нее были бешеными, с такой и без оружия спорить не станешь. Обезоружив обоих бойцов, она привычным движением закинула их стволы на плечо, и кивнула в сторону выбитой двери, так же держа обоих на прицеле. Борисыч пожал плечами и полез в подвал, Артем последовал за ним.

- Аккуратней там! Вояки… - хрипло пробубнила старуха, осмотрела окрестности и полезла вниз следом по ступенькам, не забыв прислонить выбитую дверцу на место.

Скудный вечерний свет проникал внутрь из маленького окошка под потолком, освещая небольшой пятачок у лестницы, от которого в стороны уходили проходы. В подвале обнаружились еще двое – сидевший на ящике в углу старик, похоже, совершенно слепой, судя по неуверенным движениям, и лежавшая на матрасе, брошенном прямо на пол, женщина. Она была закутана в грязные одеяла и никак на явление двух новичков не отреагировала. Старик держал в руках большой кухонный нож, стараясь понять, где находятся пленники и как бы удачнее в них ткнуть, в случае чего.

- На пол садитесь, диванов тут нет! – буркнула старуха и бросила захваченное оружие в угол, на кучу пустых бутылок, пакетов и коробок. – Чего приперлись?

- От варанья бежим… - неопределенно ответил Борисыч, устраиваясь поудобнее на земляном полу, под толстыми ржавыми трубами. Старик, услышав голос, повернул голову в его сторону и приподнял нож.

 - Так от них все бегут… - неопределенно ответила старуха, ловко достала из темного угла ящик и уселась на него. Автомат по-прежнему был направлен куда-то между Борисычем и Артемом.

- Да мы с ними воевать пытались, - так же неуверенно сказал командир и вздохнул.

Словно в ответ лежавшая под грудой одеял женщина застонала и завозилась. Стало видно, что у нее длинные вьющиеся волосы, а лица Артем не рассмотрел.

- Чего тебе, Наташенька? – спросил старик.

- Пить… Дай пить, Захар Иваныч… - глухо и почти неразборчиво ответила женщина.

Старик привстал, отложил нож на пол, наощупь (ну точно – слепой…) взял стоявший на железной решетке помятый чайник и опустил носиком к лежавшей. Почти попал в рот, разлив несколько капель на одеяла.

- Лихорадка у нее, - мрачно сказала старуха. – Скоро отойдет, лечить-то нечем. Давайте так… До утра сидите у нас, а потом идите.

- Куда нам идти? – спросил Артем. Его немного знобило – и от неудачного боя, и от холода подвала. Надоевшую каску он снял и положил на колени.

- Да куда хотите, моя, что ли печаль?

Негромко лязгнул поставленный стариком на место чайник. Настала тишина, в которой отчетливо слышалось прерывистое дыхание умирающей.

Свист – пауза – снова свист. Как будто старый насос.

- Нам бы штаб их найти, бабуля. Ну, гнездо. Как вы их тут называете, - негромко сказал Борисыч. – Хоть что-то сделаем, а то почти вся группа напрасно легла.

- Штаб… - прошамкал слепой, снова нащупывая на полу нож. – Гнездо… Сдохнете вы там, да и все.

- Сдохнем… - ответил Артем. – Но хоть не зря!

- Смерти нет, - внезапно чистым, хорошо поставленным голосом сказала лежавшая женщина. – И жизни тоже нет. Ничего нет, кроме потока чистого разума, создающего себя из себя самого и смотрящегося в зеркало небытия, творя бытие. После нас будут те, кто были перед нами, а до нас не было ничего. Это все рябь на поверхности, в которую попала упавшая веточка…

- Откуда упавшая? – немного испуганно уточнила старуха, даже опустившая от удивления автомат.

- С дерева, конечно, - как само собой разумеющееся ответила женщина. – С того предвечного дерева, на котором и растет все, что происходит. Древние звали его Иггдрасиль. На нем сидят вороны, зорко наблюдающие за всеми изъянами этого мира, чтобы не допустить их повторения в своем сияющем зазеркалье. Когда мы приходим в этот мир, маленькая часть вечности отщепляется от самой себя и начинает смотреть со стороны. Это для того, чтобы птицам не было скучно наблюдать. Рождаясь, мы считаем себя индивидуальностями, хотя никто не озадачивается вопросом: почему? Никто не спрашивает: как? Все молчат и обдумывают свои маленькие проблемы, считая их решение необходимым. А проблем – нет, так же, как и рождения, так же, как и смерти. Забудьте все и остановите течение мысли, только так можно избавиться от страдания, только так…

К концу речи звонкий и четкий голос женщины превратился в неразборчивый шепот, снова перешедший в свист.

Артем поежился. Ему показалось, что с ним разговаривал кто-то высший, знающий ответы на незаданные вопросы. Другой вопрос, что он ничего толком не понял.

- Аминь, - внезапно подвел итог слепой старик, окончательно отложив нож на пол. – Серафимовна, разожги костерок, хоть горячего хлебнем.

Старуха пристально посмотрела на пленных, не глядя сунула автомат в ту же кучу, где валялось их оружие и вытащила откуда-то из глубины своей одежды красную пластиковую зажигалку.

- Ты давай за трубами поищи – там доски были и еще какая-то дрянь, тащи все сюда! – распорядилась она, глядя на Артема. – Замерзли, небось?

- Замерзли, - согласился он и полез вглубь подвала, почти наощупь отыскивая подходящее топливо. Было холодно и как-то очень грустно.

Хотелось выпить.

- Слышь, командир, - спросила старуха, когда костер уже разгорелся. – А что вы, военные, их варанами называете? По мне – ящерицы они и есть ящерицы.

Борисыч прикусил губу, но Артем тоже смотрел на него с вопросом.

- Ну, так это… Когда вторжение началось, кто-то предложил. Мол, большие очень. Вот так и прижилось, что вараны.

Серафимовна вздохнула и ничего не ответила.

 

Утром старуха отдала им оружие, мелко перекрестила каждого, шепча что-то под нос. Привычный свист из-под одеял лежавшей женщины уже не слышался, но на вопросительный взгляд Борисыча – помочь, мол? - старуха поджала губы и показала на выход. Делать нечего, пришлось идти.

- Гнездо-то где? – уже с верхней ступеньки спросил Артем.

- Со двора выйдете, налево, там улица. По ней прямо три квартала, до развалин синего дома, мимо не пройдете, во дворе этого дома они и сидят. Не шумите только, может, и подберетесь, - сухо ответила старуха. – Прощайте!

Артем кивнул в ответ, поправил каску и пошел за Борисычем, уже внимательно осматривавшим руины, возле которых они ночевали.

- Налево со двора, два квартала прямо, синий дом. Там, - четко доложил Артем. – Велели не шуметь.

- Конечно, чего ж мы шуметь будем? Мы туда тихонечко, незаметно так… - старший посмотрел на единственного оставшегося бойца группы. – Гранат бы пяток, а лучше огнемет. И в упор там… Порядок навести. Ладно. Слушай мою команду: пойдем дворами, на улицу не лезть. Гнезда у них типовые – вход, типа как труба, потом общий зал. От зала во все стороны норки. Они везде так строят. Главное – завалить их командира, по разведданным это какой-то босс местный. От обычных варанов командир отличается чем? Правильно! Черные доспехи. У остальных они серые. Да, у него и шлем черный тоже. Не ошибемся!

Артем согласно кивал.

Очень хотелось плюнуть на все и идти в совсем другую сторону, куда-нибудь за город, где, говорят, никаких врагов годами никто не встречал.

- Если меня подстрелят, Тема, забери вот эту штуку – пригодится, - Борисыч показал висящий на поясе предмет, больше всего похожий на фонарик. – Это… Ну, типа меч, что ли, лазерный. На кнопку нажал – метровое пламя. Как лучемет, только палка. Режет все, что хочешь, жалко заряда на пару минут, а так бы цены ему не было.

- Это я буду как… джедай? – легко выговорив непонятное самому слово, откликнулся Артем и сам удивился.

- Как кто? А, да неважно! В общем, оружие это... Их, естественно, - командир даже удивляться незнакомому словечку не стал, просто неопределенно махнул головой вбок, имея в виду врага. – Я у Санька выменял. Он почему-то не любил такие штуки, а мне - нравятся.

- Договорились, шеф! – Артем подумал, что лучше бы не пригодилось, но говорить больше ничего не стал. Они уже перешли улицу и пробирались по темным, заваленным обломками зданий, деревьев и машин дворам. Варанов видно не было, людей, впрочем, тоже. Из подвалов и дверей подъездов выпирали застывшие облака пены – здесь все качественно залили, обезопасились.

- Вон он, похоже, дом-то синий! – остановился Борисыч, настороженно поводя стволом. – Соседний двор. Внимательно теперь!

Ага… А до этого была легкая прогулка…

Артем поудобнее перехватил свой ствол и, слегка пригнувшись, пошел к арке между домами, висевшей на остатках стен. Борисыч точно так же начал красться с другой стороны. Враги – зверье странное. Вроде, разумные, оружие у них мощное, крабы, мобили непробиваемые, а посмотришь иной раз – бестолочи. Так, никаких часовых они не ставили, в головы их длинные даже не приходила такая идея.

Есть шанс попасть в гнездо, есть, а вот обратно выбраться…

Во двор они зашли почти одновременно и резко остановились. Сглазил Артем или появились у захватчиков мудрые головы – неизвестно, но перед входом в гнездо, напоминавшее гигантский трехэтажный муравейник из обломков бетона, стоял часовой. Обычный, раз в серых доспехах, и с оружием.

- Хорошо… - тихо сказал Борисыч и выстрелил.

Синяя молния ударила в грудь ящерицы-переростка. Часовой упал и начал биться в судорогах, разрывая на себе форму когтистыми лапами. Делал он это почти беззвучно: речь у захватчиков больше всего напоминала негромкое шипение и пощелкивания, а кричать они, судя по всему, вообще не умели.

- Тема, давай бегом к входу! – приказал командир уже на ходу. – Пригнись только. Там в общем зале может быть еще кто-то, а в норах они спят, стреляй, не тормози!

Неровное пятно входа и короткий коридор, пропахший острым змеиным запахом врага, они проскочили за пару секунд. И, едва вбежав в общий зал, Борисыч выпрямился во весь рост и словно застыл. Попали? Артем с ужасом увидел, что в спине у командира появилось обугленное отверстие – хоть кулак засовывай.

- С-с-суки, - ровным, но каким-то не своим голосом сказал Борисыч и упал лицом вниз. Артему было не до него – короткими выстрелами пришлось быстро жечь трех злых на него варанов. Один из них держал в лапе что-то типа пистолета, из которого и застрелил командира, два других были безоружны.

Не ожидали, наверное, нападения, расслабились.

В воздухе остро воняло паленой плотью, кровью и чем-то затхлым. На останки Борисыча было страшно смотреть: казалось, что внутри разорвалась граната. Пояс с лазерным мечом лопнул и валялся неподалеку от трупа. Это было к лучшему, потому что снимать что-то с расплескавшихся по полу кусков тела Артем бы не смог. А так – наклонился и вынул из футляра.

Вроде и привык за эти недели к смерти во всех видах, а все равно – мутило.

Из освещенного через дырки в стенах на высоте второго этажа общего зала вело множество нор – десятка три, не меньше. Артем остановился, пытаясь понять, что делать дальше. Лезть в каждую? Оттуда могли выстрелить, да и темнота там, кого рассмотришь?

Сунув джедайский меч по-простому за пояс, он поднял оружие погибшего командира, вышел в центр зала и начал стрелять с двух рук, стараясь попасть в как можно большее количество нор. Со стороны Артем подумал, что похож на Джеки Чана в роли бога смерти.

Джеки - кто?! Впрочем, потом, потом.

Вонь стала невыносимой, из некоторых нор, в которые Артем уже выстрелил, высовывались лапы, длинные морды, доносилось нервное пощелкивание.

- Не нравится, твари? – бормотал он себе под нос, методично отстреливая пытавшихся выбраться. Воздух пересекали синие молнии – от центра в стены, как спицы безумного велосипедного колеса. – Правда, не нравится?

Дальше Артему просто повезло – он сместился из центра гнезда к стене, чтобы добить двух особенно живучих ящеров, без формы и шлемов напоминавших самых обычных земных рептилий, только ростом под два метра, когда сверху обрушился темный ком. Сперва показалось, что обрушилась часть потолка, но потом ком развернулся и оказался тем самым, в черных доспехах.

Черный силуэт стоял неподвижно, сжимая в когтях рукоятку меча. Потом нажал кнопку и в воздухе появился метровый столб багрового пламени. Прав был командир – «как палка и светится». Артем выстрелил из лучемета, но черному достаточно было слегка качнуть своим мечом, чтобы выстрел отразился и ушел в потолок. Бросив оба бесполезных ствола на пол, Артем вытащил и включил свой меч. Его пламя было почему-то зеленым, того густого цвета, который приобретает листва деревьев к концу лета.

- Врешь, не возьмешь! – рука привыкала к новому оружию, почти невесомому после ствола, но дававшему какую-то непонятную уверенность. Махнув пару раз в воздухе мечом, Артем понял, что пламя не просто режет, но и создает в движении какое-то подобие защитного поля. Как шлейф оставался, что ли.

- Аршшшммм! – довольно внятно сказал черный и бросился в атаку, стараясь разрубить своим жутким багровым пламенем Артема.

Внезапно в гнезде послышалась музыка. Что-то несомненно симфоническое, очень тревожное, заставляющее бояться и трепетать всем телом. Артем невольно обернулся и чуть не пропустил первый удар. Красное пламя стеной ударило рядом с ним, едва не отрубив руку с мечом. Черный чуть споткнулся на брошенном стволе, поэтому промахнулся.

Повезло, просто повезло… А что, если?...

Оба меча столкнулись в воздухе. Артем увидел, что они равны – ни разрубить чужое пламя, ни отклонить его не получалось. Противники стояли почти неподвижно, в воздухе танцевали только два цветка пламени, то размазываясь яркими веерами, то возвращаясь в прежнее состояние полос огня. Музыка становилась все тревожнее, словно подводя бой к крайней черте.

Артем свободной рукой сдернул с головы страшно мешавшую каску и бросил ее вниз, под ноги черному. Пот заливал глаза, дико хотелось пить.

Почему-то он страшно разозлился – перед глазами стояла красноватая пелена гнева, мешавшая биться в полную силу. Тело изнутри распирало странное чувство мощи пополам с ужасом. Непонятно было, что так взвинтило нервы, но Артему не терпелось найти точку приложения этой грозившей порвать его силы.

- Ничего нет, кроме потока чистого разума, создающего себя из себя самого и смотрящегося в зеркало небытия, творя бытие! – произнес чей-то звонкий чистый голос, перебивая музыку. – Отринь гнев и освободи себя от греха.

Враг тоже услышал голос. Он повертел вытянутой мордой, оглянулся, не прекращая двигаться и споткнулся, наступив на каску. Артем неловко, как ему показалось, махнул своим зеленым мечом, припадая на одно колено, и наискосок разрубил врага. Черный замер, выронив свой меч на пол. Косой дымящийся разрез от шеи до бедра кого хочешь остановит. Это да, это уж - несомненно.

Музыка внезапно стихла на середине очень низкой ноты. Словно ударил и сам к себе прислушался невидимый колокол.

Бом-м-м-м – и все.

Зал гнезда залил белый свет, яркий и неживой, как на цирковой арене, куда направлены десятки прожекторов. Очень быстро свет ослепил Артема, он уже не понимал, где и зачем стоит. И стоит ли?

Исчезло пламя мечей, стены гнезда, пол под ногами. Ему казалось, что тело парит в воздухе, медленно ложится на незримую подушку из мучительно-белого света, начинает вращаться по часовой стрелке, все быстрее и быстрее. Сквозь пелену света начали слышаться далекие неразборчивые голоса, тише, громче, снова тише. Так могло продолжаться долго, целую вечность, если только не…

- Забудьте все и остановите течение мысли, только так можно избавиться от страдания, только так…

Другой голос, низкий, мужской уверенно произнес непонятное:

- Очень неплохо. Ткач прошел первую ступень. Выключайте.

 
 


Комментарии (11)     Рецензии (0)

1
 


#3364188 08.10.2017 12:50 ХЛМ

Ощущение, что уже читала...И вот эта девушка, и "пить хочу"

#3364189 08.10.2017 12:50 ХЛМ

Продолжение в профиле.

#3364232 08.10.2017 15:46 писарчук

Смесь фантастики с реальностью

#3364272 08.10.2017 19:06 shilova

А тут уже роман/эпопея какой-то;) сейчас не асилю 

 

M. SH 

#3364443 09.10.2017 00:21 Грин

Довольно неумелая поделка, причем скопированная с далеко не лучших образцов поп-фантастики.

 

 

#3364453 09.10.2017 09:21 Дед Фекалы4

Кибер-баталлистика.  Имхо, душевно резонанснулось с недавно перечитанным "Санькя".

Годно для  современных пубертатов, если есть такие, кто ещё тексты читает

#3364460 09.10.2017 11:11 sevu

"Жестокая голактика" плавно стекающаяся в "Матрицу", попутно отдавая дань "Сердцам в Атлантиде", всё бы ничего, только женский стиль повествования напрягает. Мужыка негром в соавторы не пробовали взять?

#3364522 09.10.2017 13:11 Forest Vamp

Пурга больного сознания

дооооаа , рептилойды на окладе у госдепа во всём виноваты, инфа 146%!11

#3364893 10.10.2017 13:57 shilova

выкладвать главы из романов  (а также - синопсисы романов) - как показала практика, неблагодарное дело на сайте.

но написано хорошо, картинка, сюжет, язык - все есть. не соглашусь с комментаторами. но и спорить лень, да и не люблю

 

M.SH
 

Понравилось. Когда-то в молодости сам нечто подобное пробовал написать.

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге