Автор: Smeklof

Жить ярче! Глава 1.

 
12.10.2017 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

Глава 1. Черный кот.

 

Глупо замирать посреди улицы, но он выглядел точь-в-точь как во сне. Такой же родной и притягательный, единственный и необыкновенный. Повинуясь напряженно заколовшему сердцу, Настя сделала шаг. Девушке казалось, что парящий неподалеку купидон достал стрелу. Натянул тетиву и прицелился. Солнечные блики брызнули на оперенье. Необузданное чувство слетело с лука, пронеслось над серой бесчувственной толпой и врезалось в ее грудь. Внутри все сжалось. На короткий миг образ стал еще ярче и прекрасней, но стрела любви неожиданно отскочила и упала в грязь. Потерявшись среди десятков ног случайных прохожих.

Она потянулась за незнакомцем, пытаясь продлить чудесные ощущения, но опаляющего чувства больше не было. Осталась пустота.

– Ты чего? – удивилась подруга.

– Показалось.

– Давай поторопимся, а то перерыв скоро закончится, а я есть хочу.

– Успеем.

Настя перепрыгнула через низкое ограждение и вышла на трамвайные пути.

– Давай здесь перейдем! – крикнула она, оборачиваясь.

Мимо ларьков тянулся бесконечный поток людей. Сжатые, угрюмые лица. Скованные движения. Усталые мысли. Вместо подруги стоял притягательный незнакомец. Он обиженно покачал головой, и насмешливо проговорил:

– Нельзя быть такой легкомысленной, везение отпугнешь!

Издалека тревожно зазвенел колокольчик, и заскрипели колеса.

Настя повернулась. Трамвай накатил и сбил с ног. Она даже увидела испуганное лицо водителя.

Темную пелену и боль отогнал чужой голос.

– Сходите?

Она почувствовала, что ее трясут за плечо, и испуганно обернулась.

– Сходите? – повторил сухой старик, с осуждением глядя на ее отсутствующий вид. – Встанут у дверей и стоят! – громко добавил он и, оттеснив Анастасию, пролез к выходу.

Она ошарашенно огляделась, пытаясь понять, где находится и что тут делает. Автобус дернулся с места. Пришлось хвататься за поручень, чтобы не упасть. Что произошло? Она что, уснула?

Анастасия встряхнула головой, разметав копну каштановых волос. Стоя только лошади спят, и то когда чего-то боятся, чтобы в случае опасности быстрее убежать. Но лучше признать, что это был сон, даже согласиться со званием «кобылы», чем хотя бы на секунду представить, что видела галлюцинацию.

На работе начало сезона. Все носятся, как оголтелые. В институте последний семестр, а потом диплом. Еще бабушка заболела. Пришлось занимать деньги на лекарства, своих не хватило. Цены на таблетки умопомрачительные, будто выпьешь и сразу поправишься. Еще эта геркулесовая диета. Так есть хочется, что уже сил никаких нет. Может, видение от нехватки витаминов?

Анастасия помотала головой. Нет. Все-таки не да такой степени еще оголодала.

Она вышла на следующей остановке. Из офиса сегодня отпросилась. Начальник недовольно пожевал губу, но отгул, после обещания отработать, все-таки дал. До института придется топать через парк, не ехать же еще на другом автобусе. Идти пешком, а потом слушать нудную консультацию жутко не хотелось, но Анастасия успокаивала себя, что это в последний раз. Скоро защита диплома и конец мучениям.

Она устало вздохнула и свернула на заваленную желтыми листьями аллею. На скамейке сидел молодой человек, поглощенный толстой потрепанной книгой. Анастасия невольно присмотрелась. Острые скулы и нос с едва заметной горбинкой что-то напоминали.

– Родной и притягательный? Единственный и необыкновенный, – удивленно прошептала она и остановилась.

Анастасия огляделась, ожидая увидеть переливающийся силуэт купидона. Сама над собой посмеялась и подошла к скамейке.

– Извините, вы из нашего института?

Молодой человек недовольно оторвался от чтения и, подняв глаза, замер с открытым ртом.

– «Не везет», – подумала Анастасия. – «Родной, единственный, но недалекий».

Она уже хотела уйти, но он прочистил горло и хрипло сказал:

– Я тебя во сне видел.

Сердце сжалось. Анастасия почувствовала вонзившуюся стрелу.

– Берегись! – раздался испуганный голос сопровождаемый звоном колокольчика.

Она повернулась, успев подумать: «Откуда в парке трамвай?». Велосипедист пытался повернуть, но руль прокручивался. Анастасия не успела отскочить и от удара ее отбросило назад. Она упала, ударившись головой об чугунную урну.

– Не везет! – просипел молодой человек.

Снова темнота.

– Просыпайся! Вставай, лежебока, на работу опоздаешь!

Настя повернулась, не отрывая голову от подушки.

– Я отпросилась, – пробормотала она, и испугалась собственных мыслей.

Бывает, снится, что спишь, но два раза увидеть во сне настоящую любовь и умереть – это уже чересчур.

Она вскочила, оглядываясь. В комнате ничего не изменилось. Все по-прежнему, компьютерный стол, встроенный шкаф и столик с телевизором. Окно занавешивают те самые недавно купленные шторы.

Настя пригладила растрепанные волосы. Институт она давно закончила, и никакого парка рядом с ним никогда не было. Да и где в наше время стоят чугунные урны, разве что на ВДНХ. Что за ерунда приходит во сне?

Она встала и потянулась. Накинула халат и вышла в коридор.

– Ну, наконец-то! – крикнула с кухни мать. – Поторопись. Завтрак я сделала, но времени уже много.

– Я быстро, – соврала Настя, и заперлась в ванне, пробурчав. – Заболеть, что ли?

Она разочаровано посмотрела на помятое отражение в зеркале. Чуть курносый нос. Немного пухлые губы. Слегка раскосые глаза. Все в ее внешности имело приставку «пере» и не стремилось к совершенству.

Настя включила воду. Набрала в ладонь и, закрыв глаза, окатила лицо. Вздрогнув, то ли от дверного звонка, то ли от ледяного умывания, она поморщилась. Кого принесло с утра пораньше?

– Открой! У меня руки грязные, – попросила мать.

Настя недовольно вышла из ванны в прихожую. Заглянула в глазок и чуть не вскрикнула. За дверями, переступая с ноги на ногу, нетерпеливо пританцовывал парень из сна. Так ведь не бывает? От него одни беды. Сначала трамвай, потом велосипед. Что дальше? Кран с шаром как в "Ну, погоди!", и дом в щепки?

– Кто там? – не своим голосом спросила она.

– Сосед новый! – крикнул молодой человек. – Не сверлите, пожалуйста, у меня штукатурка с потолка сыплется!

– Мы не сверлим! – ответила Настя, оторвавшись от двери, и прижалась спиной к стене. – У нас дрели нет, – тихо добавила она и съехала на пол.

Так, наверное, и сходят с ума. Сначала сны. Потом галлюцинации, а затем соседи-маньяки. Ведь не бывает же таких совпадений?

– Кто там? – спросила мать, вытирая руки полотенцем.

– Сосед, – растерянно сообщила Настя, поднимаясь с пола. – А тебе когда-нибудь снились мужчины, которых ты потом встречала?

– Постоянно.

– Я серьезно!

– Давай завтракать и бегом собираться, а то опять опоздаешь!

Анастасия надула губы, но на кухню пошла. С отвращением посмотрела на геркулесовую кашу. Сразу вспомнился сон, и перед глазами всплыла физиономия молодого человека.

– А папа тебе снился?

– Редко, – отозвалась мать. – Во сне бывает все как раньше, а потом просыпаешься, а его-то уже давно нет.

– Извини, – пробормотала Настя.

Отец умер пять лет назад. Воспоминания приходили все реже. Она начала забывать, как он выглядел. Не помнила голоса. Того, что он говорил и как смеялся, но тоска осталась.

Подавив брезгливость при виде тянущейся склизкой жижи, Настя проглотила овсянку, запила чаем и, чмокнув мать в щеку, побежала одеваться.

Второй раз за неделю опаздывать не стоило. Начальник обязательно впаяет штраф. Тем более, завтра суббота и можно будет вдоволь выспаться. Скоро мучения закончатся!

Она вздрогнула. Снова дежавю. С этим надо что-то делать. Если так пойдет дальше, можно на самом деле получить нервный срыв. Стоит посоветоваться с Машкой, она психологический институт заканчивала.

Написав смс, Настя оделась и подхватила сумочку. Крикнула «До вечера» и выскочила из квартиры, захлопнув дверь.

Вниз она всегда спускалась пешком. С четвертого этажа недолго, да и какая-никакая, а тренировка мышц.

После утренних событий день не мог взять и вдруг стать обыкновенным. У почтового ящика стоял тот самый сосед снизу и напевая под нос, гладил развалившегося на перилах черного кота.

Обернувшись на звук, он улыбнулся.

– Здравствуйте!

– Доброе утро, – сглотнув, пробормотала Настя и, оступившись, подвернула ногу. – Ай!

Прихрамывая, она спустилась к двери.

– Вот невезение. Вам помочь?

Настя даже не оглянулась. Он как черный кот, попадается на пути и приносит несчастья. Стоит держаться от него подальше. Зачем он вообще переехал в их дом?

Нога болела. Она долго ковыляла до остановки, пропустила автобус и, конечно же, опоздала. Резво влетев в офис, натолкнулась именно на того, на кого меньше всего хотела. Вместо того чтобы заниматься своими бесполезными делами, начальник стоял в коридоре, помешивая только что налитый кофе.

– Опять опаздываем, Хвостова? – вместо приветствия крикнул он.

– Доброе утро. Я ногу подвернула, – ответила Настя. – Может, даже сломала, но все равно геройски доскакала до работы.

– Штраф за опоздание, чтобы в следующий раз скакала побыстрее.

Он с недовольным видом отвернулся и зашагал в кабинет.

– Тебя бы сначала трамваем сбило, потом велосипедом, а сверху урной по голове. Я бы на тебя посмотрела, – прошептала Настя и, поздоровавшись с секретарем на ресепшене, прихрамывая, побежала на рабочее место.

День не заладился.

Компьютер не хотел грузиться. Телефон выдавал короткие гудки. Подписанный директором договор, который она забыла вчера отправить с курьером, некстати подвернулся под чашку и жадно впитал утренний чай.

– Надо было заболеть, – обиженно протянула Настя, пытаясь спасти договор, но заварка как назло попала именно на чернила, и подпись расплылась. А когда на мониторе наконец-то появилось изображение, то оказалось, что бесследно исчезли все ярлыки.

– Я проклята, – расстроилась она, закрывая лицо руками.

Пусть снова под трамвай, велосипед, лишь бы проснуться и начать все заново. Она сжала виски.

– Ну, пожалуйста.

Зазвонил телефон.

– Тебя ждут в переговорной! – сообщила секретарь.

– Кто? – удивилась Хвостова.

– Какой-то Би-Ти-Ди Индастриал Инкорпорейтед.

– Я таких не знаю! – вскрикнула Настя, но связь уже оборвалась.

Она резко вскочила, и окаянная чашка совершила вторую подлость за пять минут. Перевернулась и обрызгала блузку, расплывшись чаем по брюкам. Вытираясь на ходу салфеткой, сдерживая предательские слезы, Хвостова выбежала в коридор.

Приведя себя в более-менее презентабельный вид, она вошла в переговорную. Там уже сидело двое мужчин. Один седовласый раскладывал на столе яркие проспекты, второй, помоложе, теребил планшет.

– Очень рады встрече, – заговорил старший. – Мы рассмотрели ваше портфолио и пришли к выводу, что наше сотрудничество может стать перспективным и взаимовыгодным.

Настя кивнула и, выдавив улыбку, села напротив. Молодой человек оторвался от экрана и с интересом посмотрел на нее. Сосед снизу. Хвостова даже не удивилась. Только щека дернулась. Подруга Машка тут не поможет, нужен психиатр.

Гости протянули визитки.

– Давайте знакомиться!

– Одну минутку, – попросила Настя, и выскочила из переговорной.

Да что же происходит, в самом деле? Он ее преследует? Ишь, какой навязчивый – единственный и необыкновенный. Ее передернуло. Так ведь бывает только в кино. В настоящей жизни все наоборот.

Она хотела принести визитку, но передумала. Вернулась в комнату, села и, впившись глазами в молодого человека, строго спросила:

– Что вам от меня надо?

Он улыбнулся.

– Какая вы хваткая! Тридцатипроцентная скидка устроит и вас, и нас!

– Конкретно от меня? – разозлилась Настя.

Сосед снизу недоуменно пожал плечами.

– С вами все в порядке? – уточнил старший гость.

– Нет! – вскрикнула Хвостова.

– Тогда, может быть, отложим переговоры до понедельника.

Молодой человек, продолжая улыбаться, поднялся.

– Не волнуйтесь. Это только начало, – пообещал он. – Два фантома уже скончались. Очередь за вами и еще одной несмышленой девицей. Не подскажете, где ее искать?

Старший уже вышел в коридор, и Настя наклонилась к соседу снизу.

– Что за чушь? Кого искать? Угрожаешь?

Он кивнул, поклонился и вышел, с усмешкой притворив дверь.

Из-за его шутовства почему-то стало еще страшнее. Настя осталась в переговорной, пытаясь собраться с мыслями. По спине бегали мурашки, а от недоброго предчувствия холодели руки. Время тянулось медленно, скрежеща минутной стрелкой по настенным часам. Решив, что все равно не сможет работать в таком состоянии, она пошла к начальнику.

– Извините, – жалобно проговорила Настя, заглянув в кабинет. – Мне нужен отгул, я себя плохо чувствую.

– Проходи, садись.

Он снова пил кофе. Когда только успевает наливать.

– Наши партнеры не получили договор.

– Я случайно пролила на него чай. Я все исправлю! – заверила Настя.

– Представители Би-Ти-Ди сказали, что ты неадекватная, и попросили другого менеджера.

– Там, мой, снизу, – жалко пробормотала Хвостова.

– Ты систематически опаздываешь на работу. У тебя двадцать пять незакрытых договоров. Я проверил. Самая низкая эффективность в департаменте.

– Я…

– Ты можешь идти домой, – перебил начальник. – И в понедельник можешь не приходить. Расчет получишь в бухгалтерии.

Настя, сглотнув, кивнула и закрыла за собой дверь. А что еще ожидать от такого дня? Теперь остается одно ­– месть. Найти и убить соседа снизу, он заслужил. Глупость конечно, но она так злилась.

Молча собрав вещи, не отвечая на вопросы коллег и, повесив голову, Хвостова вышла из офиса. Мама расстроится. Теперь бегать работу искать. Опять нервотрепка. Отвлек зазвонивший телефон. Взглянув на экран, она прижала мобильник к уху.

– Привет, Маш! Да, хочу встретиться. Да хоть сейчас, меня с работы выгнали. Ага, давай в «Шоколаднице».

Настя спустилась на улицу. До кафе можно было дойти пешком, но нога по-прежнему болела. О поездке на трамвае не хотелось даже думать. Такси дорого, а безработным надо экономить. Оставалось метро.

Доковыляв до ближайшей станции, она спустилась по эскалатору, попав в давку. Под землей непрекращающиеся людские пробки стали такой же данностью, как на дорогах.

– Почему вы все не на работе? – проворчала Настя, пробиваясь к платформе.

– Поезда следуют с увеличенным интервалом, сохраняйте спокойствие! – объявили по громкой связи.

Кто-то дернул за сумочку. Хвостова обернулась. Ее толкнули. Она оступилась, и подвернутая нога взорвалась от боли. Сделав еще один неловкий шаг, Настя наклонилась к приближающемуся поезду. Люди расступились, и она чуть не упала на рельсы. Женщина в длинном старомодном платье, перчатках и шляпке ловко придержала ее за локоть.

– Аккуратней, милая, – ласково проговорила она.

– Спасибо, – испуганно пролепетала Хвостова, но из открывшихся дверей хлынул поток пассажиров, и женщина в шляпке потерялась.

С трудом выдержав одну остановку в душном вагоне, Настя выскочила на станцию и, старательно перепрыгнув начало эскалатора, поднялась наверх.

Непрекращающиеся неприятности становились страшнее и опаснее. Добираясь до кафе, она чуть не попала под неожиданно выскочившую из подворотни машину. Водитель не только не извинился, а еще и обругал ее последними словами.

Хвостова ввалилась в Шоколадницу совершенно разбитой, испуганной и удрученной. Заказала "Облепиховый твист" и с чувством решительного мазохизма калорийный салат.

– Еще и пирожное съем, – мстительно заметила она своему отражению в окне.

Маша пришла через пять минут. Как всегда нервная и нелепая в своих огромных очках, но все равно привлекательная. Несмотря на внешний вид заурядной школьной преподавательницы, она воспринималась мужчинами, как училка из эротических фантазий. Вызывая зависть и недоумение подруг.

– Что с тобой стряслось? – чмокнув Настю в щеку, спросила она и заказала кофе.

– Мне приснился парень, меня сбило трамваем, потом велосипедом. Он мой сосед снизу, а еще на работу пришел, из-за него меня уволили, – сбивчиво объяснила Хвостова. – Считаешь, я должна отомстить? Может, затопить его?

– Я ничего не поняла!

– Я сама запуталась, не пойму, что происходит. Меня преследуют неприятности. Даже страшно!

Она рассказала о метро и машине, прибавила пролитый чай и подвернутую ногу. Картина вырисовывалась жуткая.

– Считается, что человек сам создает себе проблемы с помощью подсознания, чтобы обратить внимание на то, что делается неправильно.

– Я что сама во всем виновата?

– Нет, – протянула Маша, крутя в руках кружку. – Тут что-то другое. Психология бессильна. Скорее уж колдун нужен.

– Шутишь? Я же в них не верю.

– Тогда не поможет. Чтобы сбылось, нужно верить.

– Что же мне делать? – расстроенно спросила Настя.

– В церковь сходи, свечку поставь.

– Ты сегодня в ударе. Еще астролога мне предложи.

– А что! – поправив очки, заметила Маша. – Может, у тебя крайне неудачный день по гороскопу.

Хвостова без аппетита поклевала салат, но вопреки обещанию пирожное заказывать не стала.

– Прости, позвони мне вечером. Я обязательно что-нибудь придумаю, проконсультируюсь с кем надо. У меня сейчас консультация очень солидного клиента, не могу отменить, не огорчайся, все будет хорошо.

Неубежденная Настя кивнула. Допила облепиховый компот, проводив взглядом подругу. Домой идти не хотелось. Иначе придется рассказывать матери про работу, а этот неприятный разговор она надеялась отложить до понедельника.

Грустно рассматривая облетающие деревья и россыпи желтых листьев за окном, она заметила старомодную шляпку и решительно встала. Странные совпадения и случайности перешли все положенные границы. Пора переходить в наступление!

Вылетев на улицу, Настя подбежала к пожилой женщине. Та стояла посреди аллеи у огороженной строительной площадки с большим плакатом «Московская гильдия добра и справедливости» на груди.

– Спасибо! – заверещала Хвостова. – Я не успела вас поблагодарить. Вы меня спасли. Меня Настя зовут.

– Варвара.

– Очень приятно. Благодарю.

– Ничего, я за этим тебя и искала. Два твоих фантома уже погибли. Если так будет продолжаться дальше, все закончится очень печально.

– О чем вы говорите?

На огороженной площадке взвизгнула электрическая пила.

– О твоей судьбе.

– Что? – переспросила Хвостова.

Из-за шума она плохо расслышала последние слова.

– Позволь, я посмотрю, – взяв за руку, попросила Варвара и вгляделась в ладонь. – Линия судьбы исчезла! – испуганно вскрикнула она.

«Берегись» вперемешку с матом закричали сбоку. Забор смело. Из пыльного облака вылетела труба с приваренными кусками арматуры и с грохотом накрыла Настю.

Темнота и боль. Это уже не невезение, а самый настоящий кошмар.

Щипало пересохшие глаза.

Анастасия несколько раз моргнула и с сомнением посмотрела в монитор.

Она сидела за столом перед ноутбуком, укутанная в махровый халат. Простуда сжала горло, нос даже с каплями отказывался дышать, а тело бросало то в жар, то в холод. Она все еще пыталась работать, но больная голова обещала свести на нет все усилия.

– Ночью снится трамвай и велосипед. Днем мерещатся строители-убийцы. Жуть какая-то, – пробормотала она. – Никакого покоя нет.

Не найдя на экране ничего интересного, она переползла на диван и завернулась в одеяло. Размышления пытались пробиться через тяжелую, «опухшую» от простуды, голову и сообщить, что не бывает таких снов и видений. Что подобные проблемы слишком серьезны, чтобы не обращать на них внимания, но не смогли. Хотелось спать и ни о чем не думать.

Дремота обволакивала, затягивая в пучину сновидений.

– Не каждый сновидец может стать сноходцем.

– У нее вообще никаких талантов.

Анастасия порхала среди мягких пушистых облаков. Вихрастые барашки вдалеке подсвечивались розовым сиянием, а вблизи сверкали белоснежной чистотой. Она зачерпнула ладонью. Похоже на пену для ванны.

– Как тогда она оказалась здесь? Сюда не каждый сноходец доберется.

– У нее серьезные проблемы.

Краем глаза Анастасия заметила движение и резко повернулась. Ее закрутило вокруг своей оси. Облака клубились со всех сторон. Снизу. Сверху. Справа и слева. Тянулись бесконечными мохнатыми буграми. За один из таких пушистых барханов юркнула блестящая фигурка.

Оглушительный звонок разметал облака, заставив Анастасию выбраться из-под одеяла. Она нехотя добрела до двери и, сощурившись, посмотрела в глазок. Молодой человек с острыми скулами и горбинкой на носу переминался с ноги на ногу.

– Не шумите, пожалуйста, – гаркнул он. – Я с ночной смены, спать хочу.

Анастасия распахнула дверь, чуть не задев его по плечу.

– Кто ты такой? Что тебе от меня надо? – закричала она.

Парень отступил на шаг и улыбнулся.

– Три ноль. Ты следующая!

– Что? – Анастасия хотела пнуть его ногой, но он, ловко отскочив, сбежал по лестнице.

– Тебе конец! – весело крикнул он с другого этажа.

Она захлопнула дверь и закрыла на цепочку. Потом на задвижку, и прошла на кухню. Поставила чайник и села за стол. Что происходит? Анастасия окончательно запуталась. В голове все перемешалось. Она смутно помнила какой-то трамвай. Потом вроде бы парк. Дальше противный начальник и потерянная работа. Варвара в старомодной шляпке. Разве обычному человеку снятся такие правдоподобные, подробные сны с предысторией?  Или она сходит с ума. Вот подумала, почему мамы нет дома, но она живет в Саратове, а в Москве бывает редко. Не любит шум и бесконечную суету. Они уже давно не живут вместе. А память настаивает, что с утра ее разбудила мать, и приготовила овсянку. Ужас какой! Мерзкая каша с липкими комочками. Вот только если все это приснилось, а на самом деле она пыталась поработать, то почему этого не помнит?

Анастасия налила чай, добавила меда и вернулась в комнату. Забралась под одеяло вместе с чашкой. Отпила и задумалась. В сновидении ее звали Хвостова, а в действительности фамилия Хвостикова. Дотянувшись до ноутбука, она вбила в поисковую строку фамилию из сна. Выскочило несколько вариантов. «В результате несчастного случая на Сиреневом бульваре погибла девушка. Из-за нарушения техники безопасности при проведении строительных работ в районе дома 2А скончалась двадцатисемилетняя Хвостова А.Н…»

Анастасия выронила чашку, залив подушку кипятком. Взвизгнула. Горячий чай пролился на коленку. Подскочив, она потерла ногу и шмыгнула за стол. Еще раз перечитала новость. Поискала в других Интернет-изданиях. Везде одно и то же. Несчастный случай и скоропостижная смерть.

Не вспомнив других фамилий, она набрала «девушку задавил трамвай». Электронные газеты выдали «Сегодня в первой половине дня по нелепой случайности двадцатилетняя гражданка Хвостовская погибла под колесами трамвая…»

Анастасия закрыла лицо руками. Непонятно из-за чего и почему, она вдруг стала экстрасенсом и видит смерть своих тезок. Кто же тогда этот парень с острыми скулами, и зачем он ее преследует?

Подобрав стакан, она повесила подушку на стул, чтобы просушилась. Наглоталась лекарств и оделась. Стоило во всем разобраться, пока с ней самой не случился подозрительный несчастный случай. Надо оповестить полицию, журналистов, телевизионщиков.

Когда она подошла к двери, ее остановил ритмичный стук. В глазке красовалась старомодная шляпка.

– Анастасия, откройте! Мне нужно с вами поговорить!

Отперев дрожащей рукой дверь, она не стала снимать цепочку и проговорила в щелку:

– Кто вы? Как меня нашли?

– Следила за тем, кто перешел тебе дорогу.

– За кем?

– За скуластым парнем в черной одежде.

– Кто он?

– Черный кот. Приносит несчастья, неудачу и прочие бедствия. Его послали, чтобы уничтожить каждого фантома твоей души.

– Вы сумасшедшая.

– Тогда ты тоже, – отрезала Варвара. – Три смерти в один день. Ты должна все прекрасно помнить! Обычно люди моментально забывают жизнь своих фантомов. Списывают на сны, на усталость и болезни. На плохое настроение, галлюцинации и психические заболевания.

– Я нормальная, – чуть не плача, заверила Анастасия.

– Позволь тебе помочь.

– Зачем вам это нужно?

– Прошлой зимой погиб один из моих фантомов, а чтобы его восстановить, нужно совершить доброе дело. К тому же, меня к тебе отправили.

– Кто? – вскрикнула Хвостикова.

– Наблюдатели.

– Я ничего не понимаю. Кто они? Кто вы? Почему это все творится именно со мной?

– Я все объясню.

Анастасия сняла цепочку и открыла дверь, махнув в сторону кухни.

Варвара склонила голову, но прежде чем войти сделала странный знак. Сомкнула пальцы и потерла их друг об друга, помахав рукой сначала справа, а потом слева. Табличку «Московская гильдия добра и справедливости» оставила в прихожей, прихватив с собой полиэтиленовый пакет.

Хвостикова заперла дверь на замок и завела гостью на кухню.

– Чаю хотите?

– Не откажусь, но сначала покажи свою руку.

Анастасия вспомнила аллею и строительную площадку. Прикосновение холодного металла.

Протянутые пальцы дрожали, но она сдержалась, чтобы не отдернуть ладонь.

– Пока все хорошо, – успокоила Варвара. – Ты не выходила из квартиры, когда пришел черный кот.

– Нет. Он позвонил в дверь, а потом убежал.

– Ну да, смелостью такие не блещут. Хорошо, что не выходила, значит, у тебя есть время и возможность все изменить. Наливай чай. Я пока начну рассказывать, – женщина поправила шляпку и, уставившись в пустой коридор, заговорила. – Обычно наблюдатели не вмешиваются, но Логос нарушил правила. Твоя судьба найти истинную любовь, объединить фантомы и получить высшее право самой выбрать свое предназначение. Это может каждый, но у тебя особый случай. Чтобы ты ни делала, как ни поступала, линия судьбы всегда указывает на истинную любовь. Поэтому Логос взбеленился и решил тебя уничтожить, подослав черного кота.

– Почему? Что я могу?

Варвара усмехнулась.

– Боится, что своим предназначением ты отберешь у него власть.

– Но я…

– Ты еще не представляешь возможностей, которые тебе откроются. Ты станешь богиней!

Анастасия скривила губы.

– Мне это не нужно. Я не хочу быть богиней, и власть мне его не нужна.

– Не важно. Он так думает, и все тут.

Хвостикова налила чай и поставила на стол, потом спохватилась и достала с полки рулет с маком.

– Почему мне ничего не объяснили сразу?

– Он не позволил никому вмешаться. Обычно после предсказания провидиц отмеченного судьбой будят, но он запретил. Ты станешь угрозой его власти! Она вскружила ему голову, и он забыл, на какой стороне находится. Добро следует предназначению, своей судьбе. Это для зла уничтожить человека – пустяк.

– Для меня – нет, – насупившись, пробормотала Анастасия.

– Главное принять, что мир немного не такой, как ты думала. Душа может жить в нескольких телах. Каждая ее часть называется фантомом.

– А сколько их всего?

– Максимум семь. Но душа все равно целая, пусть и живет одновременно в семи телах, – поведала Варвара.

– Если бы так было, я бы сошла с ума.

– Ты же не чувствуешь все семь тел одновременно. Пока ты спишь, задумалась, размечталась, выполняешь монотонную работу или просто отвлеклась, ты управляешь другим телом.

– Ерунда какая-то, – прошептала Хвостикова.

– Понимаю, поверить трудно, но так оно и есть. То, что ты находишься в разных телах, ты обычно не помнишь. Тебе кажется, что это сон или фантазия, и ты быстро об этом забываешь.

– Тогда получается, что я живу семью разными жизнями и даже не знаю об этом?

– Конечно, – подтвердила Варвара, попивая чай и закусывая рулетом.

– Но тогда выходит, что в одном теле я провожу больше времени, чем в другом.

– Не совсем так. Обычно ты там, где тебе комфортнее. Вот если ты болеешь, то стараешься проводить в этом теле как можно меньше времени. Много спишь, находишься в задумчивости или отрешенности, а потом не можешь вспомнить, чем занималась вчера. Я уж молчу про несколько дней тому назад. Что уж говорить о прошедших месяцах или годах. Много ты помнишь из своей жизни?

– Я не могу запоминать каждую прошедшую минуту.

– Конечно, потому что находишься в другом теле.

– Все равно, – возразила Анастасия, – семь – очень много.

– Конечно, – согласилась Варвара. – Редко кто обитает сразу в семи телах. Фантомы болеют, умирают, погибают. У обычного человека один, максимум два.

– Не могу поверить.

– Это тяжело.

Хвостикова вздохнула, но сжала кулаки.

– Логос хочет уничтожить все мои фантомы? Кто он вообще такой? Что он там о себе думает? Я же его даже не знаю?

– Ты привыкнешь и во всем разберешься. Это трудно, но у тебя получится. Все через это проходят.

– Допустим, все это правда! – сухо сказала Анастасия. – Как мне избавиться от черного кота?

– О, это несложно. Надо перейти ему дорогу, черные коты очень этого не любят. Я тебя научу.

Варвара вынула из полиэтиленового пакета, лежащего на коленях, скрученный из газеты кулек, и разложила на столе. Внутри переплелись сушеные корни со странно знакомым запахом.

– Что это? – полюбопытствовала Хвостикова.

– Мяун, кошачья трава.

– Валерьянка?

– Ну да. Будем его приманивать. Без этого никак. Он же бродит неподалеку. Его чары долго не действуют. Хотя он уже твой дом пять раз кругом обошел и весь подъезд оббегал. Ты никак не выйдешь, чтобы не пересечь его следы.

– Зачем ему это нужно? – не выдержала Анастасия.

– Он не многомомерный, как ты или я. Фантомов у него нет, и энергия поступает к нему очень долго и медленно, вот и ворует ее у других. Не отвлекайся, доставай самую большую кастрюлю.

– Зелье будем варить? – нервно хихикнула Хвостикова.

– Вроде того.

– Может, мне скорую вызвать? Это же безумие! Двадцать первый век на дворе.

– Я бы тебе не советовала. В больнице он с тобой быстро разделается.

Анастасия вздохнула и полезла в ящик за кастрюлей.

– Наливай воду, – командовала Варвара. – Пусть закипит. Нам лекарственные свойства валерьянки неважны, нам запах нужен.

– А дальше что?

Хвостикова сделала огонь на полную и повернулась к гостье. Все происходящее казалось безумным сном. Может, у нее высокая температура, и женщина в старомодной шляпке, парень в черном и все остальное – это яркий бред, вызванный болезнью?

Правильно истолковав ее напряженное лицо, Варвара сказала:

– У тебя не осталось фантомов, так что лучше не рисковать.

– Приманим мы его, и что? – не выдержала Анастасия.

– Вот!

На столе появился маленький горшочек со странным цветком. Длинный стебель облепили треугольные листья, усыпанные мелкими белыми бутонами с фиолетовым отливом.

– Кошачья мята. Десять минут будет в полной нашей власти.

Хвостикова пожала плечами. Она начинала чувствовать себя, как ветеринар-гомеопат на выезде.

– Кастрируем? – поинтересовалась она.

– Зачем? – удивилась Варвара.

Анастасия замахала рукой.

– Не знаю. Мне кажется, что я участвую в новом сезоне телешоу «Розыгрыш», и сейчас из шкафа выскочит Валдис Пельш.

– Ты лучше побеспокойся, чтобы остаться при своем.

Вода закипела, и Варвара деловито забросила в нее корни валерьяны. Поставила посреди кухни табурет, водрузив на него кошачью мяту, и вышла в прихожую, открывать дверь.

– Теперь ждем!

Хвостикова представила, как будет рассказывать полиции, что ее загипнотизировали и вынесли все ценное из квартиры. Что во всем виноват черный кот и пожилая женщина с плакатом «Московская гильдия добра и справедливости». Вот тогда ее и отправят подлечиться вместе со всеми остальными, у которых не одна жизнь, а сразу несколько. Как сказала бы Маша: «Осенью у шизофреников обострение, другие «Я» начинают активную борьбу за власть».

Анастасия тяжело вздохнула. С кем еще посоветоваться, как не с подругой из сна.

– Окно открой, чтобы сквозняк был. Так запах быстрее по подъезду разойдется! – распорядилась Варвара.

От кастрюли уже шел характерный аромат. Если не придет парень в черном, то все кошки с округи сбегутся непременно.

 Женщина посильнее натянула шляпку и, прижав руки к груди, потирая пальцы, зашептала:

– Кис, кис, кис.

– «Лежать нам в одной палате», – подумала Хвостикова.

Решила взять телефон, но на пороге возник молодой человек. Скулы стали еще острее, а глаза запали. Он непрерывно двигал носом, а движения плавно перетекали одно в другое. Парень потерся спиной об дверь и, продолжая изгибаться, вошел в прихожую. Коснулся тумбочки ногой. Зацепил волосами свисающий абажур, распрямился, почесавшись об него затылком.

Анастасия растерялась, а Варвара протиснулась мимо него в коридор и прикрыла дверь.

– Попался, кис-кис.

Черный кот, извиваясь, прошел на кухню и потерся боком о стену. Встал на колени и, обхватив табуретку руками, припал к горшку с кошачьей мятой.

– Что теперь? – отступив подальше от молодого человека, спросила Хвостикова.

– Выключай плиту, варево надо остудить, оно еще понадобится.

Варвара схватила парня за плечи и усадила на табурет, вручив ему горшок с бело-фиолетовыми цветами. Он впал в помутнение. Лизал и кусал растение, при этом беспрерывно мурча и тряся головой.

Анастасия ошарашенно смотрела на него, не веря своим глазам. Парень в самом деле вел себя, как кот.

– Что ты делаешь? – всплеснула руками женщина в платке. – Залей холодной водой, мы же не пытать его собираемся.

Хвостикова не поняла зачем, но команду выполнила. Обхватила кастрюлю полотенцем и перенесла в раковину под кран.

– Брось, я сама доделаю. Давай, пока он не рыпается. Обойди его девять раз по часовой стрелке. Быстрее, скоро дурман рассеется.

Анастасия вытерла испарину на лбу. Просто шабаш какой-то. Если бы не молодой человек с закатившимися глазами, неистово лижущий кошачью мяту, она бы никогда не решилась на шаманские пляски. А так, куда уж страннее. Хвостикова шустро обходила вокруг него, считая вслух круги.

От кастрюли валил пар. Смердело валерьянкой.

Варвара сунула палец в варево: – Пойдет! – она подхватила кастрюлю, закрутила полотенцем, и как только Анастасия произнесла «девять», поставила парню на колени. – Держи настой! – приказала она и взяла молодого человека за шею сзади.

– Забудь сюда дорогу! – потребовала Варвара и макнула его лицом в воду с корнями.

Парень фыркнул и зашипел. Настя отпрянула, чуть не выронив кастрюлю. На миг его глаза выползли из-под век, но вместо нормальных зрачков проступили вытянутые кошачьи. Забыв про безумие, полицию и прочие глупости, она вцепилась в валерьяновое варево, а женщина в шляпке продолжала макать черного кота, держа за загривок.

– Забудь ее навсегда и не вспоминай! Девять кругов держат тебя. Пойдешь за ней, отдашь сил вдевятеро больше, чем получишь. Увидишь фантом ее, хвост подожми и беги. Вспомнишь о ней, околеешь от страха!

Парень отряхнул мокрое лицо. Он больше не походил на скуластого красавца с горбинкой на носу. Физиономия округлилась, губы сжались в тонкие линии, вокруг них к носу пролегли глубокие морщины. Нос сплющился, глаза уменьшились. Лоб вытянулся, став очень высоким. Волосы проредились, соединившись с бакенбардами и курчавой бородкой.

– Брысь! – крикнула Варвара и шлепнула его по спине.

Молодой человек взвизгнул и с разочарованным воплем метнулся в коридор. Выскочил в дверь и бросился наутек, продолжая орать.

Анастасия удивленно смотрела вслед.

– Почему он стал таким? – зачарованно спросила она.

Женщина поправила шляпку и, охнув, присела за стол.

– Голова кружится, – пожаловалась она. – Сейчас пройдет. Так всегда бывает. Температура, озноб. Давление. То в жар, то в холод. Люди говорят, что заболел, а на самом деле что-то с фантомом. Я доброе дело сделала, черного кота от тебя отвадила. Вот ко мне мой четвертый и вернулся, – она улыбнулась. – Такое чувство, будто влюбилась. На душе тепло, хорошо.

– Почему он стал таким? – повторила Хвостикова.

– Что ты заладила? Каким был, таким и стал. То лицо смазливое специально для тебя отрастил, чтобы внимание обратила.

– Но откуда он знает?

– Наверно, Логос сказал, – отмахнулась Варвара. – Любовные дела не по моей части.

– Я думала, ты мне поможешь! – расстроилась Анастасия.

– Тебе наставницу надо искать, она поможет.

– А ты?

– Я учить не умею, – отрезала женщина в шляпке и поднялась. – Вылей эту гадость в туалет. Воняет.

Хвостикова подхватила кастрюлю.

– Где искать наставницу? – заинтересовалась она, избавляясь от валерьянового варева.

– Если ученик готов, учитель всегда найдется.

– Мне бы поподробнее, – попросила Анастасия, ополаскивая кастрюлю. – Адрес, телефон. Фамилию, имя, отчество.

Варвара цокнула языком.

– Что за люди пошли? Все им на блюдечке подавай. Ладно. К магам и колдунам не ходи, среди них настоящего сложно найти. Сейчас одни шарлатаны. Тебе путь один – в центр занятости населения.

– Куда? – изумилась Хвостикова.

– Придешь, напишешь анкету. Ищу наставника, хочу объединить все фантомы и найти истинную любовь. Оставляешь контактные данные и ждешь.

– Вы серьезно? А как же ваш Логос, если я ему так не нравлюсь, он же попытается снова. Найдет другого кота, а может, еще чего похуже!

– Еще бы, поэтому тебе стоит поторопиться. Несколько дней у тебя есть, а дальше поможет наставница. А пока купи оберег. Съезди завтра утром на блошиный рынок у станции «Марк» под мостом, там дед Валерьян. Ты его сразу узнаешь, у него фуражка приметная. Как у железнодорожника. Тулья синяя. На кокарде колесо с крыльями.

Варвара обняла Анастасию, перекрестила и пожелала всех благ.

– Может, свидимся еще.

Хвостикова закрыла за ней дверь, устало вздохнув: «Сумасшедший день».

Ночь оказалась не лучше. Снилось сущее безумие:

«Логос оторвал покрытый испариной лоб от стекла. За пологом круглого павильона-оранжереи шел снег. Крепкие снежинки скатывались с купола, покрывая мраморную плитку на балкончике, но не успокаивали, а наоборот бесили. Он резко отвернулся от мелькающих белых пятен и дернул воротник изысканного сюртука с вышивкой.

– Эта чушь стоила того, чтобы меня будить? – нервно спросил он, сдвинув алебастровую маску из папье-маше.

Раздражало всё. Три фигуры в темных балахонах, перебирающие светящуюся нить в центре темного безликого павильона. Проклятые провидицы снова что-то увидели в пульсирующих узелках и подняли его и советниц посреди ночи. Фаталистка и фанатичка выводили не меньше. Даже сквозь вуали просвечивало их вызывающее всезнайство и высокомерие. После смерти жены Логоса они особенно ревностно блюли все возможные правила и традиции.

– Новая богиня, – тихо сказала фаталистка.

– Пусть отправляется вслед за предыдущими, – зло бросил он.

– Она особенная.

– Чушь!

– Мы не ошибаемся, – заносчиво проговорила одна из провидиц гулким грудным голосом. – Такова ее судьба.

– Что же вы предлагаете мне? – в отчаянии бросил мужчина. – Уступить? Пусть займет место моей жены? Пусть командует?

Первая провидица зажала уши через темный балахон.

– Она станет новой богиней и займет твое место. Это то, что будет.

Вторая подняла руки и прижала к невидимому под капюшоном лицу.

– Она станет новой богиней твоих врагов. Это то, что может быть.

Третья прикрыла ладонью черный провал рта.

– Она никому не отдаст свое желание.

Логос брезгливо взглянул на скрюченное дерево за спинами провидиц. Голый тонкий ствол рябины выглядел неживым. Осыпавшиеся ягоды, валялись кровавой кашей под ногами.

– У меня нет шансов?

Все три одновременно покачали головами.

Мужчина махнул рукой и сбежал по спиральной лестнице. За ним словно тени, шурша длинными платьями, поспешили советницы.

Пройдя узким темным туннелем, они добрались до перекрестка и остановились.

– Думай сердцем, Логос, – посоветовала фанатичка, взволнованно теребя ажурные черные перчатки.

– Ты не должен вмешиваться. Полагайся на разум. Против судьбы идет неразумное зло. У нас иной путь, – бесстрастно проговорила фаталистка.

– Я уничтожу ее, – тихо, но твердо сказал он.

Женщины переглянулись.

– И потеряешь все.

– Тогда я займу его место. Пусть полюбит меня!

– Ты же слышал предсказание, он не ты, – возразила фанатичка.

– Вы предлагаете смириться? Отдать все неопытной девчонке? – раздраженно закричал Логос.

Вокруг него разгорелся синий ореол.

– Успокойся! Безумная ярость уже погубила твою супругу, – произнесла фаталистка. – Оставь шанс себе и этой девочке.

– Не смей со мной так разговаривать! Все фантомы погибнут, и она тоже! Я отправлю за ней самого безжалостного убийцу!

– Не надо! – завопила фаталистка.

Синее пламя разрослось. Прозрачные языки лизали стены и низкий потолок. Женщины невольно отступили.

– Ты скоро перестанешь отличать добро от зла, – испуганно вскрикнула фанатичка.

– Вам меня не остановить! Сгиньте! – взревел Логос.

Синий огонь хлынул в темные туннели, сметая все на своем пути. Гудение поднялось в павильон, заставив вздрогнуть провидиц. Клокочущее пламя ревело, но даже его яростный треск не мог перебить вопли ужаса и боли».

 
 


Комментарии (24)     Рецензии (0)

1
 


#3365720 12.10.2017 18:31 NikRed

Новый автор с неподъемным по объему романом

Позволил себе предложить к прочтению  пока только первую главу, будем выкладывать частями

#3365723 12.10.2017 18:35 shilova

как только трамвай сбил с ног Настю, она  стала Анстасией. случилась с Настей инициация  или что-то другое, покруче, я узнаю позже. тут долго продираться через буквы, а у меня собака заболела

 

M.SH

#3365730 12.10.2017 18:44 Forest Vamp
Автор, простите, ради Джа! Я дочитал до "трамвай накатил", проникся, накатил сам и дальше изучать ваш креатив не буду. По-моему, довольно ужасная история.
#3365732 12.10.2017 18:45 ЖЗМ

ответ на комментарий пользователя Forest Vamp : #3365730

ыыыыыыы трамвай накатил это 6*

#3365741 12.10.2017 18:53 NikRed

ответ на комментарий пользователя shilova : #3365723

Заранее сочувствовал, поэтому остальные 15 полномасштабных глав и заключение тихо ляжет в профиль

#3365749 12.10.2017 19:00 shilova

ответ на комментарий пользователя NikRed : #3365741

вы все 15 прочли, боюсь спросить?

 

M.SH

#3365752 12.10.2017 19:02 NikRed

ответ на комментарий пользователя shilova : #3365749

blush Нет, подиагоналил

#3365761 12.10.2017 19:09 bolshoy

ответ на комментарий пользователя Forest Vamp : #3365730

 

вот это упорство, а я только до "Повинуясь напряженно заколовшему сердцу"

#3365764 12.10.2017 19:09 shilova

ответ на комментарий пользователя NikRed : #3365752

blush надо было по перпендикулярам, чтобы крест животворящий  мозг оберегал

 

M.SH

#3365775 12.10.2017 19:16 NikRed

ответ на комментарий пользователя shilova : #3365764

Знатоки советуют шапочку из фольги 

#3365776 12.10.2017 19:17 shilova

не, если я сяду писать роман, у меня наверное еще хуже получится.... хотя нет, не получится. так я и не сажусь, я к людям отношусь с уважением. как-то все же надо беречь сограждан по планете, 7 раз подумать  - прежде чем сесть за писательскую всю эту клавиатуру... чур меня, чур. прастити

 

M.SH

#3365779 12.10.2017 19:17 bolshoy

Синее пламя разрослось. Прозрачные языки лизали стены и низкий потолок. Женщины невольно отступили.

– Ты скоро перестанешь отличать добро от зла, – испуганно вскрикнула фанатичка.

– Вам меня не остановить! Сгиньте! – взревел Логос.

Синий огонь хлынул в темные туннели, сметая все на своем пути. Гудение поднялось в павильон, заставив вздрогнуть провидиц. Клокочущее пламя ревело, но даже его яростный треск не мог перебить вопли ужаса и боли»(с)

 

это про взрыв пукана?

#3365781 12.10.2017 19:18 shilova

ответ на комментарий пользователя NikRed : #3365775

в шапочке из фольги, похоже, автор творил сие /ничего личного, разумеется/

 

M.SH

#3365793 12.10.2017 19:26 NikRed

ответ на комментарий пользователя shilova : #3365781

Замечательная книга!!! Прочитала с огромным удовольствием. Читается на одном дыхании.Очень интересный сюжет, не читала ничего похожего. Огромное спасибо автору!(с) - а вы говорите

Мода на шапочки хехе

 

 

 

#3365796 12.10.2017 19:28 shilova

ответ на комментарий пользователя NikRed : #3365793

surprise это что с вами, шшапочка не помогла??

 

M.SH

#3365800 12.10.2017 19:31 NikRed

ответ на комментарий пользователя shilova : #3365796

Это отзыв на книгу автора https://lit-era.com/book/zhit-yarche-b3294

#3365801 12.10.2017 19:32 shilova

ответ на комментарий пользователя NikRed : #3365800

бозе мой!!! 

 

там по ходу никто оберегов  не надевал в процессе чтения;;))

 

Юлия Михайлюк 22.02.2017, 17:28:58

Очень интересно! И не забитый сюжет.
Спасибо Вам

 

Не забитый, причем ничем;;))

 

M.SH

#3365803 12.10.2017 19:33 NikRed

ответ на комментарий пользователя NikRed : #3365800

Битая ссылка, поправил, сейчас норм

 

#3365806 12.10.2017 19:34 NikRed

ответ на комментарий пользователя shilova : #3365801

Радует, что у автора есть свои читатели, это дорогого стоит

Особенно в данном случае

#3365808 12.10.2017 19:36 shilova

ответ на комментарий пользователя NikRed : #3365806

я думаю, в данном случае это не дорогого, а дорого стоит;;;))))))

 

M. SH

#3365816 12.10.2017 19:41 NikRed

ответ на комментарий пользователя shilova : #3365808

ггггг

#3366185 14.10.2017 01:37 Грин

«Чуть курносый нос. Немного пухлые губы. Слегка раскосые глаза»

всего по чуть-чуть у Насти... едва кривые ноги, всего лишь две руки, на толику углубленный пупок..

 

Изящные диалоги:

«– Ночью снится трамвай и велосипед. Днем мерещатся строители-убийцы. Жуть какая-то, – пробормотала она. – Никакого покоя нет.

...

– Не каждый сновидец может стать сноходцем.

– У нее вообще никаких талантов.

– Как тогда она оказалась здесь? Сюда не каждый сноходец доберется.

– У нее серьезные проблемы.»

 

Яркие сюжетные повороты:

«Анастасия тяжело вздохнула. С кем еще посоветоваться, как не с подругой из сна.

– Окно открой, чтобы сквозняк был. Так запах быстрее по подъезду разойдется! – распорядилась Варвара.

От кастрюли уже шел характерный аромат. Если не придет парень в черном, то все кошки с округи сбегутся непременно.

 Женщина посильнее натянула шляпку и, прижав руки к груди, потирая пальцы, зашептала:

– Кис, кис, кис.

– «Лежать нам в одной палате», – подумала Хвостикова.»

 

 

Спрашивайте во всех продовольственных магазинах: новый роман, от автора старого романа. Он вам не Булгаков!

#3366599 15.10.2017 07:48 Дед Фекалы4

Увяз в тексте по самый срамной орган. Занудный женский текстец

Интересно, о чем еще можно написать в следующих главах? Тут и в одной уже целый роман с сюжетной линией уместился. Вспомнился известный фильм 90-х годов "Сны" с Полиной Кутеповой, напомнило. В принципе, ничего плохого отексте сказать не хочу, но по одной главе оценивать не берусь.

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге