Автор: Ежи sвежий

Орудие убийства

 
04.12.2017 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

                                   ОРУДИЕ УБИЙСТВА. 

   Паша открыл глаза и первое, что он увидел, было голое окно с решёткой. 
   "Всё! Приплыли! - Паша зажмурился. - Надо что-то делать! Боже, как бездарно прошла жизнь!!!" 
   Осторожно разомкнув слипшиеся веки, Паша разглядел... шторку!!! Оборванная, повисшая в углу окна на одном зажиме, она напоминала - нет, не флаг корабля в полный штиль - портянку, жалкую портянку... 
   "Шторка моя родная! - слёзы умиления заволокли закисшие Пашины глазки. - Дома!" 
   Сквозь решётку сочился неуверенный свет. Утро? Вечер? 
Пыльная табуретка у кровати была сплошь заставлена. Стеклянная банка с мутным пойлом, коробка с травами, разнокалиберные пузырьки с микстурами. Пустой гранёный стакан. Коробок спичек. 
   "Лечился", - смекнул Паша. 
   Нашарив ногой шершавые тапки с мятыми задниками, Паша пошлёпал в туалет. Прильнул ртом к крану с водой. Сальные волосёнки упали в раковину. Паша заправил их за уши. Пил, давясь и захлёбываясь. Пока его не вывернуло. 
   А блевал Паша всегда самозабвенно. Не тихо, не страдальчески. Делал он это демонстративно, с вызовом, звериным рыком своим оглашая окрестности, чем разбудил в этот раз слабонервную соседскую собаку, и она зашлась истерическим лаем. 
   Паша не терпел конкуренции. 
   - Заткнись! - крикнул он надрывно в форточку, и собака умолкла.       Довольный собой, Паша утёрся и устроился на унитазе. 
   "Господи, прости мою душу грешную, - смиренно обратился он к богу. - Ну, слаб. Ты же знаешь. Но теперь - всё! Алес. Не пристало публичному человеку..." 
Паша дотянулся до полочки над раковиной, нащупал зеркальце. Сквозь засохшие на зеркальной поверхности мыльные пятна проглядывала измождённая образом жизни физиономия (одухотворённый лик, как сказал бы сам Паша), серо-зелёного цвета, с синюшными следами угрей. Да, это он. Паша. Публичный человек! 
   Публичный человек поискал мусорное ведро и не нашёл. И сразу вспомнил про жену. И сына. Их не было в доме. 
   "Ушла! Всё-таки ушла... бросила...такого человека!" 
   Шорох в глубине дома прервал его излияния. Паша засеменил на кухню. 
   - Кляча! - радостно воскликнул он. - Ты вернулась?! 
    Жена не откликнулась. Это был плохой признак. У них были свои, семейные коды. Когда всё хорошо, он любовно называл её "моя Кляча". А она его нежно "мой Урод". 
   - Уроды, пошли чай пить, - могла позвать она добродушно, и Паша с хмырями, побросав чинарики, радостно бежали к столу. 
   На этот раз жена даже не обернулась. И это тоже был плохой знак. Паша тревожно вглядывался в её напряжённую сутулую спину. Чёрные космы жены неряшливыми кудельками покрывали её тощие плечи. Выпавшие из копны проволочные волосины как чёрные дождевые черви вились, прилипнув к ткани светлого сарафана, кутающего тщедушное тельце жены. 
   - Юля-а-а... - осторожно начал Паша. - А где Славик? 
   - В саду. Где ещё? 
   - Разве сегодня не воскресенье? 
   - У тебя каждый день воскресенье. 
   Это же сколько дней его не было? Паша пытался восстановить ход событий. Безуспешно. Помнил только, как они с Максом поехали бабла срубить, тут, недалеко. А очнулся он уже в эмиграции. Есть у них одно местечко!..
   Пока Паша вспоминал, Кляча доставала из пожамканого пакета и поочерёдно швыряла на стол хлебный кирпич, прозрачный мешочек с просвечивающимися через него несколькими картофелинами и одной луковицей. Последней ударила о поверхность стола консервная банка. 
   "Килька!" - смекнул Паша, и сразу засосало под ложечкой. Он вспомнил, что в эмиграции они ничего не ели. Только пили. 
   Сладострастно пожирая глазами кильку, Паша сглотнул слюну. 
   - Юля-а-а... Я изменился, - заискивающе начал Паша, не отрывая глаз от кильки. 
   Плечи жены дёрнулись, черви на её сарафане зашевелились, и Паша метнулся к унитазу, теряя на бегу тапки. 


   Юля выковыривала костлявыми пальцами из пачки сигарету без фильтра. Пошарила по карманам, нашла спички на тумбочке у кровати, закурила, спрятала спички и сигареты в карман и вышла во двор. Присела на край замызганной лавки возле длинного дощатого стола под навесом. Когда-то за этим столом собирались люди. Ну, как люди - уроды в основном. Поначалу бывали и приличные. Гуляли как на купеческой свадьбе! Зависали на несколько суток. Слабаки после полуночи сдувались и падали вповалку на хозяйскую кровать. Те, что покрепче, куняли тут же на стульях. Самые стойкие засиживались до утра. И во главе стола, как всегда, Паша. С гитарой. И весь в белом. Паша тогда лабал в приличном кабаке и мог себе позволить. Однажды под утро муж, вернувшись с работы, склонился над ней и высыпал из гитары на постель ворох купюр... Гусар! 


   Послышался шум сливаемой воды, и на пороге нарисовался Паша. В наброшеной на голые плечи телогрейке. Его знобило. 
   - Юля, где у нас мусор? 
   - Везде, - мстительно констатировала жена, и Паша, чтоб не нарываться, скрылся в недрах дома. 
   Юля оглядела запущеный двор. На клочке земли, некогда бывшем клумбой, валялся ржавый карбюратор и какие-то железяки. Однажды Паша, никогда не державший в руках ничего, кроме ложки и гитары, поддавшись порыву, вдруг кинулся что-то мастерить. Даже приволок незнамо откуда с соседским хмырём слесарный верстак. И надорвал спину. И Юля его лечила... 
   И сейчас забытый богом и людьми верстак, покрытый бурыми пятнами и паутиной, ютился в углу двора, под дождём и ветром, как немой укор, как памятник благим намерениям. И стол под навесом тоже уже памятник. А ведь были времена! Приятные посиделки. Приличные люди. Правда, приличные задержались ненадолго. Особенно после того случая... 
   Кляча злорадно хохотнула. Ну и рожи у всех были!!! Когда Паша пел и пел, но не ту, "нашу" песню, которую его придурочная мамаша (Господи, прости!), завсегдатай застольев, несколько раз пыталась ему навязать. И мать пришла в ярость, вскочила, сотрясая в воздухе толстым указательным пальцем и с воплем "Даже в Библии сказано: почитай отца и мать своего!" запустила в сыночка через весь стол початой бутылкой красного вина! Бутылка чудом никого не зацепила, но вином были залиты все... 
   Так что, приличные отпочковались сами собой. Остались одни уроды. Да и те, со временем поняв, что поживиться тут нечем, отсохли и отвалились. Дерьмо, оно и есть дерьмо. Один только прилип намертво. 


   Юля вернулась в дом. В кухне Паша нарезАл круги вокруг консервной банки. Но вскрыть не решался - себе дороже. 
   - Юля-а-а... Я Славика каждый день буду в сад отводить. 
   В ответ молчание. 
   - И забирать. 
   - Ага, - сарказм жены не оставлял надежды. 
   "Не видать мне кильки, как ушей своих", - с тоской понял Паша и неожиданно для себя ляпнул: 
   - Юль, я денег привез. 
   Слово "денег" подействовало на жену магически. Она хищно нахохлилась и бросила только одно слово: "Где?" 
   Говорят, словом можно убить. Паша понял это, так как почувствовал, что умирает. Денег не было. 
   Промямлив что-то нечленораздельное, Паша засеменил в спальню, обласкав прощальным взглядом вожделенную кильку. Куртка нашлась на полу у кровати. Любимая куртка. Подарок Клячи ему на день рождения. Весь тот день Паша бесконечно её примерял, приговаривая: 
   "Какая удобная курточка! Захотел - одел. Захотел - снял". 
   Вернувшись в кухню с курткой, он деловито приступил к обследованию содержимого карманов. Карманов было много. Не было только содержимого. Паша это знал наверняка, так как из эмиграции он шёл пешком. 
   Юля тоже знала, что денег нет... 
   Паша почти уже умер, как вдруг застонала калитка, и по ступеням сбежали энергичные ноги. Паша ожил мгновенно. 
   - Макс!!! - Паша вылетел на крыльцо навстречу другу, сияющий и совершенно не больной. Кинулся назад в дом, оставив дверь нараспашку, пронёсся мимо жены, суетливо хватал одежду, выбирая из мятого менее мятое. Лепетал скороговоркой: 
   - Юль, я ненадолго... ща бабла срубим, и я сразу назад... я же помню, мне Славика забирать... 
   Юля знала, что денег не будет. Как знала и то, что словом убить нельзя. 
   "Надо менять орудие убийства", - мрачно решила Юля.

 

 

 

 

 

 
 


Комментарии (26)     Рецензии (0)

1
 


#3392806 05.12.2017 08:28 ХЛМ

Есть хорошо подмеченные моменты

Но вот форматирование текста, и жти вот "---" портят впечатление

#3392821 05.12.2017 09:38 Deyzi
Можно можно словом убить. Просто надо знать куда и как направлять. Я так деда алкоголика убила.
#3392822 05.12.2017 09:40 RektorDybasov
Deyzi, 05.12.2017 09:38
Можно можно словом убить. Просто надо знать куда и как направлять. Я так деда алкоголика убила.

А что по твоему если человек заражён алкогольной страстью то по отношению к нему можно перегибать рамки дозволенного?

#3392823 05.12.2017 09:41 RektorDybasov

Хоть он и алкоголик но он может быть Угоднее Богу чем ты раз в десять.

#3392828 05.12.2017 09:50 Deyzi
Ректор, это были наши с дедом сакральные отношения. Богу угоднее было чтобы он в Рай поднялся, а я оставалась тута пока быть
#3392829 05.12.2017 09:53 Deyzi
Ладно, для тебя, искателя Истины, закину сюда об этом как нибудь рассказ )
#3392830 05.12.2017 09:57 Deyzi
А, ты же тоже пьяница. Думаю, чего встрепенулся то ))
#3392831 05.12.2017 10:01 Бунша

Я понимаю когда такое пишут на основании личного опыта. Жалеючи свой организьм в смысле переваренного дерьма. Или там мастера слова в романах используют для оттенения   душевных качеств хероев посему интересуюсь для чего эта зарисовка проба пера от избытка начитанности или прожжености,  а може и часть великого, но пока сокрытого из самой Жизни для вразумления и наставления поучающимся, цель какова ну

#3392839 05.12.2017 10:27 RektorDybasov
Deyzi, 05.12.2017 09:57
А, ты же тоже пьяница. Думаю, чего встрепенулся то ))

Ну да есть такая страсть. Но я то глушу, то не глушу. Молиться только перестану, сразу на бездорожье сварачиваю и погнал.

#3392844 05.12.2017 10:47 Salander

Какая насыщенная у людей жизнь вдали от этих смузи и биткоинов

#3392848 05.12.2017 10:52 Pekka Eemeli

Вдали от смузи и биткойнов

Старушка древняя жила,

И другом дней своих преклонных

Имела серого козла

Козел, томим духовной жаждой, 
В дремучий лес ушел однажды; 
И растерзал его там волк. 
Козлиный глас навек умолк. 
Остались бабушке лишь ножки 
Утехою минувших дней, 
И память о козле больней, 
Лишь поглядит на козьи рожки. 
Одна, одна в лесной глуши 
Тоскует о козле в тиши. 

#3392870 05.12.2017 11:27 upir-lihoy
Pekka Eemeli, 05.12.2017 10:52

Вдали от смузи и биткойнов

Старушка древняя жила,

И другом дней своих преклонных

Имела серого козла

Козел, томим духовной жаждой, 
В дремучий лес ушел однажды; 
И растерзал его там волк. 
Козлиный глас навек умолк. 
Остались бабушке лишь ножки 
Утехою минувших дней, 
И память о козле больней, 
Лишь поглядит на козьи рожки. 
Одна, одна в лесной глуши 
Тоскует о козле в тиши. 


Гениальнише

#3392871 05.12.2017 11:28 upir-lihoy

Афтар режет сермяжную правду:

 - Юля, где у нас мусор? 
   - Везде, - мстительно констатировала жена, и Паша, чтоб не нарываться, скрылся в недрах дома. 

#3392872 05.12.2017 11:30 Salander

ответ на комментарий пользователя Pekka Eemeli : #3392848

плагиат!

#3392881 05.12.2017 11:43 Pekka Eemeli
Salander, 05.12.2017 11:30

ответ на комментарий пользователя Pekka Eemeli : #3392848

плагиат!

да я нащупал его нить

#3392883 05.12.2017 11:47 Pekka Eemeli
upir-lihoy, 05.12.2017 11:27
Pekka Eemeli, 05.12.2017 10:52

Вдали от смузи и биткойнов

Старушка древняя жила,

И другом дней своих преклонных

Имела серого козла

Козел, томим духовной жаждой, 
В дремучий лес ушел однажды; 
И растерзал его там волк. 
Козлиный глас навек умолк. 
Остались бабушке лишь ножки 
Утехою минувших дней, 
И память о козле больней, 
Лишь поглядит на козьи рожки. 
Одна, одна в лесной глуши 
Тоскует о козле в тиши. 


Гениальнише

А вы же вроде бы филолог? или я ошибся?

#3392886 05.12.2017 11:48 Pekka Eemeli
#3392953 05.12.2017 12:34 upir-lihoy

ответ на комментарий пользователя Pekka Eemeli : #3392883

Не ошибся.

#3392954 05.12.2017 12:35 upir-lihoy

Правда, могло быть и так: козел намайнил сто биткойнов, а бабка его зашибла за то, что не смог обналичить.

#3392955 05.12.2017 12:38 Pekka Eemeli

ну кагбэ филолог "Парнас дыбом" должен знать 

#3393072 05.12.2017 14:33 Дед Фекалы4

Вот что получается, когда автор  берётся не за своё. Верстак, карбюратор и какие-то железяки. Получается  лубок из жизни мутантов  с мутным сюжетом

#3393201 05.12.2017 16:50 Лев Рыжков

С одной стороны - на старте сцена похмелья. Этот ход равносилен, наверное, бессмертному "смеркалось".

Но потом у нас - игра на психологических состояниях, генезис паники.Потом смена рассказчика. И от лица жены рассказ интереснее. Какие-то социальные моменты прослеживаются, типа "остались одни уроды".

Черви-волосы не понравились. Концовка в целом - не фонтан, анекдотическая. Но имеет право, в принципе.

#3393213 05.12.2017 16:54 shilova

Это такой, синопсис очередного фильма Звягинцева. Почему-то я представила вот все это в его исполнении. Такая безнадега, и везде мусор, и ржавые железку повсюду. И похмелье. И солнцу места нет

 

M.SH

Наконец судьи говорят с народом! надо срочно писать

 

#3393435 05.12.2017 19:25 shilova

ответ на комментарий пользователя Алеся Ранимая : #3393325

А судьи кто? (с)  

 

M. SH 

#3393557 05.12.2017 20:12 Ежи sвежий

Добрый вечер! Спасибо всем, не поленившимся прочесть. И спасибо за незлую критику. Для меня это полезный опыт. 

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге