Антисемит

 
20.10.2017 Раздел: проза
 

Когда наступает время вечернего Богослужения — в паломнической гостинице никого не должно быть.
Без пятнадцати пять я беру в руки колокольчик и, наяривая им, кричу: «Делу время — молитве час. Господи, помилуй нас! Братия! Все на вечернее Богослужение!»

Игумен Тихон, начальник Иоанно-Предтеченского скита, на территории которого находится гостиница, благословил монаха Игнатия проверять, все ли ушли на вечернюю службу. И так каждый вечер.

Вот и сегодня, слышу, заходит в гостиницу отец Игнатий. Шумно отряхивает валенки от снега.
«Молитвами Святых Отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас» — Стучит он в дверь вахты.
«Аминь», — отвечаю я и открываю дверь.

«Есть кто в гостинице?» — спрашивает монах. В руках у него пакет, в котором несколько кусков хлеба. Он кладёт его на мой стол. Монах Игнатий считает своим долгом подкармливать вахтёров. И хотя на вахте всегда есть и хлеб, и чай, и варенье, я не осмеливаюсь отказаться.

«Пара человек, — говорю, — отдыхает после послушания, недавно пришли с подсобного хозяйства».

«Кхм, кхм, — откашливается, как всегда, Игнатий, перед тем, как что-нибудь сказать. — Понимаешь, Виктор, у тебя ревность не по разуму».

Я не перебиваю этого строгого и пожилого монаха. Он стоит передо мной, в телогрейке, поверх которой накинута мантия, и напряжённо перебирает чётки.
Чётки у него не вязанные, как у всех монахов, а мелкие бусинки из дерева, насаженные на леску. Именно такие у отца наместника, архимандрита Венедикта.

«Ты действуешь по страсти, — говорит монах Игнатий. — Я слышал, как ты утром кричал на паломников».

«Было дело», — думаю я.

«Это потому, что ты мало молишься, — говорит Игнатий. — Ты перед тем, как сказать паломнику — помолись в уме. А уже потом говори, но спокойно, не повышая голоса. Эти иудеи, которые здесь всё заполонили, только и ждут, когда ты, Виктор, сорвёшься, чтобы нажаловаться на тебя».

Игнатий — опытный монах. Он в монастыре чуть ли не с самого его возрождения. Говорят, был в миру старшим научным сотрудником в каком-то московском институте. А сейчас — занимается заготовкой дров в Скиту: колет, таскает на санках и складывает в поленницы.

«Вот смотри, Виктор, — говорит Игнатий, — как надо делать. Пошли».  И на его суровом лице появилась улыбка.

Он редко улыбается. И никогда не смеётся.

Начали обход с первого этажа. Кислый запах портянок и навоза ударил в нос. На нижнем ярусе храпел паломник. Рядом стояли грязные сапоги.

«После ночной смены?» — спрашивает меня Игнатий.

«Да, — говорю, — там у них корова отелилась. Поздно пришёл».

Игнатий подумал и сказал:

«Пускай спит».

Поднимаемся на второй этаж.

«А это кто?» — Показывает монах на спящего человека, который свернулся калачиком под одеялом на втором ярусе.

«Вот этого проглядел, — подумал я и сказал. — Не знаю».

Игнатий хмыкнул.

«Уважаемый», — сказал он паломнику.

Тишина.

«Уважаемый», — повторил монах громче.

Человек под одеялом зашевелился, но не ответил.
Игнатий нахмурился. Потом сдёрнул одеяло.

На нас глядел сонный парень лет тридцати. Длинный нос. Чёрные кудрявые волосы.
Игнатий приосанился и победно посмотрел на меня. Смотри, дескать.

«Кхм, кхм, уважаемый, ты почему не в храме?» — спросил монах.

«Устал. Спать хочу», — ответил парень.

«Игумен Тихон, — сказал Игнатий, — благословил всем паломников посещать вечернее Богослужение. Вставай».

«Я спать хочу».

«Уважаемый, — сказал Игнатий. В его голосе появился металл. — Тебе, роже жидовской, не понятно, что говорю?! Быстро, тварь пархатая, слезла с кровати! Чё смотришь на меня своими чёрными глазами? Слазь, мр-р-разота немедленно!»

Паломник ошалело озирался по сторонам.

Игнатий вцепился в шконарь и резко наклонил его. Отдыхающий кулем свалился вместе с матрасом вниз.

«Оделся, и быстро из гостиницы в храм, иудей!» — приказал монах Игнатий.

Паломник кое-как натянул на себя одежду и поспешил к выходу.

«Пошли дальше», — сказал мне отец Игнатий и, о, чудо! ещё раз улыбнулся!

У него было явно хорошее настроение.

 
 


Комментарии ( 5 )     Рецензии ( 1 )

 


#810 22.10.2017 14:20 писарчук
Рассказ «Антисемит» интересен и весьма полезен для читателей. Во-первых, о монастырях пишут весьма мало. Тем более те, кто живёт там постоянно - послушники, трудники, а тем более монахи. А ведь знать о том, что случается именно там – весьма полезно.
Автор пишет весьма интересно. Он выбирает события неординарные. События, которые могут испугать любую робкую душу. Вот оказывается, как важно быть свидетелем этих событий. Да, служба в храме – дело святое. В храме надо быть обязательно. И к тому ж продолжительность таких служб весьма велика. Можно понять тех, кто решает лучше поспать – но так поступать для паломника - большой грех. Он приезжает в монастырь для молитвы, а не до сна. И потому, что сделал игумен весьма полезно.
Да, возможно читатель будет шокирован грубостью слов игумена. Но, по сути, он сказал всё верно. И рассказ не пытается быть жареным – он правдив, правдив без милого сюсюканье на околоцерковную тему.


Чтобы оставлять рецензии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге