Меню
Войти

Илья Гутковский

Добавить в друзья

ЗАЯВКА ОТПРАВЛЕНА!

ВАШ ДРУГ

ПРЕДЛОЖИЛ ДРУЖБУ


Воспоминания, которых, возможно, и не было

Я проснулся в утробе матери от передозировки, висящего, где-то за горизонтом ее глаз, синего неба; на меня обрушились стены мира, нервом душной свободы, где каждый бредет по своей, отдельно взятой пустыне. Здравствуйте, но я ведь вас не…
Читать далее

Я хочу слышать, как ты играешь на струнах безмолвия

Я хочу слышать, как ты играешь на струнах безмолвия, только лишь взглядом цыганской души под небом свободным. Слышишь, греши, греши, если знаешь волю огненной страсти диких сердец. Под венец златоглавого солнца веди свой танец бурным…
Читать далее

Пляски духов

*** Дождь спадает пьяной лаской, Над паутиной изумрудного леса Небо бредит хрустальным вальсом, В зеркале глаз Светлая грусть летнего хора. *** Ночь поглощает тяжесть глаз, Тишина врезается в сердце лунной симфонией, Я умираю в горьком…
Читать далее

“На белом свитере зимы оборванная нить…”

На белом свитере зимы оборванная нить повествованья. Укутаюсь в вечерний свет, метель и чай, отчаянье и случая холодный поцелуй. Печать печали, недопитое вино в бокале полнолуния; распятый без креста, расстрелянный без пуль, шлю письма наугад…
Читать далее

"Пью кофе, смотрю на снег..."

Пью кофе, смотрю на снег, слушаю тропических птиц (в записи). Сломанная стрела времени застряла в пробке зимы. Ты накрасилась и осталась дома. Цветок фонаря, фосфор луны, призрак камина – триединое благословение. До любви…
Читать далее

“Черный снег под колесами…”

Черный снег под колесами набивает оскомину. В пробках, в давках, в лифтовых шахтах, подвешенный за позвонки, я свинцовое небо трактую наскоками поэтической кухни. Отвечаю залпом на письма, звонки, чтоб убить одиночество духа. Провожаю…
Читать далее

Кобальт

Ветер зари, прорывая кобальтовые занавески раннего неба, повеял холодным каменистым берегом северной Атлантики. Мне следить за тобой, печальная чайка над чешуей чугунной волны. Спящие в пустынном тумане холмы отзовутся суровым эхом любви.…
Читать далее

Энтузиаст

Была смазливо-приторная осень. Я встретил Ротозадова на скамейки в парке, тщательно изучающего молодежные экскременты в чугунной амфоре урны. Его интересовали бутылки, обертки, бычки, использованные презервативы и прочие рабочие материалы для,…
Читать далее

Перспектива

Слышишь, ни звука. Луна, как заплывшая жиром шлюха, отдается сирени ночи, воздуху спален. Видишь, смоль прорастает пьяным бродягой по переулкам пустыни, сахаром тает, лает шавкой на привязи звезд. Ветер дамасский клинок приставит к горлу и…
Читать далее

@ромат

Te quiero, te quiero* – молилась луна в фиолетовых сливках неба. Te quiero, te quiero – ветер носился в сладости смоли ночной химеры. Te quiero, te quiero… Испанских ресниц лучи, словно заката веер. В руки огнем…
Читать далее

Лютня

время – тонкая струйка золота в песочных часах пространство – ветер разбитый о скалы сквозь пространство и время я ищу твою боль твой страх потерять нить рассказа о нас я лечу их безвременьем многомерностью света в глазах…
Читать далее

Неизлечимая доза любви

*** Неизлечимая доза любви – ее танец смертелен, как сок горячих ключей, ее плоть капризна, как осеннее настроение, ее глаза – северное сияние. *** Атмосфера огненных шапок холмов в закатной купели истлеет окурком ночи, как и…
Читать далее

Прожигатель слов

Голое отчаяние, невозможно подняться, лишь насладившись страданием, я могу успокоиться. Франц Кафка   Дыхание Индифферентнее, безучастнее, Как русло реки. Золотые прутья впустят Глоток неба, Обезображенного Зимним дождем. Ожидание…
Читать далее

Толкование слов

душа – крылья обрезали свет – тьма станет ярче любовь – мягкое, нежное дождь – точки на платье точка – размерность смерти смерть – шутка природы деньги – деньги на ветер море – ждали…
Читать далее

Письмо. Белый дождь

Вуаль табачного вечера на выражении окон. Март плодоносит снежно-дождливым смехом. Муза уснет в грязном сугробе, и Дионис разбазарит хмель по радуге глаз. Звезд порошок проглотит туманная залежь, черная маска небес, сонный потерянный…
Читать далее

Меланхолиум

Я пью и не чувствую теплого яда хмеля под языком, в листопаде нервных волокон, в блеске глаз, на влажном окрике губ, лишь вчерашняя горечь, лишь фигура умолчания. А на карих ветвях распускается май, а под ногами вьется дорога из яшмы, а под…
Читать далее

Тет-а-тет

1 (вечерний чай) Свечи зажег закат, воскурил фиолетовый сумрак, выпал влагой травы. Слово застыло розой, взгляд пропитался лавандой, мятным туманом распался. Слышишь, границ больше нет, воздуха стены разбились О лунно-медный рожок, Вскрыли…
Читать далее

Букварель

Меркнет молью молитва моря, Самая синяя, самый соленый сапфир, И кажется, кричит киноварь Закатной золы, завуалированная Под пожар песка и памяти. Ритмом разлитой ртути Возятся волны с ветром, Ленно-лиловой лепниной льются Горизонты гор…
Читать далее

Акценты

Последний день, моей последней осени, До тридцати. И так – до бесконечности, По встречной. Краюхой уха задевая Ударный взброс ежесекундности, Слетаюсь в память, в грезиц белизну – В неявь – там, где теплей и безопасней, Где…
Читать далее

Из дневников

  *** Я прорастаю в мхи, лишайники, папоротники, рожь, пшеницу, ячмень, лаванду, душицу, мелиссу, клевер, мимозу, люцерну, кориандр, тмин, бедренец, тюльпан, гиацинт, лилию, землянику, сакуру, табак, кипарис, пихту,…
Читать далее

Археология

*** Аромат цветов – в венках волос влюбленных, в венках могил; вкус новой жизни и дух увядания – разорванное сердце розы. *** Ржавой луной припорошена ночь, собрано хищное олово звезд, агатовой сетью выловлен страх первобытной души, а…
Читать далее

Пыль весны. Из записных книжек

*** Каждая законченная книга – это символическая смерть ее автора. *** После детства нова, только смерть. *** Великий страх cподвижник великих дел. *** Повесился на знаке вопроса…каждый день – это ад, каждый год – это…
Читать далее

Fly Caesar Poems (стихи Мухи Цезарева)

“…Я человеком здесь поставлен На время” Д. Пригов   secundo lapsus Я выкидыш города – воробей, Божья тварь на содержаньи подачек С мусорных пастбищ. Это мой город, это мой хлеб, Не надо давить из себя…
Читать далее

Черный блокнот (из цикла)

*** Он страдает, Потому что видит в человеческом Только человеческое. Но ведь должно быть что-то еще? То, что колышется ветерком На кончике алого лепестка, То, что лучом скоротечным Восхода опаляет скол горизонта, И на уста Опадает медом…
Читать далее

Опыты бессознательного. На грани (из цикла)

*** Я преступаю черту, Я смотрю, что там творится За горизонтом видимой условности, Я преломляю небо, И в глаза льется струя солнечной воды, Я подношу спичку к зрачку И взгляд вырывается Из темноты пещеры лживого Эго Птицей, легкой, как…
Читать далее

Внутривенно. Триптих

I Господи, Господи, Ведь бесполезно вынашивать планы, когда эти планы чужие. Острые кости Режут, как стекла, кожу – беги, беги – но так хрупко, такие Ломкие в ломках без права на правду. Исповедь исподволь длится годами, проповедь…
Читать далее

Тепло февраля, пластика сна

Сон мой ложится хлопком февральским, в нем твоя мягкость сплелась в узорную ткань молочных дорог. Белые духи, пухом небесным осыпав порог, мне предлагают умыться метелью. Иней кутает руки, щеки, глаза, волосы. Наитие льда скрипкой водит за…
Читать далее

Декабрьский дождь

Ожидание послевкусия кофе, притаившееся на глянце сетчатки утро цвета ночи с декабрьским ливнем. Атлантический фронт – говорит Гидрометцентр; чертова слякоть, жди изобилия гололеда – кривится душа в поднывающих позвонках. Жму на…
Читать далее

Бальзам

Излечи меня от черных дорог в никуда, от грязных обочин, наевшихся трупным снегом, от пустых обновлений весны, где трава словно лед, не жива, не обожжена, лишь припудрена призрачным солнцем. Вещи становятся вещими, когда мы больны. Даль…
Читать далее

Волчица

Где снежный ворс – девятый вал, Во тьме глухой лесной химеры Я мать-волчицу повстречал, Как миф, сошедший с уст Гомера. На расстоянии огня, Глазами веры беспробудной Она смотрела на меня, Как на щенка печалью лунной. Молитва стаи…
Читать далее

Добавь в меня лилий

Добавь в меня пробуждение Чувственных лилий Поцелуем зари опаленной. Оставь возлияния ночи, Раскрой это небо шире Молитвой проточной В цвета вдохновенного спектра, В постель, укрытую влагой Прибоя рассветного. Мешай кофейную гущу В глазах…
Читать далее

Искушение

Месяц в рог зачерпнет ночную метель. Сердце вздрогнет серебряным ветром, распустив жемчужные нити. Мертвый блеск фонарей, звезд роса, тьмы елей. Окаменевший углем рассвет уличного полотна. Черноокую песнь пой до хрипа, до дна, пусть…
Читать далее

Сверхновая

Коллапсирую, как сверхновая, Чтоб рвануть свежеиспеченными Элементами жизни, Ломано, Низвергаю искру, нареченную Неминуемым, тропой пламенной, На которой любви я баловень, В теплых сенях нежной звезды. Нет сомнения, Солнце…
Читать далее

И я вернусь с крылатой колесницей весенних гимнов

И я вернусь с крылатой колесницей Весенних гимнов, талою водой Я разольюсь по солнечным страницам Поэмы лета, чтобы быть с тобой Моя надежда, ветреная дева, Мое спасенье имя тебе дам, Забудем все, что было, это небо Отныне сердца любящего…
Читать далее

Солнца спелого яблоко

Солнца спелого яблоко разгорается полднем лета пышного, лета знойного, на небес синих пашенке. Валит зелье цветочное с плеч дурманную голову, облаков гребни сочные в луже неба полощутся, размалеванной золотом. Пудра света…
Читать далее

Переверните небо

Переверните небо, Чтоб черпать ладонями звезды, Как кристаллы замерзшего снега, Как проросшие инеем слезы. Я мечтатель, мне нужен воздух, Не оплеванный гарью серой, А прозрачный и светлый, как звезды На земле, искрящейся мелом. Чтобы в…
Читать далее

Серебро дождя

Серебро дождя на мольберте окна, Водный хор муз небесного братства, Размельченная стужа сырого угля Облаков, мокротелая паства Луж стеклянных на стрелах размытых дорог, Колпаки громовых перекличек, Седовласостью скрученный воздуха смог, И…
Читать далее

Душа ее – Атлантида

Душа ее – Атлантида, Косы ее – травы цветные, Губы ее - душистые маки, Имя ее – в свете хранимо, Во сны расписные окутано, Лунной тропинкой во мраке Ночи излито, начертано. Звезды приветствия шлют, Ветры несут…
Читать далее

Mr.Белозеров

Глава I Шел снег, отдающий дождливым душком осенней гнильцы. Алкогольное теплокровие Андрея позволяло держаться непринужденно и на плаву во враждебной среде вечернего уличного ажиотажа бойких на язык масс. Белозеров сливался с испачканным небом…
Читать далее

Дай мне терпения горсть

Дай мне терпения горсть, Усыпать тропу грядущего, Дай мне глоток вина, Забыться в томной процессии, Ветер развеет следы, Небо застынет бездушно, И только нота смирения Окажется песней песен. Сделай, чтоб сталось тепло, Север крадется…
Читать далее

Ночь-тигрица

Нацедилась закатной кровины, И в лунную топь опустила десницы, Зализала окно гуталином, Да забилася черною птицей. Приютила огнем маяков, Разбросала липкие сны, Пролила на канаты усталых дорог Молоком-серебром звездный дым. Натянув тетеву…
Читать далее

Небо-наркотик

Небо – наркотик, для тех, кто умеет, Читать между строк сокола-ветра, И день, погребаемый в солнечной вере, Струною отпеть закатного пепла. У листопада дорожных напутствий Собраны вещие сны и приметы, Пенятся легкие воздухом улиц, Ночь…
Читать далее

Пряди волос

Давай воскресим богов Все мифы столетий Поклонимся идолам Старого леса (Джим Моррисон)   Возьми эти пряди волос, В низ запуталось лета дыханье, С них крошится янтарь желтых слез Ранней осени в ливнях хрустальных. Свяжи их шелка…
Читать далее

Под рубашкой зимней

Под рубашкой зимней серебрится иней, Парусник студеный ветер распростер, Небо ясной гладью в колыбели синей, Выловило солнца плавящийся взор. Снежные белила разодели ветви Заспанных деревьев, стоптанных дорог, В воздухе прозрачном свежесть дня…
Читать далее

Разлетелась весточка в округе

Разлетелась весточка в округе, Соловьиной песней по ветвям, Прокатился ароматной вьюгой, Изумрудных крон цветной дурман. Всколыхнул настил камыш упругий, Пробудился топкий мир болот, Солнце вдалось в сеть лесной дороги, Орошая сласть медовых…
Читать далее

Флуктуации

набросок #1 Дайте мне хорошего критика, и я переверну Пушкина – говаривал внутренний голос; но хоть бы один волос упал с головы Пушкина. Дайте мне трубку мира, и я зарою топор войны – говаривал старый курильщик; но дети играли в…
Читать далее

Боль, как лекарство от скуки

Боль, как лекарство от скуки, Грусть, как предтеча новин, Солнце восходит, закатай мне руки В сладкую вязь луговин. Я здесь останусь тяжелым Камнем у крови земли, Полно искать чертей, полна, Ангелы-крылья в пыли. Скользкой росой…
Читать далее

Проезжая часть

Проезжая часть. На руках ковыляет в старых лохмотьях несчастная, исковерканная…
Читать далее

Когда обрушатся стены Иерусалима

Когда обрушатся стены Иерусалима, И Вавилонскую деву распнет под огнем Страшный суд, Я буду помнить, лишь Как уронила Ты золотой печалью, На платье неба, слезу. Если архангел в трубу пропоет Мне на ухо, И отрекутся мирские ваянья От…
Читать далее

Ах, эти смолы черных очей

Ах, эти смолы черных очей, Тянут-потянут в райскую вязь, Вскинуты крылья зыбучих ночей, Ветер разносит черную…
Читать далее

По инерции время катится

По инерции время катится, В воду канет едва ли заметное, Моментальное, вечным хватится, Пожиная плоды многолетнего. От кичливого до посмешного, Пробежавшись полоской изрезанной, По разбойничьи вспомнит грешное, И, дай Бог, простит…
Читать далее

Не обижай того, кто нравом робок

Не обижай того, кто нравом робок, Кто сердцем чист, но храбрецом не слыл, Ты толстокож, а он душою тонок, Ты всем на зависть, а он просто мил. Не преступай порог ранимой веры, Не умиляй достоинств скромных глаз, Ты лучший стал, а он бывал лишь…
Читать далее

Сведи все краски желаний

Сведи все краски желаний, И я нарисую тебя, Впусти меня в свой покой, И я возведу в нем храм, Для злых языков Не ищи оправданья, Зависть их – праведность нам. Там где лежали венки, Ныне земля моя Зацвела в…
Читать далее

Гобелены

верблюжья шерсть целебного тумана неба неба, цвета побегов можжевельника, цвета середины мая позднезакатный циркон дорога из звезд – металлический блеск оперенья скворца тень шагов легка, как чистая ангорская пряжа подвижна и…
Читать далее

Одетая в воздух

Одетая в воздух танцует священный танец любви… (в постели луны взятая мягкостью света) одетая в воздух срывает плоды истерической ночи… и каждый день, жертвой рассвета, одетая в воздух бросает свой храм, исписавшись до…
Читать далее

Неотправленные письма

#1 Знаешь, милая, лучшие ролевые игры – это разлука. Разлука – это твоя душа, о которой, можно только догадываться. Спорим, милая, наверняка, ты не знала, что в августе в моем августе, когда-то шел снег – это та же…
Читать далее

“Цветет луна в обрыве ночи…”

Цветет луна в обрыве ночи, Как и огонь в твоем окне – Не спит, впитав ее источник, Ее тоску и холод…
Читать далее

“Жизнь, обреченная на выживание – красота строки, вытянутой…”

  Жизнь, обреченная на выживание – Красота строки, вытянутой в стихотворение. Жизнь, железно-жилистым жалом, Животной жаждой, жвачным жжением Вечножеланий, вечнопрощаний-прощений, Такое хрупкое естество, и как будто, такая…
Читать далее

“Белоснежным январским шелком она стелется…”

Белоснежным январским шелком Она стелется в лунность постели, От фарфоровых дней осколки Растворяя в глазах метели. Она ищет гармонию света, Преломленного глубоководьем, Взгляд – желанье, как в детстве, раздета, Но от холода знанья…
Читать далее

Сядет печаль под смоковницей

Моя песня прекрасна, потому что – это песня жизни на узорчатой веточке вешней вишни. Моя ночь вдохновенна, потому что – это ночь под снегом туманно-жемчужных садов в доме из лунного света. И ты, мой слух, мой взгляд, мой поцелуй…
Читать далее

One

Она дышит в сердце глубиной слез. Капельки пота превращаются в хрустальные лепестки любви, и ветер опускается на плечи мистической…
Читать далее

Поздно

И когда потушат свет, останутся только следы твоего дыханья в теплом воздухе под невесомым дождем июльского неба, и ночь засвидетельствует – метаморфозы сна, отраженье луны в колодце и золотистую прядь строки из дневника…
Читать далее

Preuve de la poesie

Долгоиграющая радуга над умирающим летом – любовь сильнее жизни. Подтекст догорающего сердца в расплывчатом объеме слов…
Читать далее

Пейзаж

На рассвете землисто-ягодном, В затуманенном пекле холода, Солнце выкатило глазные яблоки На лесные горбатые копья. Как белье, простирало ветром, Облака, до пружины судорг, Холодеющим потом рассвета Набухали холмов бледных груди. И лебяжьей…
Читать далее

Воздухоплаванье

Вот – ветер, а вот – душа, а вот – их созвучие в аквамариновом листопаде, на теплом песке обожженного солнцем берега – и я снова умею летать, или падать. Выбор, как…
Читать далее

Воображение

Мы лежим на пляже, а вокруг проплывают любовные многогранники звезд, в одном из них – ты и я. Так могло бы быть – а значит, так было, когда-то, во времена планирования бескровной Земли, в воображении…
Читать далее

Ожог

Ночь выпивает глаза мои – три дня я молился о смерти, как об избавлении, но получил, лишь боль и глухоту сердец (вход в комнату, с 10-ю окнами, в 11-ом окне) Ночь, нарисованная углем, свет открытых…
Читать далее

Развертка

Поля, поля, где ветер – Прелюдия огня Влюбленных и желающих Остаться неизвестными, И звезды, с глаз готовые сорваться, И кровь течет рубиновым вином Закатного соседства, А утром умываться В туман благословляет нежный звон Росы с…
Читать далее

Тема воздуха

Влажные от любви волосы на обнаженном метафорами мясе повседневности. Если ты ничего не поймешь, то знай – что слова, тоже чувствуют боль и нежность, но по-своему. Наши рощи пьяны от стрекоз и пыльцы грехопадения. Нитевидное солнце на…
Читать далее

Теплая кровь

Стряхивая пепел сна на рукав, занесенной снегом, январской дороги, в декорациях утренней полутьмы, полусвета свеч умирающих фонарей и беспокойных маршруток, пообещай мне немного тепла, немного озябшей любви, немного вечернего чая на кухне за…
Читать далее

Силовые линии

Чтобы согреться, но не растаять – нужна боль, романс, спетый сорванным горлом в разряженном воздухе, роза, выкованная из железа пустынной зари на приволье слезящихся глаз, уставшего слуха и позднего понимания и смирения. Чтобы найти и не…
Читать далее

Дополни

Отчаянье – для надежды. Поражение больше победы, когда ты дополнишь мою ночь. Одежда – такое непрочное прикрытие. Беседы – такое скучное ожидание восхода твоей луны. Воздух сиренью блуждает. Волосы, словно волны в…
Читать далее

После

Она развязала мне руки, и я доверился течению, чтоб оставаться самим собой, инерцией творчества. Посмотрим, послесловие – лучшая чаша весов, и мудрость ошибки – лучшая доля. У зимы два лица – холод и радость от…
Читать далее

Минус двадцать по Цельсию

Минус двадцать по Цельсию, у сугроба пригрелась тощая псина, верно, творит молитву собачьему богу, вести о лете блошином ловит ушами длинными, рваными, раненной лапой дёргает синеватый, оледенелый воздух – чем-то родным веет в чём-то…
Читать далее

Еще раз о поэте

Семь бед – один поэт, в котором старый, добрый блюз – лучшее лекарство, где уют – это, он сам, и когда, как по маслу – к беде, но он, все читает Фауста, и одними устами творит молитву и проклинает, любит лесть и за это…
Читать далее

Крупный план

Я стою на Земле, прихваченный гвоздем гравитации, прикрытый сэндвичем атмосферы, паутиной магнитного поля, Земля вертится вокруг своей оси…
Читать далее

Женщина

Ласковая, нежная строка, Не смотри с укором в мои дали, Где течет полночная река, И луна-волчица зубы скалит,…
Читать далее

Amore

Amore, amore – А в сердце – кардиограмма моря… Amore, amore – А верное северному сиянию сердце Вертится в барабане неба, В серебристо-веснушечном астропульсе, Линзе телескопической ночи… Amore, amore – И…
Читать далее

Проспать под диктовку снега

Февраль – блюз для гурманов – судьба, предположившая жертвенность. Моя нежность – пространство без точек опоры. Какой же я настоящий? Теперь, наверно, не знаю – все капризно-хрупко, непостоянно – тоже мне, новость…
Читать далее

Nerve

Ты почувствовала моё желание, я почувствовал – твое смущение. Я спел: люби меня до последней капли росы, на веере ресниц неверного утра; до последней унции золота во взгляде благоуханного среднелетнего полдня; до последней частицы…
Читать далее

Тому, кто всегда рядом

Смерть близкого, кажется такой далёкой, потому, она всегда, так центростремительна, относительно боли. Слёзы ранней, раненной дородовым теплом, весны – это тоже подобие смерти, смерти бескровного во имя освобожденного духа цвета, в…
Читать далее

Тихо

Тихо, как в новолуние, блюзово, как на окраине, Пламя горит, у пламени – память согрелась. Туманное Небо по окнам шляется, строчки ложатся в столбики, Точки бегут в многоточия, а многоточья – в застолия. Солнце плетётся к западу,…
Читать далее

Иные следы

Осколки памяти любви – мои книги – моё отчаянье. Обезболивание сновидчеством – поэзия не пишущих, но видящих, видящих иначе медные колокольчики слов, узоры междустрочий. Я, словно песок на раскалённых дюнах пустыни, о, душа…
Читать далее

Плавно

Гортань колодцев наполняется мелодикой луны, Столпилась ночь под северной звездой. Даль сеет миллионы голосов в венозных реках ветра, И я – привычкой к одиночеству – как к смерти – Шепчу – проснись, так надо, это, только…
Читать далее

Одиннадцать дней

Стоит ли одно стихотворение одиннадцатидневного чистилища? Но ведь функция времени – очищение шелухи. Я знал, это всегда жило во мне, просто когда-то вы этого не прочли за кисло-лимонными газетными вырезками наших бесед, наших…
Читать далее

Резонанс

Она видит меня насквозь – ей так казалось, ей так хотелось. Я подарил ей хрупкое ожерелье из слов, отставив себе перерождение тишиной – бальзам степного одиночества, уют пшеничного поля под капельками летних звёзд. Я вставал…
Читать далее

Церера

Аромат чернозёма, прохлада рощ, стройная змейка Реки, несущаяся пастушьей свирелью, воздух, Дымящийся плеском травы, напившейся солнца – Я храню этот сон для тебя – так отведай Вина из кувшина зари, печальная пленница Своих слёз.…
Читать далее

Идиллия

Засыпающий парк, заходящее солнце сгоревшей на блюдце бумажкой, рассыпавшейся вечерним сумраком, словно апостол, несущий благую весть в ниши глухих домов; натянутая паутиной душа разносчика снов, топка угольных туч, случайное многоголосье…
Читать далее

Закадровый текст

Мое любимое времяпрепровождение – заходящее, умирающее солнце. Я всю жизнь учился умирать, но так и не поверил в смерть. Настоящая вера – полное одиночество, для нее, даже одного желания – много. Знаете, пока будет красота,…
Читать далее

Идилия II. Romantic

В твои следы закралась краска ночи и запах свежескошенной травы. Нам легким облаком парить по краю ветра, и радугой катится под откос промокших крыш. Слова, как фон, не больше, не честней, и лишь источник нежности свечой нервозной верен. Твои…
Читать далее

Жребий

Был склонен к изученью языка порочных женщин, Вдыхал лежалый снег, подать весну распоряжался, И не желал любить в силу привычки, и душу продал августовским грозам, И обладал свободою пропить талант, и когда рыжий вечер В коробках спичечных домов…
Читать далее

Очертания

Блаженный яд любви – прах, обратившийся рассветной маргариткой. Предродовые муки женщины – строка, проявленная болью – скрепленные в узор души слова. Твои стеклянные глаза, когда ты возвращаешься домой глубокой полночью,…
Читать далее

Вино

И нескончаемым тропическим дождём Лилось до-ре-ми-фа-соль-ля-си-до, Мажорная весенняя прохлада, Лазурная любовь, фиалковые волны, И вечер под вино Из винограда De la France, Импрессионистическую плавь ловила точка взгляда, Песком Египта…
Читать далее

Полуслова

Испытание скукой, испытание криком – за спиной дышит время – посмеемся, забудем. На пол шага вперед обретай свою нежность, для всего, что сокрыто от изношенных будней – там бесправна разлука, там безвестны рассказы об увядшем…
Читать далее

Лайт

Ночная музыка, она же – поэзия, как вино наполняет сосуд души, но как много готовых сопротивляться, и тогда, я топлю в ладонях мартовский снег, на котором кувшинками прорастает безмолвие, словно твои слезы, при первой встречи, после…
Читать далее

Спираль

Ночь обретает повадки зверя В мартовских идах, в мартовских льдах, Тающих сквозняками под дверью, Там, где травы прошлогодней прах С уст обрывается, кружится вьюгой Неба свинцового, тенью дрожащей. Тихо за стенкой уснула подруга, Зимняя…
Читать далее

Спираль. Действие II

Ленное солнце в самом соку Плесенью желтой на ставнях; День набирает листву-высоту; Вечер пылится устало; Ночь кочегарит чёрной смолой; Утро вдребезги бьётся – Время течёт синеглазой рекой, Небом, лебедем…
Читать далее

Contrasto

Седая прядь фонтана на летнем макияже, И мраморной волны прохладная строка, Флуоресцентный тюль на солнечных ветрах, И кружева лазурных горных крыш, молочно-лунный пляж, Коралловый закат – Мне снится южный срез на бахроме дождя, На…
Читать далее

Весна

Что-то вышло из-под пера пернатое, то ли птица, то ли слово, то ли душа – свечи окурок – ждущая тишины на распутье дождя, в ледяных корках марта, где не хочется снов и ласки природы, где тебе говорят – смерть, еще надо и…
Читать далее

Март. Coda

Нам пережить четвёртую весну – на придыхании желтеющего снега, в светотенях серо-сырых сугробов – сказало, в ручеёк свитое, время, и в Дельфы не ходи. Погоды истерия, раскисшие ключи, но ночь короче всё, а значит – и…
Читать далее

Неисповедимо

Как глуп был я в своей печали, не ведая Твоей печати; как слеп я в грусти был своей, не зная света в тьме событий; приростом времени без дела, я обесценивал дела в огне вина, в чувствах вины. Мой Страшный Суд – я…
Читать далее

Венок

весенний насморк H2O простуда я кошку в дом возьму от непогоды я кошку в дом возьму от непогоды и лунный свет в её глазах мне будет солнцем…
Читать далее

Фон

Апрельский снег, как нервный срыв прекраснейшей из женщин, как жемчуг млечный, плач навзрыд седого горизонта; под белым золотом хранит весна свои ланиты, под белым саваном, как смерть, воскресное безделье. Не думай не о чём плохом…
Читать далее

Каменный берег Сены

Изумрудная вена Сены, её каменный берег смотрит на город света, отравленный модой любви и шансоном. Мельница Мулен Руж перемалывает ночной воздух Парижа – ночь, его второе имя, его сердечная мышца. Зоб Триумфальной арки; скелетообразный…
Читать далее

Нью-Йорк. Концентрат

Волны Атлантики, срезающие парус безмолвия, врезающиеся в железобетонную пасть кубического чудовища, в паутину Бруклинского моста, в 463 станции кипящей подземки, в продолговатый портал Бродвея, в плешь Центрального парка, в аорту ПятогоАвеню,…
Читать далее

Дерево

Вот дерево – в нём соки солнца, подземные ключи, шёлк ветра, стойкость ста зимовок, ста перерождений – теперь оно – листок бумаги с отрыжкою чернильной у свечи в подвале неизвестного поэта – преемственность – когда…
Читать далее

Всплеск

Погост сугробов с вешней тушью. Непослушное сердце, ждущее боли. Перешиваю стихами душу. Лишь свет, как смерть, лишь вдохновенье, лишь обострение неволи, и боль свободы на…
Читать далее

Фристайл

Внутренняя пустота, обнаженная внешним блеском – обманчивый запах весны. Выжидающий холод скучных скамеек, грязный снег на подошвах скверов – моя вера, перелётная птица, ещё сильнее своим отчаяньем. А счастье – это, когда ты…
Читать далее

Однотонный спектр слабеющего дня

Однотонный спектр слабеющего дня – повторение пройденного – здесь я, как я, как пустота начала и конца, заточенное в камень сердцебиенье. Мёртвоплывущая ткань земли. Где твои дети, весна? Твоя душа, разлившаяся кошачьим…
Читать далее

Ворожба

В воздухе, переизбытком кислорода, весенняя истерия; россыпью пешеходов ленная мина города – пейзаж, застревающий в пробках, проулках и перекрёстках; мираж, проплывающих, скомканных, лютней звенящих облачных стай; точечный лай по дворам с…
Читать далее

Лепестки воды

Пахнет морским приливом – к дождю. Между нами пропасть – один поцелуй. Прикоснулось слово к губам и стало цветком. В глубине зрачка – облачко перламутровой пыли от вспорхнувшего бабочкой ветра. Воспоминания – разводы…
Читать далее

Мгновенный снимок неба

 Я пред усталостью в долгу – она даёт вкус мимолётной смерти, покуда камнегрудый город тенью мёртвой лежит на моих веках, и треплет ветер целлофан, застрявший в ветвях лип, как сердца недокрылого пульсар, болезненностью выброшенный…
Читать далее

Одно стихотворение

Я нашёл на пустыре брошенное, позабытое богом стихотворение, изъеденное белой пылью и молью безмолвного февральского одиночества, еле дышащее тонкой слезой не прочтения; я взял дымящуюся крупицу его ветхих, пожелтевших слов, пропустил через,…
Читать далее

Бисер

Остаточный аромат поцелуя на приливной волне крыш. Соломенным клубочком на коленях теплый лучик. Блик солнечный ростком сквозь тьму зрачка. За мутной смолой окон – янтарный воздух бездорожья. Твои секреты – новолуния цветы, колец…
Читать далее

Как спящий могильный камень

Как спящий могильный камень Я замер в пространстве немом, Листвой соскользнув с ночной раны, Прорезавшись ртутной…
Читать далее

Художник нарисует воздух

Художник нарисует воздух, из воздуха родится – дыхание, и чёрный голос воронья, вещающий – дышать, что умирать, но умирать с надеждой. Алмазной колесницей прокатится зима по кремню глаз и высечет искру – то гниль весны, то…
Читать далее

Остыло пламя запада

Остыло пламя запада, и черви ночи прогрызли бреши звёзд на трупе тишины. Зарёю чёрной ворон вскинул очи – очаг теней, свечу сырой…
Читать далее

Штриховка

Разбившейся на кусочки мутного света май, на кусочки светопыли, преломившей красоту пустоты. Осколочные ранения дождя, прошедшего накануне, словно тонкая плоть клубящегося сладкого воздуха, оттачивающая рассеянное внимание. Утро, приправленное…
Читать далее

Штриховка. Послесловие

Седая улыбка песка в молодой и невинной печали зеленой волны. Ночь чарующе плыла смуглым блюзом луны, морская соль оседала жемчугом на руках. Любовь проникала в поры уснувших окон, играла под звёздами оттенками прибрежного бархата. Лиловый шар…
Читать далее

Штриховка. Послесловие. El acorde final

Здесь было вечное похмелье, как синоним вечной поэзии. Перламутровый рубец её губ на моей щеке напоминал об умирающем солнце в медно-бронзовой чаше вечернего моря. Медовые судороги полумесяца падали сахарной пудрой к ногам. Лёгкая скатерть ночи…
Читать далее

Траектория тихого шума

Усталый от сумрака город смотрит в затылок, запутавшийся в переплетении проводов и полуночных маршрутов; тяжёлая мантия туч спадает на плечи, на гриву ощетинившихся обочин. Я пропадаю в ласковом воздухе, в летучих гроздьях сирени бреду наугад…
Читать далее

Приметы

Твоя нежность раскрылась в моей ладони цветком декабря – вот он, пророс алебастровыми снежинками ледяных облаков. Моя любовь – горящее по наитию пламя, вылитое, словно нагая заря, раскаленной сталью на полотно-платье…
Читать далее

Эхо

Глаза васильковой свежести, напоите меня дорогой, напоите меня светом предзакатного хмеля, и криком, что играет на гребнях сосен, что струится в тогах берёз, что искрится ручьём в овраге, что звучит отголоском пшеницы самых ясных и чистых уст.…
Читать далее

Капля уюта

Воскресение. Май. Семь утра. Сижу на балконе с кошкой. Горьковато-лёгкий дымок сигареты. Свежезаваренный кофе. Новорожденная свечка солнца бросает теплую рябь в полушария сонных глаз. Слушаю пение птиц, ласкающих синюю безнадежную…
Читать далее

Тополь

Когда каждый скрип двери отдаётся надеждой в грудной клетке, а головокружение ветра – последним вздохом чёрных, как степь, ресниц – к тебе я писал безмолвные рифмы, друг мой, тополь, шумящий закатом весны, зенитом мая, грустью слов…
Читать далее

Прибрежная

Несбыточная мечта о море в растрескавшемся граните городских окраин порхает бабочкой-невидимкой; на её ультрамариновых крыльях – золотисто-пурпурный прибой вечернего солнца, волнообразный рисунок июньского сна и точки глухих…
Читать далее

Аллегро

Волной хрустальной Носит парус по волнам, Как танец бальный Дьявольского бала, И берег дальний, Чёрных ветров храм, Высматривает Парус у причала. На парусе горит Маяк-звезда, Отлитая из рифм – Надрывных штормов, И берег зрит, С…
Читать далее

Июньская исповедь

Впитываю губкой глаз соки речные – отжимаю душой полноводную радость. Солнце – пшеничное поле, упавшее на голову; луна – тенистый горный ручей в рукаве. Календарик с домом у горного озера, где я всегда хотел жить, в левом…
Читать далее

Невидимка-утро

Тень от ограды на узенькой ленточке пешеходной части моста, словно кожа зебры, словно жилистость жизни – словом, пробелом, снова словом, золотом, грязью, алмазом, смолой, сколами руд, до горизонта, где виднеется утренней свечкой маковка…
Читать далее

Пропеть волны

Ночь…Лучшая поэзия – мурчание кошки, свернувшейся клубочком под левым плечом, у застывшего, лунным светом, сердца. Эта ночь – больше всех слов – это время гремучей змеи, хозяйки пустыни, на коже которой, отпечатались…
Читать далее

Углекислота. Urban

С неба – невод сочно-синий ловит летней лаской, лиц хмурый хор, лениво-львиный городской галдёж и свист. Собирает брег бродяжий стаи, своры пьяных псов; ветер льется сальной сажей злачных заводских хлевов. Узость улиц, плен…
Читать далее

Солнцестояние

Из первозданной тьмы души я выполз, заново рожденный. Я слышал во сне псалмы ассирийских царей и аккадские заклинания, малайские заговоры и воскурения орфических гимнов Эллады – так прозревала душа ночи. И если бы я вернулся в прошлое, то,…
Читать далее

Адажио

Адамантовый луч фонаря Просочится сквозь шёлк занавески. Хмель живой остывшего дня Перламутром осядет в бокале. И каштана ветвистый рахит Тень отбросит ветреным всплеском, Чтобы ночь прикрыла меня Серебром дымящихся ставен. Белозёрных звёзд…
Читать далее

Декаданс

Желе шагреневое ляжек, Обвисшее тряпьё грудей, Зубов желтеющая каша, И на подпевках хор…
Читать далее

Терции

Ветер разбился – вздрогнуло сердце разлуки. Золото вечера травы смыкает в камни молчанья. Словно пожар, всплеск горизонта – тает закат. Щедрость прощанья – моя надежда, тенью скользнёт. Смуглые кроны железного дуба…
Читать далее

Фесвитянин, из жителей Галаадских

в молчании кумиров произнес: не будет ни росы, ни влаги дождевой а сам, пошел, остался у потока, где вороны носили ему хлеб, и из потока жажду утолял поток иссяк, встал, преломляя ветвь пути, пришёл к воротам города, увидев…
Читать далее

Orange

дьявольский orange закатного шара рдеет над ухом огненной сферой, раненой ласточкой бьется кривая горизонтальной дали; примерно на расстоянии – дланью подать – тёмное море, волны-сирены, тенью сиреневой пенная рать, гребней…
Читать далее

Дождь в тебе

небесной влаги бирюза, разорванная криком птицы – так начинается гроза, так продолжает свет клубиться…
Читать далее

Либрис Рефлексо

почему я должен стесняться своего творческого безденежья? дольше живешь – больше жуешь. и, вообще, человеческие города – это лишай на теле земли. не лжесвидетельствуй на кормящую волчицу луны, не желай всех звёзд на небе. из min…
Читать далее

Венеция

Как в солнца яблочный пирог вонзает зубы ливень, так я считал все звёзды твоей лжи, и обсчитавшись, сном волны забылся, раскачивающим любви гондолу. На дне раскаченной гондолы – плевки, окурки и гондоны венецианских выходных. О,…
Читать далее

Эспаньола

испанская душа: глаза её – базальт, и губы её – магма; прилив её полей под солнечной лозой – как струн вино, как купол млечно-звёздный ночного сада; и в сердце – рёв корриды, и сердце – нежность розы, где…
Читать далее

Рассвечение

в тени моей печали сидит паук июня, плетёт слезу рассвета… уйти бы на покой, в келейность зорь лесных – но не всегда, уйдя, уходим мы навек… волной свинцово-лунной в туманное стекло бросает утро ветер… а за…
Читать далее

Завтрак третьего тысячелетия н.э.

во мне звёздная пыль чёрного эха окраин неба; во мне память Земли от цианобактерий до сложных форм жизни; во мне тысячелетний дрейф тектонических плит и арктических льдов, вулканический пепел дыханья ядра, перламутровый шёпот губ океана; во мне…
Читать далее

Птицы

Я люблю птиц: длинноногого журавля с долговязой шеей и прямым копьевидным клювом у заболоченных водоемов; тускло-глинистых жаворонков обнаженных степей, полупустынь и лугов; аккорды и паузы стройных дроздов, подхваченные лиственным лесом;…
Читать далее

Caramel

А звёзды капают сурьмой, под молибденовой луной, в кристальный кварц реки. На эбонитовых ветвях клубится цинковый туман; экслибрис следа моего сокрыло в брильянтин ночного…
Читать далее

Вслед

Шумящий июнем лес, как горящий внутри алкоголь. Слёзы, как кисти ольхи – это воспоминания. Воздух просит дождя, но небо, капризно, разбрызгало сок лазури под облачным…
Читать далее

Турбулентность

расплывчатый оттиск стального сосца фонаря в перламутре бензиновой лужи, словно большое красное пятно Юпитера; словно отверзшиеся уста дьявола однородно расширяющейся вселенной, всё вещество, которой, когда-то, вмещалось в пространстве,…
Читать далее

Диптих

Птицы ветра, сады тишины, безмолвие света, листва одиночества… Сегодня пил с Брамсом, Генделем, Бахом, Моцартом, Врубелем, Босхом, Дюрером, Тёрнером, Фростом, Катуллом, Боккаччо, Рембо… Реки ветвей, зеркало ночи, тень родников,…
Читать далее

Амальгама

Не хочу записывать, запоминать – назови мне имя этого сна, где уже не будет тебя и полночной грозы светляков, где растает аллеей молчанья карусель фонарей, и душистое пламя огня погасшей свечи разнесется дымом далёких окон. Вот…
Читать далее

Гидра

Острая, пронизывающая боль, боль красоты постдождливого воздуха вечера. Бронзовая тишина, напоённая буколиками сновидений. Тени ночных галер-галерей под тонким слом воскового лица луны. Чёрно-ванадиевое варьете, словно взвар…
Читать далее

Записки на клочках летнего света

Раскрытые окна июля, смотрящие на полноводное небо; сигаретный дым, словно ступенька кочевых облаков; душа, запрятанная глубоко в страдании; сладкое яблоко меркнущего полдня, пленяющего, как запах обнаженной женщины; все краски мира в одном…
Читать далее

Дактилоскопия

Дактилоскопически всматриваюсь в дно неба дальнозорким сердцем, на горизонте: дары волхвов, дёготь ночи, декорации оставленных сновидений, дельта стеклянных созвездий, денатураты дня, выжитые до корки двужильным временем, молящийся дервиш-ветер,…
Читать далее

Изложница

Замшелым жгутом илисто-мглистые жилы дорог расползлись по житнице полуночных дубрав. Мельхиоровой зыбью, звёзды, с заводи из закваски каменноугольной, смотрят в рукав индиго-излучины. Разливает зефир кагор по коронации зодиака. В зените –…
Читать далее

Стихотворения в прозе

1 (Ночь) Ночь, милая, к Тебе, к Тебе, к туманной подсветке луны, к смолистой мгле тротуаров, к мягкому пуху звёзд на шелкопрядных ветвях, к оседающей на занавесках песне прохладного ветерка… Я всматриваюсь в холодные губы твоего мертвенного…
Читать далее

Стихотворения в прозе II

6 (Прохлада) Утренняя летняя прохлада, врывающаяся в приоткрытую дверь, обволакивает повисшую в уголках губ тишину. Змейкой взгляда скольжу по стеклянной плоскости окна – в размеренном ритме пустого сердца одиноко плещутся ветви старой…
Читать далее

Стихотворения в прозе III

10 (Альтернатива) Небо, поющие в тональности мирно спящих сосен, невод заброшенного за облака полночного взгляда, дружелюбный холод чёрной реки, кормящейся с ладони лета – без тебя – бездыханный песок; с тобой – сладкая боль…
Читать далее

Заклинание змей под солнцем пустыни

Зачатый в утробе неведения, выношенный на руках самообмана, в заблуждении, черпающий оправдание собственной жизни, и согревающий эфемерную мысль мнимого превосходства, лилия грудничковой мудрости, уже полная самолюбования, стыдливо…
Читать далее

Осадок света лёг в фонтан

Осадок света лёг в фонтан, Увенчанный листвой, Я выпью за прекрасных дам Из фляги золотой Осенних сплавов. Дождь свинцом Покроет гарь рассвета, Я досмотрю последний сон Потерянного лета. Осадком день уйдёт на дно Заката, рдея вскользь, И…
Читать далее

Химия выцветших глаз в прозрении вечного новолуния

Тяжёлые цепи объятий света на шее летнего полдня – люби же меня, мой город – витринная, заасфальтированная пробка на горлышке мглистой реки, утоляющей жажду конструктивистских глаз закалённого оружейника. Вот, распадающийся…
Читать далее

Всё глубже тишина, всё беспредметней слово

Всё глубже тишина, всё беспредметней слово, И невесомость тянет из щелей, Алтарь луны, как старая подкова, Движения преступней и нежней. Всё безнадёжней летняя улыбки На гроздьях, стянутых приморским сном, аллей, Кремнистый берег, привкус соли…
Читать далее

Музыка, обнаженная до кости

О, муза, обнаженная до кости, Твой героиновый оскал, цветочный труп, Твой век никчёмный и твой спёртый воздух Я пью с пунцовых тряпок нежных губ. О, муза – аромат канав елейный, Треск подворотен, звон разбитого стекла, Глоток вина и…
Читать далее

Размытые следы с палитры блюза

Всю жизнь брести к себе, оледеневшей, мертвецкой походкой, к своему глухому степному приливу, раскалённому мраком луны, к своей полудикой присяге праведности, изливающейся вакуумом света на подножие каменистых холмов; одинокой песней…
Читать далее

Сиюминутная слабость, доведённая до совершенства ожога

Что может быть важнее печали и чище слёз, бессмертнее смерти и ненадёжней дыханья в груди – горсточка горечи на язычке кисти, скользнувшей падающей звездой в недописанную картину по живому сердцу. Раз, два, три, четыре, пять, шесть,…
Читать далее

Смиреной тенью листопада

Слова неслышные дождём я окроплю, Как осени разбросанные тени – Нет тяжелее сна, чем наяву, Нет злее пламени, чем страсть и вдохновенье. Слова негромкие я ветром увенчаю, Как листопада канареечный пожар – Нет лучше мудрости, чем…
Читать далее

Тридцать зим

Мне тридцать зим – четыреста семьдесят пять миллионов вдохов, столько же выдохов – отсрочек судьбы до встречи с Тобою, Господи; моё дыхание – тридцать витков вокруг солнца; моё сердце – ядовитая чаша вина,…
Читать далее

Я полюбил янтарь деревьев ломких

Взбешённый листопадом, призрак Заката утопает в речном иле; Я собираю нежный яд с вечерних листьев, Где каплю грусти сердце обронило. Смочив разлуку виноградной гроздью, Пустую воду встреч – до дна, запоем; Домашний свет на занавесках…
Читать далее

Растопленный лёд в прожилках старого клёна

В прожилках старого клёна, обнажённым нервом любви, колышется осень, таращится в небо, вращаясь глазным яблоком забродившего солнца; подошвы глотают лимонную пыль; движения, словно метафоры беспричальности на костылях золотого ветра;…
Читать далее

Перекрёсток

Как бесконечность тишины – эти глаза; Как терпкость вин осенних – эти губы; Как воздух синей горной дымки – слиянье глаз и уст; И мы стоим на перекрёстке горизонта. Как вишни плод – вечерний свет сердец; Как чешуя реки…
Читать далее

Перекрёсток. Фраза вторая

У разведённого костра вечерних облаков – твоя ладонь; У догорающей листвы сентябрьских дорог – моя рука; Мрак неразгаданной луны на дне окна – рука в руке; Туман, уснувший на ветвях – ладонь в ладони. На слух…
Читать далее

Противоядие

Вино, созревших под солнцем печали, слов, вино любви, стремящееся к недоступному языку, к черновикам Творения на чёрной кляксе засыпающего неба – есть истинное искусство в просыпающемся пространстве взгляда, его болезненно-чувственная…
Читать далее

Отголоски живого хмеля

Влачится мертвый разум мой – познать, познать тебя! И, пусть познанья древо – древо смерти, но посмотри, как чист и светел лотос, благословляющий иллюзию мою. Я оступился – и тебя прославил – упрятанный в свой ад, и…
Читать далее

Рождение Венеры Боттичелли

Предрассветный воздух; тихо плещется изумрудная чаша моря; позади, наготой упивается берег; юный Эрос мерещится; справа шёлк апельсиновых веток; рядом нимфа с пурпурным плащом, спешащая к новорождённой, что на гранях жемчужной ракушки, из…
Читать далее

Брамс. Prelude and Fugue in A minor

Дуновение лейпцигской школы; соцветие венской классики с красками романтизма; свобода ритма и фразы; синтез эпохи; под пространным куполом полифонизма – осколки лунного света, вскрытая грудь горизонта, обнажённая плоть…
Читать далее

Сикстинская Мадонна Рафаэля

Паломничество в Дрезден. Пронзает взгляд – как отдалённый ветер с вечерней плёнки моря – царица неба в человеческом обличьи, стоящая на пыли облаков, босая, в сонме ангельского хора, заполнившего неба полотно, в естественной…
Читать далее

Гайдн. Concerto for Flute and Orchestra in D major

Полёт июньского облака сквозь тёплый занавес полдня. Нежный тон побережья, впитывающий палитру прибоя. Восход янтарного солнца над хмельной головой Пана. Молитвенная сосредоточенность раскрывающегося устья рассвета. Трепетный шёпот цветов под…
Читать далее

Персей и Андромеда Рубенса

Ты здесь, вечно юная сила – античное божество? Ты здесь, воплощение грации и красоты плотской формы – богиня древней Эллады? Грубость и невоздержанность, полнокровие и темперамент фламандской кисти, стихийность и…
Читать далее

Бетховен. Piano Sonata No.23 in F minor, Op.57 Appassionata

Полная глухота, полная глухота – она же – твоя философия, драматизм симфонизма, темперамент, блеск, богатство и глубина, масштаб, неистощимость мятежного духа, размах, динамика, темп, контраст, экстремумы восприятия, экстаз и…
Читать далее

Муар

Чистым пламенем дышит вечернее платье, Чистым золотом вышит осенний воздух, Ручейком льётся свет приглушённых объятий, Мы стоим у окна, у рассвета дождя. Бриз листвы, шёпот свеч, губ прохладная влага – В уголках – тень молитвы, как…
Читать далее

Лютнист Караваджо

Что там, под тёмно-зелёным сукном? Воздух Рима, Неаполя, Мальты, Сицилии, вызов эстету, битый античный мрамор, истина без идеала, натура, уличная толпа, лихорадка, напряжение и естество, пьяная музыка, не знающая покоя. Лицо, это лицо,…
Читать далее

Шуман. Introduction and Allegro appassionato

Журчанье ручья, предрассветный шелест травы, разорвавшийся свет глубины неба, струящий нежность в густые мачты деревьев, напряженье листвы во вздохах острого ветра, акценты сердца, разбившие панцирь сна, розоволицый танец солнца на лёгком…
Читать далее

Исповеди. Шёлк

Покорно слушаю, как волны, разбиваясь О сердце, неба чистую печаль Выносят на полуденный причал; И тень утёса, шёлком отливаясь, Скрывает мой неспешный монолог. Одна минута, стоящая жизни, Один вдох соли, больше всех капризных Движений…
Читать далее

Олимпия Мане

Олимпия, Олимпия – цветок весны, бурлящей жизни плоть, румяна маков, мёд вечерних грёз; как у Бодлера, женщина и кошка, одна из вариаций музы, музыки, поэмы; как новая Венера, тончайший почерк наготы на снежных покрывалах, плод юной…
Читать далее

Голубые танцовщицы Дега

Свечение голубого – инкогнито, чувственно, холодно невозмутимо, в единстве цвета и линий, словно пульсируя монотонным ритмом Парижа, в феерии и крушении иллюзий реального мира. Свечение голубого – в арабесках жилистых шей,…
Читать далее

Исповеди. Осенний монолог

Стихла боль, значит, вечер прилёг на краю Пожелтевшего сада, печального пепла Облаков зачерпнув в ледяную ладью, И налившись полынью луны безответной. Стихла мысль – это смерть, или что-то вдали, Как пылинка в глазу, дарит слёзы разлуке,…
Читать далее

Шуберт. Ave Maria

Мягкость взгляда, нежная скорбь, ласковый свет печали, небесные ясли, туманно-лунная кровля, теплота отзывчивых рук, молитвенный шелест свечи, мелодический дар, смиренная грусть, радость надежды, душа одиночества прозрачная хрупкость…
Читать далее

Оперный проезд в Париже Писсарро

Париж, Отель “Лувр”, вид из окна – дождливо, мерцающий зонтичный улей, цепь экипажей в дымке, вода над мостовой растворённой колдует красками, бликами, жемчугом, россыпью; влажный туман серебром, суета; тает Париж в глубине…
Читать далее

Сердцетрясение воздуха

Железные звёзды прошили оболочку сумеречного абажура поседевшей осени, хватив повседневной, повсеместной злости причитающего ветра. Сквозняк рассыпанной мелочи рассеянного сознания зацепился за ветку метро. Беги, беги, беги дрожащее,…
Читать далее

Исповеди. Долгий закат

Долгий-долгий закат, янтарный блюз, малиновый свинг, лиловый слайд, оранжевый риф, алый кровоподтёк выброшенной на берег медузы, экзорцизм, дрейф, драйв, обряд посвящения, крик шамана, пророческий апокалипсический шёпот в…
Читать далее

Молитва камням

Приходи, помолится камням, в заброшенный сад – где вишнёвая вязь, и лунные руны, и ночь на груди уснула, породнившись с бурьяном, где ветра набат собирает бродячих собак, где неба оклад, так беспечен и чист, что рукою подать до зенита, и…
Читать далее

Untitled

Провожу линию, словно ветер кивает с карниза, Линию жизни, ветку ноябрьской дрожи, Оттеняю узором, по-детски рассыпанных, крошек; Расскажи, мне графика ночи, в чём смысл жизни – Отвечает, мягкой штриховкой, немного капризно – Смысл…
Читать далее

Меридианы

Где ветер спускает собак, в блеске звёзд срывая пророчества, я, лишь пастух одиночества, я, лишь надежда и страх. Где сердце от вьюги гудит, и нежность, дворнягой под дверью, в чёрное небо глядит, я, лишь осколок метели. Ночь, на сетчатке туман,…
Читать далее

Слушая тело

Прислушайся, пусть твоё тело расскажет тебе о пустыне декабрьской ночи, о звёздах, теряющих блеск, о мечтах, погребённых в пещерах рассудка; пусть твоё тело тебе намекнёт, что есть и тепло, где-то там, за чертой ожидания… О, бурлящая…
Читать далее

Пустыня

Бесконечное море песка, бесконечная цепь тишины, бесконечный бархатный зной, бесконечный колодезный холод; в паутине обманчивой ночи, взгляд, как шёпот змеиного русла; монотонный берег протяжного неба, ручеек облаков в золотистой пыли,…
Читать далее

Кукла

Ты сидишь, чуть дыша, в стекляшках капризных ладоней сжимая капельки мёда и талого шоколада, обнажённая плотоядным взглядом свечи, в прохладе теней; тёплый туман ложится на полную грудь, на длинные стройные ноги, свободно придерживая за…
Читать далее

Реконструкция памяти

Здесь память живёт, въедаясь в трухлявые брёвна, в развилки скрипучих полов, в лязг заштопанной кровли, здесь память жуёт жвачку потухших бесед, и ветер стучит мотыльком в расщелины окон, как ветхое эхо застывших житейских примет. Здесь…
Читать далее

Утренняя миниатюра. Ню

Хрустальные брызги воды с твоей кожи играют огнём пробуждённой росы; я люблю этот нежный шлейф наготы в ритуальном огне сладких бликов. На расстеленном ложе неба – облаков босые шаги – ты выходишь из душа медленно, как плывущий муар…
Читать далее

Натюрморт

Смотри, вот мёртвая природа, nature morte – мгновеньем стянутая вечность, искусство, утаенное в окаменевшей маске атрибутов; здесь чистота дыхания и сердца первый выстрел, немого кадра мраморный покой; здесь одиночество и место…
Читать далее

Атмосфера

По растушёвке пепельных волос, дождливым атмосферным фронтом, бежит вино любви, заботливо вскрывая наготу. Движенья рук стекают змеевидно; движеньем света налилось, как струйкой ледяной ручья, изнеженное тело в облаках. Мираж питает кровь…
Читать далее

Взмах крыла бабочки

Взмах крыла бабочки… Как же это красиво – просто дышать. Взмах крыла бабочки… Осень приходит в храм, чтобы поставить свечу. Взмах крыла бабочки… Ветер рассказывал притчи осеннему пеплу. Взмах крыла…
Читать далее

Экспрессионизм. Лирика

Лакаю грязный дождь беспечной пустотой от черепков своих стихов и мыслей; треск стен рисую и ползу немой змеёй колючей проволоки по земле. На искры залётных пуль, разинув рваный рот, реакция – со скорбью ветхой тени. Я знаю точно, знаю…
Читать далее

Ноябрьская элегия

Дождливо-ледяной слюной ноябрь сковал уют. Дороги снега ждут. Глаза от сна прорежет… И серость подытожив, полуденный художник найдёт в душе приют сомнениям, надеждам. В аромалампе – розмарин; увядшей розы плач к стеклу…
Читать далее

Адам и Ночь

смотри, бежит по чёрным венам, по темноструйной пустоте, сплетённое пространство-время, и радиус безмерности вращая, гончарный круг ночного неба хранит Адама глиняный сосуд, чьи, плоть тепла и кровь живого света, обожжены, зачаты и отлиты в…
Читать далее

Летоизъявление

Интеллигентный пьяница июнь лизал сапфиры луж озёрных, а город чахнул в солнечной пыли. Сплетались липы сетью малахитов; плелись обугленные гребни облаков, на черепицу тяжестью дыханья смотря с небесной мостовой. Шумели трав надорванные…
Читать далее

Слепота

Ты картинно падаешь на мраморный пол, взмахнув лёгкой тенью, словно испанским веером, и обагряешь кровью холодного поцелуя последнюю сцену пьесы – как ты гордишься собой, будто нежное сердце дьявола бьётся в такт твоему дыханию; я…
Читать далее

Дионис

Дикий, дикий цветок, лоза, боль и смерть, экстатический оклик вакханок, пляски сатиров в священном безумии – фракийский вихрь взрывает округу свежестью жизни – я знаю тяжесть и лёгкость вина. Плодоносящая сила земли, душа…
Читать далее

Элевсинские мистерии

Чувствуешь, в воздухе волосы цвета спелых пшеничных колосьев, это Деметра-Церера, подносящая колесницу крылатых драконов и зёрна пшеницы, продолженье Великих Богинь неолита, ожившее в пластике барочных садов, это девять дней поиска, не…
Читать далее

Untitled-2

Чем глубже копаешь – тем меньше света; и мы слепы от собственных слов, обращённых друг к другу; а закат – прекрасен, как радужная паутина в туманности…
Читать далее

Исида

Утро июля, восток Средиземного моря созревает звездой Исиды – благовест кораблям. Утонченная святость женщины-чаровницы, облегчение скорби сердца; говорят, в устах её – воздух жизни, ибо слово её оживляет гортань умерших. Оживи,…
Читать далее

Поклонение деревьям

Дыши, древняя память ютится тишью безбрежного первозданного леса, океанами зелени; сосновыми склонами гор Аркадии; густыми вязами и каштанами севера Апеннин; одиночеством, тьмой и молчаньем Герцинского леса к востоку от Рейна; кипарисами в…
Читать далее

Сводка

На границе лета и осени, когда выжженный август глотает сухими губами асфальта золотую пыль сентября, и, окрашенные в зелёный, волосы скучных скверов смывает первая седина листопада, когда бесполезные крики птиц будят глиняный ковш…
Читать далее

Мария-Антуанетта Австрийская

Париж. Площадь Согласия. Утро шестнадцатого октября тысяча семьсот девяносто третьего года. Гигантская толпа в ожидании дармового корма для развлечений (Мария любила забавы) – по нервному полотну мостовой бежит инквизиторская телега…
Читать далее

Оскар Уайльд. Последняя проза

Тяжело больной человек лежит в убогом парижском отеле, свободно импровизируя на тему своей эпитафии; на жёлтых обоях тает ноябрьский пот, играя забвением нового имени, словно лёгкой иронией смерти, порождающей тотчас легенды. Под тяжестью…
Читать далее

Ходасевич. Смерть

Тяжёлая лира, ложащаяся на европейскую ночь, на изодранное сознание ночного Парижа; тихий ад, поднимающийся в первоначальной стройности, строгости, и, падающий вниз головой в мыльную пену прибоя; не видно ли Вергилия за плечами – нет…
Читать далее

Buonaparte

Ревущие волны бросаются с чёрным плачем на берег Святой Елены; медные горы наливаются тёмным ядом; водянисто-больные деревья сдирает тягостный грозовой шквал и швыряет в мёртвую пропасть. Искрится жало тропических молний; молниеносная буря…
Читать далее

Текстура

Исписалась ночь до чёрного рассвета. Время, как струна. Снег с дождём – танцующая смерть, греющая рук кубовых вены у декабрьского белого костра. А ладошки краснощёкого младенца, как кирпичики вселенной, хлопают вдогонку мотыльку; здесь…
Читать далее

Приглушённый ритм

В окне – раздетый лес, лишённый языка листвы. В руке – озноб – подачка декабря. В дымке небес сквозит хамелеоном застуженное палевое солнце – звёзд с неба не хватать. И рвутся швы тепла на гребне крон и кровель,…
Читать далее

Орнаментация

Тяжелеет холодное небо, замыкая зрительный нерв стеклянно-мёртвенной архитектоникой пара. Побледнев от свободы, взгляд, отливается каменно-белой безутешной тишью дорог, мостов, тротуаров. В снежно-червлёное сердце влито пустое…
Читать далее

Магдалина

Иллюзия счастья на капле хмеля, элизиум тёплой плоти, абсорбирующей нежность; она подаёт надежду, как метеорологическая сводка, она кидает небрежно одежду, и идёт босиком по холодному кафелю ночи, лёгким кивком приветствуя непосредственность…
Читать далее

Абстракцион

Звонких звёзд каблучки маркируют четырёхмерный часовой механизм чёрного неба, чередуя, на глаз, заметки световых лет – вековая тоска – на висках лежит снежная рожь, и завет атмосферного ледяного огня, осколочно раздражая шагрень…
Читать далее

Поток

Запираясь в мёртвой тишине истёртого дня, у бело-огненного тумана холода, у олова расплавленной ночи, между строчек, между голых строчек, сжавшихся в узел безмолвия проводов, у покрывала звёзд, разбросанного случайным прохожим, отчаянным,…
Читать далее

Гало

На излёте чувств, преодолевая материал расшатанной плоти, в поте лица уходящего лета, бездетного взгляда, заплатанного дождём из свинца и бирюзовой росой, там, где живой воздух бездушного космоса ночи и прочих сомнений, я играю в прятки, я играю…
Читать далее

Полиритмия

Ажурный татуаж ветвей на коже зимнего альбома; хрустальный иней инкрустацией в глухой аркаде взгляда; рыдает скрипка; менестрель-декабрь, рефреном пьяной вьюги, под руку с обречённой Терпсихорой, бредёт от дома к дому, свой стекловидный гарнитур…
Читать далее

Диссонансы

Вместо пламени – искры на сладкое – слишком сладкое быстро перегорает – самоубийственная проза мгновения счастья; терпите, и вам воздастся, обязательно, в непременном порядке, ещё большим объёмом пищи для долготерпения. Я не…
Читать далее

Монохромия

Монохромия пьяного вечера; плечи, согретые холодом; Однотонное небо, просев тишиной январского снега, Смотрит в затылок, смотрит на бесконечность бесполого Лунного света, и растворяет аллею Тихого взгляда, звукоряд фонарных, расстроенных…
Читать далее

Аппликация

Паутина ветвей, впиваясь в смуглое небо, Нарезает мозаику облачных снов января. Снег лежит на губах, на ресницах, на первых Лучах восходящего, мёртвым туманом, солнца. В огнях Уставших оконных сот – мёд свечи Разъедает померкшие стены,…
Читать далее

Мрамор

Кристаллический звон сугробов в гробовой утробе морозной ночи; чёрной росой осыпается небо в беспризорные коридоры проспектов; крик, сбитый с ног ветром, взбитый инеем, мерцает в воздухе мраморным хрустом; разбитая люстра луны качает печальные…
Читать далее

Пленэр

В тумане её ладоней – огонь подвенечного платья осени тает проседью линии жизни, манит беспечную влагу дождя, плавит закатное золото, стонет от жажды, и просит прелого воздуха листопада, толику яда, зажатого под язычком пылевидного неба...…
Читать далее

Меццо-пиано, меццо-форте

Закружилась неба заводь; синих зимних жил надсада в жгут свернула кровли скверов; склепы рек хоронят время; сединой рихтует снег плёнку ледяного взгляда; свет струится из-под ног, заливая блеском тленным стен беззвучье, крючья древ, вены спящих…
Читать далее

Колыбель

Ночь тебе к лицу. Долговязые тени проездов, короткие фразы шагов, пустыня перспективы, танцующий взгляд на лезвии инея – ночь к тебе тепла. Продувающий ветер, негласно, скользнёт аритмией под спящее сердце и лестно шепнёт – просыпайся,…
Читать далее

Декор

Сердце просит нежности и боли, там, где осень брезжит лежбищем костров, там, где нежность вносят на подносе золотом в храм печали у причала наслажденья. Нежной песней чадит воздух, но на слух – от амброзии, лишь ком в охрипшей глотке; ближе,…
Читать далее

Барокко

Кипящий желток зимнего солнца, приготовленный на пару морозного вечера, рисуется в сточных водах высоковольтного волокна; мачты столбов разевают дорожную пасть, истекая лимонной слюной в светильники матовых фар; глаза, цвета доброй грусти, бабушкины…
Читать далее

Поседели от ветра аллеи

Поседели от ветра аллеи, Снежным клеем увязнув друг в друге; Я хочу, чтоб душа горела, Как январская белая вьюга. Ледяная коррозия кровель, Облаков поминальная тризна; Я люблю сине-розовый воздух, Льющий слёзы на щёки карнизов. От зари – тень…
Читать далее

Расплескалась чаша волос

Золотисто-снежным вином Расплескалась чаша волос; Серебра ледяная гроздь Пробивает зрачка чернозём. Как готические соборы Прорастают германским лесом, Шпиль зари кровоточит над городом, Укрепляясь раствором небесным. На янтарно-облачном брюхе Катит…
Читать далее

Выплакав могильник горизонта

Расцвела заря январской розой, Выплакав могильник горизонта; Убелил глаза огонь берёзовый, Разбрелись снега широким фронтом. Я иду по краю откровения, Окрылённый веером зари, Тишина рассеяла сомнения, Белизной посмертной наградив. Пустотой дорога…
Читать далее

Фонарей неровный почерк

Фонарей неровный почерк пятнами чернил по ветру, словно бляди вдоль обочин, словно дамы полусвета. Ориентируясь на зорьку зимнего солнцестоянья, сердца осень, как осколки чёрных листьев и преданий. Дребезжит вагон вселенной, остановки, что…
Читать далее

Пульс свечи отдаётся в висках

Пульс свечи отдаётся в висках обжигающе-дьявольской вьюгой, зыбь алмазная точит промозглой сетчатки стекло, я целую твои прохладные бледные губы в пожелтевшем альбоме, что инеем сна занесло. Этот сон неподвластен огням притяженья земного, этот…
Читать далее

Сентиментальное

Я много раз болел любовью, но в жизни любишь – только раз – я без раздумий выбрал Бога, но Бог ответил: не сейчас. Я жёг мосты, мостил дороги, но в жизни, есть один лишь путь – я без раздумий выбрал Бога, но Бог ответил:…
Читать далее

Аристокл

Души крыло, как музыка, но в ней корпит и плоти скоротечность, капризами хамелеона-ветра. Мной дышит стен холодный свет, материи небытиё, подвижный образ вечности на зубчатых колёсиках часов, страсть к женщине – желание бессмертья. Я раб…
Читать далее

Обертон восходящего солнца

Колебания обесточенного чёрного света падают приглушённо на тусклые стёкла спальни. Я перелистываю страницы ночи, и слышу ноты, колокольчиками шагов, продирающиеся ото сна. Я узник музыки твоего обнажённого тела, когда спелым…
Читать далее

Житейское

Скрытен, и чего с него возьмёшь? Что поделаешь, не надо удивляться – Если планы враз огласке придаёшь, Любят планы не осуществляться. Скрытен он, и наг, как беглый раб, Чтобы пурпур ран был тише ила, У прохожего, что бросит сонный…
Читать далее

Кун-цзы

Сердитый ветер, полный яда, сквозь фонари-поводыри, преступным бессердечьем, тянет полумрак; молчанье – верный друг, который не предаст и не изменит – зарёй осенней тлеет на письменном столе; и разум – он же, горький опыт…
Читать далее

Фома

Сакральная душа аллей февральских, что ближе мне, чем ближе я себе, ветвями поглощая снежный блеск, тенистым терном свет оконный крестит; и греет снег, как кофе с молоком, усталые движенья алых губ по направлению к молитве безымянной; и…
Читать далее

Бенедикт. Импровизация

Босой душой по раскалённой пустыне жизни, через собственный ад, который нужно пройти с наименьшими потерями – то есть до конца, до точки бессилия, идёт одинокий философ – бесконечная природа, причина самой себя, интуитивная…
Читать далее

Иммануил

Высота глубокого одиночества в матово-сизом небе февральского созерцания, февральской чувственности; чистая интуиция времени качается неравновесной бездной над головами прохожих и прихожан; искусство сновидца, незаинтересованным удовольствием,…
Читать далее

Фридрих

Бездонно и самозабвенно, Бросая плоть в холодный пот, Душа, оставив козни тела, Аорту вечера прорвёт. Кровь солнца отольётся красным С палитры облачных седин, Здесь нет поверхности прекрасной Без ужасающих глубин. Закат, сквозь лень могил…
Читать далее

Вне холода

Февраль расправил седые крылья, размеренно падая с нежно-спящей лилии неба снежной росой. Снег, лёгкий крылатый снег, растворяется в воздухе, словно сахар в чае. Ослепительно белый вдох отравил молчанием сердце; слово, нищие слово,…
Читать далее

Вчера

Глянцевый шёпот моря; застывшая соль на губах разъедает слова; какофония боли, волн – всё сильней, надежда – бесспорней; осыпаясь вечерним солнцем на горячую гальку, память бросает якорь; я смотрю на память – вижу провал; я…
Читать далее

Чёрная желчь

Пыль седины в февральскую лощину метелью календарной упадёт; уходит время, зарывается в морщины, и память набивает время в рот. Любить и пить – тоска осенних листьев, сквозняк души в молитве безвозвратной; огонь вина и плоти нежной…
Читать далее

Гиперборейский романс

Огни заката в сумрак беспокойный просеяны, и на поклон ночной спешат шаги, отмеренные боем волн ледяных под северной звездой; спешат ветра, кидают камни в пропасть, сдирают кожу с мёртвенной земли, и жалит страх, смоля бездушный воздух, играя…
Читать далее

Примечания на ночь

Скользнула чайка над солёным покрывалом беспечных волн у ветхого причала; всё в мире – преходяще; суть – за кадром; где мысль кончается – там Бог берёт начало. Былого не стереть, не переплавить, не переделать росчерком…
Читать далее

Апостериори

Выхватывая из ежесекундности, расстояния, за которыми скрывается глубина и искренность чувств, за которыми – бесконечность, как метафора любви, или понятие, свидетельствующее об ограниченности рассудка, я изучаю противоречивую науку души,…
Читать далее

Айрин

А ты читаешь Книгу Бытия, и видишь в зеркале портрет незримый Евы, и первозданный грех в ладонях сна, и скромный райский сад своей вселенной. А ты листаешь осени главу, весеннею водой наводишь тени, и вся природа – сновиденье…
Читать далее

Лайдж

Я жду тоску – вползает лунный свет, как послевкусие дождя в прорехи грунта; на дне стакана – ночи терпкий след – ещё глоток, и дань тоске – наутро; где мудренее, в полузабытье плестись по лестниц околесицам…
Читать далее

Панорамирование

Зрачка замочная скважина, в многоэтажное небо вколоченная, сосредоточено, до столбняка, ловит злословье свинцовых туч; ключ души повернётся наотмашь, и чертежи дождя порвёт, обесточит, задушит солнцем безбожным, язычески плотским,…
Читать далее

Доминикана

Изабель, Изабель, изрезанная прибрежная линия и гористый рельеф; Изабель, Изабель, плодородные долины Сибао и Вега-Реаль; Изабель, Изабель, сезоны дождей, привкус кофе и табака; Изабель, Изабель, влажные склоны гор…
Читать далее

Убитый снег

Спеши дыханьем увлечённым на проблесковый маячок любви, где холод, голод, страх, слезой весны душистой затянулись, омывшей пресный, чёрный лоск созвездий февраля. В межрёберном пространстве марта – сверкнёт, поблекнув, снег, убитый…
Читать далее

Капля весенней крови

Точками глаз опущенных, строчки шагов пропитаны; дай же мне хлеба насущного, слова, до боли избитого. Звон суеты безнадёжный, иней весенний на лицах; ты приложи подорожник к сердца иссохшей кринице. Ты приложи безмолвье кисломолочным…
Читать далее

Освободи

Освободи август – сорви солнечный свет со стебля подсолнуха. Выпусти морской ветер – прислушайся к шёпоту волн в спирали ракушки. Задёрни шторы – ночь коснётся плеча, будто сердце уронит последний такт. Задержи дыхание…
Читать далее

Au revoir

Простого неба власяница На плечи козьим пухом ляжет. Ты свет вбираешь по крупицам, Я след теряю тьмой овражной. Многоэтажной тенью горной Уляжется подол вечерний. Святое небо, свет бездомный, Сухие губы отреченья. В травы душисто-сочный…
Читать далее

Bonjour

Луч взгляда, преломлённый тигровой лилией плафона, март убаюкал ледяным дождём, и окрестил – душой. Прошедший день червлёной далью тлеет, как ежедневника осиновый листок в тарелочке с окурками и снами. Согретых ночью, не…
Читать далее

Эрос и холод

Смотря на мышиную сферу луны, На её шишковатую рожицу, Я вижу кошачий глаз изнутри, И глас вопиющей роженицы Крысы, в оттенках густого свинца, Подтёками ночи раздавленного; Я вижу заплывшую свечку лица, Светящего в сырость подвальную. Под…
Читать далее

Малая сцена

Кисло-свинцовый снег прёт на рожон, но сбывается оттепель. Почка солнца, цвета асфальта, набухает весенней, мартовской брошью, всплывая со дна ночи. Горизонт растянут, словно сети, полные водорослей, волочимые на голый берег рыбацкой…
Читать далее

Легато

Апрель стучится белым бездорожьем, крошится бархатом весенняя метель, рассвет продрог до бледно-алой кожи; я безутешен, словно снег и насторожен, как лиса, но музыка прощает беспокойство. Тепло фаянса, жар кофейной гущи – мне сохранят…
Читать далее

Только

богиня прекрасна, словно огонь, съедающий сердце и душу, преломляющий одиночество завтрашнего рассвета женственным единовластием; ультрамариновой чайкой колотится алебастр…
Читать далее

Поговори со мной

Пепельный снег Оседает туманной Гаванью. Олово Вечера, Охра Разбитого солнца, Индиговый Срез Оста – Мы Несём Откровение Исповедального поцелуя. Тают сны, словно Илистый воздух. Шёпот Иллюзиона Ночных тополей – А…
Читать далее

Я люблю тебя

Ярко- Лиловая ночь Ютится на Базальтовых скалах Ломанной береговой линии Юга. Тёплый ветер, Евангельской лаской, Бросает в воду Якорь луны. Индигово- Эбонитовый воздух Тает Оазисом Млечных звёзд. Осколок Яшмы на…
Читать далее

Дождь шевелит крыльями

Дождь шевелит крыльями, будто сама душа смеётся. Громоздкие водостоки, иерихонскими трубами, тянутся-льются к размытому вешнему устью, где одинокий взгляд заточен во времени трёхмерной проекцией света. Заплывший апрель переминается…
Читать далее

Молитвослов

Растёкся смолью мёртвый иней, Покрыло солнце небом вязким, И день, с оттенком мокрой глины, Ласкает строгое пространство. Шагрень дорог ложится в строчки, Столбы, как знаки препиранья, В их тишине – поэма ночи, В них веста час…
Читать далее

Расфокусировка

Пьяный-пьяный, бреду пиано, нечаянно, наотмашь освещённый небесной механикой, как в бреду обречённый квантовой неопределённостью и притяжением тела; абсолютный нуль городского улья, одновалентный, разложенный в ряд…
Читать далее

Физика

1000000000000000 нейтрино пролетело через моё тело в этот момент, 4000 распадов радиоактивного изотопа Калий-40 произошло в нём – а я, всего лишь моргнул, пока вселенная задавала…
Читать далее

Присела на карниз

Присела на карниз ветвь вяза; тенью мокрой, сквозь луж апрельских линзы, смотрясь в чужие окна, она скрывала ветер. Как струны скрипки, пела ночная мгла, капризно, хлестая вяза улей; в моей ладони белой тлел мак апрельских углей. И в…
Читать далее

Каданс

Ворожея-весна Окрутила голову Монотонно-ласково, На волоске Ереси и Голубиного Неба, скривилась Излучиной Едкого облачка, Тлеющего Валидолом под языком. Енотовидные Столбы вдоль дороги Наигрывали Адажио. Истекал в…
Читать далее

Доленте. Незаконченные мысли

Научи меня счастью – это значит, не трогай меня. Если внутри сидят демоны, значит снаружи ад – что значимо, становится осязаемо. Лучшее наказание – наказание пресыщением, монотонно-длящимся, как истерия переменной…
Читать далее

Черновсполох

Он дышал не спеша, и душа разливала портвейн по стаканам – Божья тварь, Божий дар, стыд и срам. Его ночь – сад камней, чёрный свод меж бровей, меж камней – ручеёк горизонта. Он смотрел в этот мир сквозь свинец чьих-то…
Читать далее

Кротость

Тишина. Капают слёзы – слеза к слезе, слеза к слезе. Поздно, ложись, уже поздно кричать на ветер. Всё испито до дна пустоты, до сна без сновидений. Крадётся молчание штор. Найдётся ли там, за шторами, что-то ещё, не разгаданное…
Читать далее

Неспроста

Переоделась в любовь весна, неспроста, для тебя, для меня, для кого-то ещё бездонно-бездомного. Плечи, как крылья, расправил синий-синий пласт неба. Плюю в потолок солнечным зайчиком взгляда. Зрачком-изумрудом скольжу между окон и…
Читать далее

Каскад

Мы уйдём в глухие леса, мы укроемся мхом и травой, чтоб не слышать голос надежды. Ты возьмёшь с собой толику сна, я возьму немного вина – так будет надёжней, нежнее. Пусть нагой, первозданный огонь наполнит глухие сердца через край,…
Читать далее

Один на один

Листва, головой поникшей, разбавила вечер, где тень взмахнула крылом. Кто-то должен быть лишним – нулём, делённым на бесконечность. Упрятав мысли на самое дно, провожаю крик чайки свечкой усталого слуха, словно случайной…
Читать далее

Reverence

Ты помнишь, было тепло, и немного горчили свинцовые волны. Частота застывшего сердца ровнялась горизонтальной восьмёрке. Улетучилось время; пространство, будто развеяло сном; и природа делала своё дело, пока ночь расщепляла свет. Ты…
Читать далее

Новь

Приходила ко мне разлука, приносила скупые харчи, тихо грела промёрзлые руки у сырой поминальной свечи. Я молился чуткой печали, укрывался влагой ресниц, мне всеядные птицы кричали чёрным хором в ухабы глазниц. Упивался я болью, и…
Читать далее

Опиум

Мы жгли закат и расчищали ночь, мы пили чай из лепестков суданской розы; и сладкой струйкой опиум дышал тебе на волосы, танцуя первым снегом. Мы не уснём, чтоб утро приоткрыло всю наготу и прелесть ожиданья, чтоб нежный поцелуй, как первый…
Читать далее

Вслед за весной

О той, в которой поэзия окрашивает горизонты музыки; о той, в которой Селена находит своё отражение, поёт в слепой подворотне июньская грусть, размерностью поцелуй на вдох, размерностью выдох на жжение лёгкого ветра под ядовитой…
Читать далее

Срез

Летняя летаргия в лицах лилового вечера – это бредни тепла и полунагие тела, подсвеченные бурым загаром; это ночь – вдвойне скоротечней, а значит, вдвойне горячей, как обрывки будущей памяти, где прекрасное, неосязаемо-южное…
Читать далее

Кошки и тени

Ты открываешь глаза, перебирая возможности восходящего солнца, словно чётки света, бросая опустошённый взгляд на лебяжий пух первых лучей июля. Этот взгляд, он как космос, рождённый из самой глубокой ночи. Слышишь… И я храню…
Читать далее

От окончания дня

Помнишь, как ты срывала прохладу травы, и напротив, всего в двух шагах, в двух взмахах крыла атласно-радужной стрекозы, ядовитая стрелка леса играла рябью в заросшем пруду – это всё, что хотело видеть июньское солнце, макая пряди…
Читать далее

Нитевидно

Рука на пульсе – пробило вечер. Вечную спешку присыпало охрой свечи. В междометиях переулков потерялся ещё один-одинёшенек день. Тревожа воздух, свисают садами звёзды. Безбожно сладким ночным поцелуем падают алые губы на кожицу…
Читать далее

Обещание

Пообещай мне, когда солнце, растянув горячие сухожилия на перекладине горизонта, качнётся в глазах июля, и снисходительно упадёт на тесный клочок земли цвета корицы, пообещай мне быть где-то рядом, поблизости от неминуемой гибели…
Читать далее

Протяжённость

Ты смотрела сквозь дождь, ты искала застывшее время, то, что списано было с каменных линий древнеегипетских статуэток цариц, но часы монотонно ровнялись на угасающий запад, не прощая солёную влагу и тёплую нежность под полуприкрытой…
Читать далее

Сердцепроводность

Это сердце, этот алый мешочек с дыханьем в межрёберной клетке, как надёжно он чувствует боль; это значит – время не спит; это значит – быть может, прощай; это значит – табачный дым облаков в прохладе лаванды, у погасшего…
Читать далее

Вровень

Когда утро сводило крылья на подложке её карниза, словно радуга гнула спину, словно дождь отпускал тонко струны, словно кто-то нашёл слова, чтобы выразить нежность молчанья, тогда роща клубилась поодаль, собирая краски июля, тогда в стылую…
Читать далее

Модерато

Мы разделили пополам цвет ночи, и ночную верность, июльский хлеб, июльский дождь, дрожь фонарей, ожог дыханья, прохладу стен, камин, постель, и раскалённый добела восток зари, где птичий шелест с ладошки лета тянет крошки. Мы разделили…
Читать далее

Зазеркалье

Дышали снегом облака; в тенистой келье ивняка, чуть слышная вода молитвенно застыла; вблизи воды, где травы спелись, играя беззаботно, как младенец, слепая сфера неба сапфиром раскололась; и грезил ветер, нагоняя горячий летний…
Читать далее

Уик-энд

Считывая пульс проводов, маскирующихся под шорох ветвей, суббота сбивает с толку. Летний город растворяется в капле свободного времени. Мы уйдём от всего, что скопилось под матовой охрой окон; мы спрячемся под крыльями-перьями бродячих…
Читать далее

Постимпрессионистический блюз

Небо, порванное на тряпки, падающее в ливневый ворс пшеницы, где крик жаворонка раздирает грудную клетку холста – этот кусок земли, это всё, что есть у меня, и ещё, пожалуй, ветка цветущего миндаля на горчичном, от солнца, столе. Но…
Читать далее

Горный снег

Приходи в червлёные сумерки, собирать со мной горный снег, разбавлять тишиной шестиструнной придыхание льда и воды. Средь камней, беспросветных как ночь, средь прожилок тропок седых, мы декабрьский ветер отсрочим, мы нагоним свет…
Читать далее

Песчаная эфа

А дождь всё шёл, и шёл, шепча песчаной эфой по лабиринтам клёнов, лип и хвой; и воздух пах арбузом, льном, клубникой, немного хлебом, розами, вином. Сквозь проблески листвы я отпускал твой взгляд, оставив, лишь немного росы свинцовой на…
Читать далее

Альбом

Сквозь дым дубрав и облачную мель, терял опору первый луч востока, и целовал сентябрь, янтарным ртом, земли немые язвы – ты шла на балкон, перебирать ладонью шёлк тумана… Ронял хрусталь рассвет, вдыхали свет аллеи, и свет…
Читать далее

Сельское кладбище

На много миль вперёд сказав, “прощай”, и попросив прощенья, глаза, опять, для слёз, чисты, и воздух сладок, для свечи беззвёздной ночи. Вдали холмы, вздымая свои груди, прохладным эхом обесточив чуткий сон, вдохнут…
Читать далее

Послушник

Он вырвал с мясом боль и ночь, разбив стекло рассвета, он окунулся с головой в кипящий жар души; но ночь, как вошь, как шлюхи стон в постели разогретой, смеётся грязной тряпкой губ, и тяжестью лежит на срезе мутного зрачка, на…
Читать далее

Силуэты

Я люблю, когда по-домашнему, со вкусом дождя за окном, и серо-лиловым небом на влажном стекле; когда дом превращается в зал ожиданья с туманной свечой плафона, и сонная кошка, на спинке дивана, считает тени июля, под звон бриллиантовых…
Читать далее

Спектр

Ты не спишь? Хрупкие вишни, на жжёной умбре земли, уже медоносят, в красно-карминовом улье заката, тёплыми каплями сна; а, за бледно-каштановой дымкой портьеры, небо разлито персидским синим. Ты не спишь? Ещё нет? В тетради, песочного…
Читать далее

Ступеньки дождя

Научиться, просто сидеть, И смотреть на дождь; Если есть, что сказать, Сказать так, Чтоб никто не…
Читать далее

Эпилог

Бесплотным золотом августа, созрело зерно заката; виноградной лозой, вяжет язык тела; между страниц воды и травы затаилась радость, с горем напополам. В мягком тумане листвы, беспечно, тянется-реет взгляда постель, плывёт по ресницам…
Читать далее

Стекло

Всё, будто, с чистого листа; врачует холод; расколотая ночь превыше сна; луна, прожилками палитры, играет третий акт. Всё стихло, наконец; зрачок – кристаллик соли; за окнами – свинец или туман, разлитый, как вчера, на вязкую…
Читать далее

Блажь

Вчерашний вечер – пыль с полей тетради; рассвет – обман; и я – остывший пот чернильной кожи от захода до восхода; такое время года – нелюбовь; такая подлость сердца – межсезонье, где смотришь в рот распахнутым…
Читать далее

Мир в песчинке

И, в белом вермуте сползающей луны, топил печаль, мой собутыльник, август, укрывшись зубчатой листвой душистых лип, и тёмно-влажной глиной стянув речные пояса. Цвела густая ночь, ты проходила мимо лениво тлевших окон, и, будто,…
Читать далее

Влага

Я пришёл к тебе, а застал – дождь; на холодных ресницах играла вода, и следы на окне, словно спелая рожь, превращали огонь в бледно-ржавый туман, превращали день в мягкокожую степь. Я пришёл к тебе, чтобы снова молчать, из фарфоровых…
Читать далее

Осенний ренессанс

Гадала осень на янтарной гуще, и превращала, нежность губ, в цветок на занесённой, первым сном, могиле; на всякий случай, приглушив огонь в камине и перейдя на шёпот пресных туч. Ты шла в немой пейзаж, закрыв, беззвучно, двери, одна, иль…
Читать далее

Летнее шоссе

Сквозь цепи сонных облаков скользит, фуникулёром, лето, а позади, плетётся ветер, с горячей пылью на зубах, смешав загар и свежий пот полуденного света, в ладошках воровато-худосочных. Вдоль оспенной обочины – вал придорожных…
Читать далее

Сухие слёзы

Сквозь дым и прах горячих туч, Как винный жар, ползёт закат твой; Один лишь, тонкий горький луч, Исполнив на стекле стаккато, Тебе найдёт, чего сказать, Облюбовав край ткани подле, Где ночи чёрная печать, Как верный пёс на смертном…
Читать далее

Последнее

Как львица в бронзовой саванне, крадётся мгла на рваной ране неба. Мы встанем рано, с первым поцелуем горизонта, и обратимся в слёзы из песка и пыли. На загорелых спинах пальм, мы высечем последние слова, и жёлтый…
Читать далее

Колумбийские фрески

Над Колумбийскими Андами парит стрела кондора; через влажный тропический лес крадётся тень ягуара; Магдалена впадает в Карибское море, вдыхая янтарную пыль Эльдарадо; наркотическим трансом, мокрый воздух ползёт через…
Читать далее

Незаконченное одиночество

Ты видишь сны, и твои сны – весна. Сквозь поволоку твоих снов – латунь ветвей шагнула на облачный порог лазури, коралловые кровли утаив; в тебе – несчастная любовь, нашедшая прирученное сердце, наркотик детства на кармине…
Читать далее

Этюды на свободную тему

I Из пурпурной розы вырезав нежную смерть уходящего дня, там где плачут тени горных ручьёв, и скитается небо пустой мостовой, мы играли в огонь и воду на выжженных травах дорог, а солнце, всего лишь, хотело покоя, а позади скитались…
Читать далее

Подражание древним

Её дыхание – движенье облаков над карими глазами Сан-Марино, туман над дремлющей аркадой Альп, ноктюрн адриатической лазури; в нём, больше, чем могли вместить ладони гиперборейских ветров и холмов. Я чувствую скульптурный тонкий мрамор…
Читать далее

Шоколад, клубника, ваниль,

Шоколад, клубника, ваниль с остывающих губ сентября. Посидим, поговорим, пока тени не прогорят, словно жёлтый дымок листвы под болотной плёнкой дождя. Посидим, помолчим у реки, пока солнца чертополох не вспрыснёт червонной росой, словно…
Читать далее

Кружево

Сад мой полон печали – осень склонила ветви в его просторном доме, сердце согрев дождём. Холод листвы причалил в гавань оконной клетки; крыш черепичные волны; сепия глаз, как сон, что паутиной вышит. Осень сгорает ветром, сад мой…
Читать далее

Нора-Парнас

Действующие лица (они же, случайные прохожие) ПЛАТОН ДОБРСКИ (поэт) РИНА (проститутка, подруга Добрски) ВАСЬКА ГРИН (алкоголик со стажем) ФИЛОН (менеджер среднего звена) НИКИТА ШИШКОВИЧ (художник, приятель Добрски) ЭДУАРД МОЦАХИН (музыкант,…
Читать далее

Русский жанр

В глазах находит отклик скрип курсора, скучнее свет, обветренней лицо, за склокой губ – опрелый первый холод, на шторах – осени шафрановый рассол. Мурлычет блюз из стареньких колонок, стрекочет вальс блошиного дождя, душа кричит…
Читать далее

Преддверие

Летнее солнце подглядывает в замочную скважину сентября, словно, укушенная коброй, львица беспомощно смотрит, как гиены делят её мёртвого детёныша, и нежная кровь уходит в зыбучий песок ночи. Белым углём искрится листва, словно…
Читать далее

Рельеф

Влажные крыши вслушиваются в небо, как большеухие лисицы Калахари. Впалые щёки подъездов заливает осенний сквозняк. Луна набухает диском встревоженной кобры, и падет в тектонический разлом сердца, странствующего, одиноким койотом, по…
Читать далее

Там

Там, где дождь будет идти всегда, я топчу остановки, постигая пластику луж, как приметы первой любви, считывая с зеркальных витрин полуденный триптих: уныние осени в плесневом воздухе, холод собственного отражения с тонкой струйкой дымка…
Читать далее

Сомнамбула

Лишь небо, кислым молоком, лишь тротуары, влажной сыпью; сентябрь бормочет бледным ртом свои прохладные молитвы, под угасающей травой… На разъедающей палитре – лишь парков грязная гуашь, лишь скверов старческие жилы; запруда…
Читать далее

Тёплый туман

Слушай исповедь, написанную на осенних листьях, собирающую с погоста солнца – слёзы берёз, кленовый ветер, холодную кровь рябин; попутно считающую капли дождя, как нитевидный пульс раненной львицы. Слушай музыку вязкого белого…
Читать далее

Равноденствие

Останови меня нежным прикосновением беглых пальцев, не оставляя выбора, перед тонким, как вешний лёд, молчанием глаз. На расстоянии вытянутой руки – прощение и прощание. Тихими нотками, в уголках потресканных губ – прелюдия…
Читать далее

Скоро

Вечерний свет льётся с уставших волос слабеющим серебром сентября. Плюс двенадцать выше ноля. Порывистый ветер. Рутина. Молись за тех, кто ненавидит тебя, сердцем приветствуя дождь; аритмией падай в лужи соседних окон; пусть взгляд…
Читать далее

Важно

Как важно, когда ты теряешь себя в грустных глазах напротив, будто в пейзаж осеннего пляжа падает сердце, медленным сном вбирая холодные волны и ветер, а на том берегу весточка листопада догорает огнём под шелест дождя. Как…
Читать далее

Вместо

В окнах – храм, над храмом туман, за туманом – осенний ангел поджигает в скверах листву. Вспоминаю росу твоих глаз под каркасом свинцового неба; задуваю свечу беспокойного сердца; и ищу, вместо взгляда, могильник белых полей,…
Читать далее

Она

Плачет роза под запотевшим стеклом – этот холод, больше чем смерть и надёжней разлуки. В темноте кто-то, тихим движеньем, раскроет ладонь перед сном, и в ладонь упадёт лепесток, как осенняя вьюга. Кто-то спросит у стен, пропитавшихся…
Читать далее

Горсть

Она похоронила холод лицом к свече востока, осыпав место погребенья красной охрой. Она лепила нежность, черпая глину из источника со сладостной водой. Она предсказывала ласку по форме пятен масла на поверхности воды. Она…
Читать далее

Практика пустоты

Тишина замыкает цепь, и количество, переходит в отсутствие. Он не знает о чём петь, пока не взойдёт осень. Он не знает кому верить, пока не придёт разлука. И на фоне мёртвых цветов – он попросит дождя. Закурив у стены, натощак…
Читать далее

Инкогнито

Ночь – это ли не раскаяние, это ль не грехопадение? Ночь – оказаться в той же утробе, откуда был вырван временем и втиснут в пространство крика. Ночь – слышать, как воют столетние хвои, словно ангелы отрекаются от…
Читать далее

Секвенции

Октябрь. Проводы солнца. Утоляя голод, расширяю границы опустошения. В свечении бледно-жёлтого плыву по течению, стараясь выйти сухим из воды. Жду свой зелёный, от пробки до пробки, пока дождь треплет нервы обглоданной флоры, заметая следы…
Читать далее

Нагота

Луна, взглядом большой серой совы, приоткрывает нагую плоть на атласной постели, словно чистоту и холод свинцовых белил, словно точку пересечения двух бесконечностей – внешней и внутренней, дня и ночи, где существованье…
Читать далее

Элементы нежности

Когда прожитое, как на словах, мгновенье растает в негативе зимних слёз, когда закуришь у молчащего камина, или, без спроса, влюбишься в печаль, и, словно чай, остынет сердца сладость – увянет всё, забьётся, только память, как…
Читать далее

Воск

Холодный дождь, хрустальным языком, ласкает оспины асфальтовой дороги, остатками слюны питая голод глаз… Душа, как воск, течёт смиреньем праха под жестяным горбом дымящих кровель, шепча неспешно в уши дымоходов, как будто просит чаю…
Читать далее

Струны

Частица света в смоли глаз – солнце моё. Сердце моё – влажная роза под жёлтой простынью плоти. Замирает душа тополей вдоль оврага, и в беспредельность плюёт полураздетыми кронами – это моё…
Читать далее

Господин Никто

Время безвременья срывает банк – закулисная ночь, занозистый ветер, закоренелый парк, заросль погасших окон, затворничество чердаков и крыш, заражённый осенью воздух, защёлка стальной тишины…ть-ш-ш-ш-и-х… Чуть слышно,…
Читать далее

Пропись

Там, где дождь заметает следы, там, где ночь упускает из вида, будто тонет что-то внутри; за фольгою воды – дна не видно… Скисших луж городская роса берёт в клещи свинцом многоточий, незаконченных фраз пустота подметает…
Читать далее

Тиховей

Текут деревья на восток, Иисусову молитву вторя, плащом янтарным согревая…
Читать далее

Септаккорды весенней воды

Голод оттачивает обоняние. Септаккорды весенней воды импровизируют с нервами, сексом и алкоголем, в сотнях редакциях сердца. Больше, больше заборов, чтобы пройти насквозь! Красиво, но бесполезно, примеряя смертельную дозу перед кривым…
Читать далее

Хинодэ

I Семнадцать строк до восхода…
Читать далее

Центр тяжести

Центр тяжести – мягкая поступь кошки в тихом вечернем свете. Сердце уюта – тёплый бокал вина. Для полноты букета – прядь женских волос на пальцах. Невольно обманываю себя, что так было и будет. Но пепел на чёрных…
Читать далее

Октябрь

Закат, ленивей зверя, И руки, тяжелей свинца, Шлейф от дождя на шее, Золото лица С посмертной маски солнца – Нас учат расставаться Эти краски. Дорога, шум колёс, Болотный ветер, Холодный пот и влага глаз – Мы учимся любить,…
Читать далее

Сепия

Мы приходили посмотреть на одиночество, похоронившее мелодию в тумане, под чёрной маской скрывшее оправу дождливых губ и северных зрачков… Прекрасна полночь, если рядом – никого, как будто ветер сам с собой играет, и все цвета…
Читать далее

Оптические иллюзии

Холодная девочка Ночь ложится в мою постель… Эти горькие губы… Глаза – чаши янтарной тоски… Актриса, сыгравшая дождь на лиловом небе. Идеальная женщина с именем Одиночество под чёрной шёлковой блузкой… Это…
Читать далее

Катарсис

Ветер падает на кровать, на одеяла из осенней листвы. “Тибетская пустошь надёжней красок Монмартра”, – шепчет листва, по горло сытая влагой с грязных подошв неба. Невпопад попадая взглядом в прокуренный ритм…
Читать далее

Тайна

Холодной плёнкой темноты покрыты окна, и темнота роднит тебя с желаньем, и ты боишься темноты, словно дитя. Тебя знобит, и ты скрываешь дрожь за маской каменного сердца, что молчит, переполняемое криком одиноким, молчит, как море, утаившее…
Читать далее

Дегустация

Под небесно-облачной известью осенний ветер проверяет на прочность листовое железо кровель, приглашая голодные рты дворовых овчарок на дегустацию пыли. Когда-то здесь были леса, не те, что накрыли фасады домов ржавыми…
Читать далее

Мозаика

Любить, как рубить с плеча, под самый корень древа познания, вслушиваясь до глухоты в колокола кувшинок на, подёрнутом ряской, пруду. И тонуть, тонуть, тонуть! Любить, как взойти на плаху, чтоб голова пошла кругом, чтобы нервы, как звуки…
Читать далее

Без вести

Дополни моё одиночество. Падает дождь на холст. Дополни моё одиночество. Пылью шепнёт дорога. Где ты, моё одиночество? Плачет луна в воде. Где ты, моё одиночество? Пылью земля остывает. Где ты, моё сердце? Просит олива ветра. Где ты,…
Читать далее

Моно

Октябрь на улице Октябрьской прорезался, напоследок, случайным теплом, и скрылся, где-то в районе Октябрьского посёлка. Круг замкнулся – выхожу на конечной. Цежу сухим ртом влажный воздух. Ржавой тесёмкой рассвета подогреваю взгляд.…
Читать далее

Chaussee

Склонили кисти, над немой травой, берёзы, как ангелы над грешником льют слёзы. Ты созерцания полна, и ты грешна, ты безутешно молчалива, ты нежна, что осени холодные запястья; и тонет вечер в облаках твоих волос, и падает в глаза червлёной…
Читать далее

Легко

Чёрным вороном город закружит, фонарями проспект прошипит, ты согреешь полночную стужу, разбивая дыханье о ритм, ритм ветвей, заплетённых в созвездья, проклинающих каждый рассвет, ритм обочин слепых, пульс прозрений сквозь тяжёлый…
Читать далее

Гравюры

Аромат остывшего чая. Натюрморт из грязной посуды. За окном – дождливо. Скучаю. На столе записка: “Целую”. Сонный взгляд высыхает олифой. Ртуть зеркал отливается в нежить. Наслаждаюсь будничной рифмой, чтобы сдохнуть от…
Читать далее

Виньетка

Спят поцелуи в крапиве. Ветер агатовый топчет травы объятий недвижных. Липовый мёд твоих губ тает вечерним солнцем. Плечи, ветвью ракиты, падают в чёрную воду. Сон похитив, разлука вырежет взгляд из камня; ты забросаешь камнями танец…
Читать далее

Старик Ла-Морт

Сквозь седые глаза старика опускается влажная ночь, как горячий прилив последних слёз; в раковинах его морщин плещется солёное море чужих голосов, далёких, как юные руки матери, раскачивающие люльку с младенцем; в чертополох его бороды…
Читать далее

Дзен-дзен

Ночь продолжает оттачивать ритм забитых наглухо окон. Смотри, смотри, какой тонкий почерк! Его может увидеть – только слепой. Послушай, какая мелодия льётся! И слух поверяет себя глухоте пустых перекрёстков. А глаза становятся…
Читать далее

Воздух бронзовых крон

Осенняя полутьма – страницы забытой книги. Чешуйки асфальта, рыбьи глаза дождливого неба. Тумана застывшая пемза на кальке точёных берёз. Зари проталина, сера вдоль смальты дорожных полос. Змеиная кожа да кости. Ноябрь подбирает…
Читать далее

Азалия

Пылает даль безмолвным криком. Тоньше пыли крылья чайки, упавшей за горизонт. Призрак луны на воде раскрывает тайны зеркал. Морским узлом связан мой голос – он не рассказывал никому никогда, как одиноко море, как азалия…
Читать далее

Нюансы

Вест молчалив. Залив кровав – ни жив ни мёртв – Халиф на час. Альков зрачков – столетний вальс. Ветров анклав, впитав шлейф трав, треф уронил на холм души, сбегая вплавь и тая вширь. Золотоглав песков рельеф; он был таков,…
Читать далее

И глаз твоих горячий шоколад

И глаз твоих горячий шоколад, и губ имбирь – декабрь округляет до абсолютного нуля, до ноты си-диез. Пространство набирает серый тон. Ты влюблена в природу мёртвого звучанья, и на улыбке ставишь крест, как подпись. Снег распускается в…
Читать далее

Морская пена будет твоим плачем

Морская пена будет твоим плачем, лесной родник – последней каплей крови, и ветви сосен – мятным сном ресниц, и кельей – ночь, с евангелием оста. Росы хрусталь пусть будет твоим блеском, пшеничный ветер – поцелуем лёгким,…
Читать далее

Аз, Буки, Веди

I Доносится хруст тростника (это сердце сковало льдом). Шелест осоки тенью ложится на дно. Мутные волны перебирают – “Аз”, “Буки”, “Веди”, “Глаголь”, и выбрасывают нежное имя на берег…
Читать далее

Зимовье

Снег и свет на подоконнике дышат душа в душу. Кельтская меланхолия. Сердце вздрагивает шорохом птиц. Зима прорастает узором папоротника на замёрзшем стекле. Слушаю пульс ленивых часов, разбивая о белую тишину глиняный сосуд голоса. Искра ласки,…
Читать далее

В сугроб лица. Оборванные строфы

в сугроб лица падает медленный свет, натягивающий венозную плоть заката на косный скелет горизонта за барными стойками доминошных столов разливают рябину на коньяке, и закусывают лимонными дольками солнца с оголённых, как лёд, проводов…
Читать далее

Пыль

Всё, чем стоит гордиться – это пыль, пыль, пыль, и ещё раз пыль… Всё, что есть у тебя – это чистейшей воды проза, смирение в похмельных глазах, и ночь за углом, как чёрт за калиткой, бросающий острые камушки звёзд…
Читать далее

Филомела

Флейтовый слог, ивлев свист, водопойные и луговые дудки, ласкающие барабанные перепонки рельефной листвы… Мелодия соловья – это всегда мелодия соловья. А я подбираю в овраге чужой голос, (худшее, что может случиться в…
Читать далее

Зелёный

Ветер, как струны лютни, перебирает провода; на автоответчике – дождь со снегом; позднее ноябрьское солнце прорастает комнатным цветком; кончики пальцев ландышами звенят от холода; круги, под обветренными глазами, довольно…
Читать далее

Красный

Она скользит по делам, как капля дождя по шоколадно-коричневым веткам (извечная тень чужих взглядов), и, кажется, так будет всегда, пока будут писать стихи на бумажных салфетках осени, и она, всегда будет рядом с теми, кто…
Читать далее

Реггей

В ритме реггей падает первый снег, словно пишет стихи седовласый старец, и бросает на землю сырые строчки. Веет эхом. Бледные вены – и смех и грех. Реквием, нежнее осеннего вальса, заливает палатки цветочниц. Первый снег –…
Читать далее

Морская болезнь

Я снова брошен в море, приписанное кисти Айвазовского, изломанный челнок, худая шлюпка, что отдаётся шлюхой зелёно-фиолетовой волне, и тонет в мёде грозового неба, и в меди хлёсткого норд-веста щепкой тлеет. Я снова, погружением зрачка в…
Читать далее

Каприс

Словно вскрытая рана прорывается голубовато-серая кровь зимы из-под сна заливных облаков. Скрипка снега играет двадцать четвёртый каприс Паганини. Ветер застрял в ветвях росписью по керамике. Швейцары дорожных столбов приоткрывают…
Читать далее

Туманность Орла

Ты одна. Бутылка вина, как пролог. Остывший чай на столе. Время тлеет – в час по чайной ложке. Три основных цвета – цвет крови, травы и летнего неба – отливаются пламенем полночного пота на горячих губах. Полог…
Читать далее

Кад

На цинковом небе – ноябрьский дождь. В воздухе – тушь и сиена. Пропласток перспективы подводит брови сурьмой. Ныряю дрожью в дверной проём и упираюсь в холод венозных стен – без альтернативы. Снова нет ничего слаще её…
Читать далее

Олеандр

Облака, из ароматного доминиканского табака и тоски, бесшумно плывут на запад. Тени цветут на крышах чёрными ирисами. Я вспоминаю, как ты любила переписывать летние сны в тиснённый блокнотик… Облака, из ароматной мяты и…
Читать далее

Гипнос

Руки любовников спят, как тени охотников под открытым…
Читать далее

Волынка

Тише воды…. Белым-бело…. Дрожит светляк настольной лампы. Кружится снег, как помело, и тает в плоскости…
Читать далее

Тиамат

Пуст будет тихо внутри, как на дне океана, где древняя ночь прикрывается безмолвием мидий и рыб, где спят корабли, где сердце трещит по швам срединно-океаническими хребтами, и разъедают глаза подводные соляные озёра; а когда солнца…
Читать далее

Бабочка в кювете

Вспорхнёт, как бабочка зари, твоих ресниц усталый отзвук, и облака-поводыри, разбавив померанцем…
Читать далее

Дикий декабрь

Душа твоя – акрополь сна, гробница восковая вьюги, где ни кровинки, ни души, лишь нараспашку барельефы сугробов, и слегка видны окаменелости лачуг во тьме дорической луны; а в предзакатной магме неба – растаявший солярный знак,…
Читать далее

Голубой топаз

Фриз горизонта прорастает глазурью льда; курган восхода бросает тень на знак дорожный луны; и дюны первоснега играют жемчугом зеркальным, пока заплывшим воском глаз ночь продлеваешь, сколько можешь; и неба голубой топаз кристаллизует…
Читать далее

Ассоль

Ты прячешь душу под подушку декабря, и губы убаюкиваешь снегом; безмолвие домашнего ковчега, как на груди пригретая змея. В зрачках из серебристого графита мерцает ночи сталь. Сквозь сумрак, за версту – улыбки нить – намёк на…
Читать далее

Сокровищница

Рассвет взмахнёт крылом над царскими вратами, как горлица на ледяном ветру. Блеснёт лампадка солнца пылью известковой над овнами безмолвных облаков; и горизонт, тяжёлый на подъём, подкрасив губ бесцветную обложку цианом и алойным бледным…
Читать далее

Девочка

Бледных рук тишина – нескончаемой ночи предтеча – антрацитовой тенью ложится в туман покрывал; ожерелье волос опускается блеском на плечи, как рождественский снег, осветивший лиловую даль. И на крапчатом небе чернильными складками…
Читать далее

Шелест

Ты тишину терпением украсишь, и зимний свет уйдёт корнями в вечер. Тень растворится одиночеством. Теряй, теряй себя – в оттенках больше смыла. Ресницы звёзд благословят слезу. Сквозь ледяную паутину января пропустит месяц шёлковую…
Читать далее

Утро

Утро. Задумчивым светом переливаются волны снега. Грустно шепчутся вслед, о недоступности лета, январские окна, выпадая в осадок рассвета. Ветер горит на щеках. Кромка льда на губах застывает улыбкой. Солнца улитка, в час по чайной…
Читать далее

След

Слух пополняет библиотеку шумов, проплывая над зимним городом, облаком налегке, местами слега простывшим; и случайно выловленный из толпы взгляд, случайный, как порыв ветра, вдруг напоминает о музыке летних крыш; и это мгновение – такая…
Читать далее

Вдаль

Подышать тишиной листопада на задворках города, на ощупь пробуя тонкий лёд – приглашали глаза, цвета дождя. Седые облака, с упорством старика, прощанию учили, слова безмолвно подбирая, и пеплом покрывая блеск волос. Надежда…
Читать далее

Ветер губ

Кожа, сбросившая июльский загар, ищет грубой ласки в плену трикотажа. Зимнее солнце, облокотившись о липы, стряхивает с себя новогоднюю пыль. Настольная лампа вслушивается в шорох изжитых слов на мятой бумажке, где осколком нежности лучик света…
Читать далее

Zона молчания

Тает солнце, как кубик льда на ладони, по февральской дороге летит белый звон; ветер в колокол бьёт, камнем падая в поле, и к проспектам холодным спеша на поклон. Тишина оглушительна, тьма – ей созвучна, словно ветви поддело обломком…
Читать далее

Оттенки

Слышишь – птицы слетаются на голос медной капели. Чувствуешь – дым на сетчатке, слабость сонной воды на плечах – это губы рассвета пропели аллилуйю, пробуя тёплое утро на вкус; и теперь, возможно, тебе нужно гораздо…
Читать далее

Песня

Последний день зимы – свинцовый шлейф земли, шлак снега на обочине, тень тишины на площади, красный муар…
Читать далее

Дыхание

Не бойся быть нежной, как тонкий апрельский лёд, не бойся быть мягкой, подобно зимнему солнцу на склоне дня; и пусть твои волосы гладит ночной ветерок, с частотой мотылька, летящего на огонь. И будто серебряная цепочка упала змейкой в ладонь…
Читать далее

Пауза

Закат, как цветущая вишня; солнце, как крона спящего дерева – это сладость вечера, когда распускаются бело-розовые цветки табака; это аромат нежных восточных лилий в остывающем воздухе; это дрожащие кончики пальцев, словно…
Читать далее

Голод

Когда дождь, когда ночь, когда всё не с руки, просто выключи свет, просто-напросто стань мягкой глиной, деревом, первой любовью, смертной тенью, скрывающей горечь и пыль. Когда в ветхой одежде из плоти и крови, голубыми глазами, пасущими…
Читать далее

Ключ

Береги безмятежность свечи, как зеницу ока, пока взгляд балансирует на нитях дождя, и расплываются лужи содой апрельского облака, и кожа, как снег холодна, и тонка, как батист. Пусть ищут ночлег промокшие ноги; пусть ивы…
Читать далее

Diptychos

I глаза твои – самоубийства грань, свет недосказанности сорванной слезы; душа – прозрачный холод стёкол над выцветшими скверами апреля, где оживает пыль, шлифуя тротуары, и ветер зажигает фонари… II глаза твои…
Читать далее

Фреска

Апрельский полдень тает акварелью. Сырое небо отдаёт похмельем и берегом речным. Сквозь сон огня ползёт туман весенний, с ресниц свисая, как вода с ветвей; и вдоль аллей – лавандовые тени под ледяное солнце фонарей бросают якорь вязкой…
Читать далее

Музыка

Деревьев обнажённых канделябры. Сон фонарей плывёт в перспективу, словно огни Святого Эльма. Амальгама тоски речной рихтует грязь и глину. Арктическая радуга проспектов. Мостов и мостовых гудящий улей. Забьётся сердце, причастившись…
Читать далее

Путешествие

Пока ты в сумерках смотришь на пояс Венеры, я расскажу тебе о голубых пещерах Закинфа, о песчаных дюнах Сахары и кольцеобразных затмениях, о гейзерах Йеллоустоуна и великом коралловом рифе, о песчаных бурях и огненной радуге, о соляных озёрах…
Читать далее

Душа

Хочется ветра, или чего покрепче. Пробивают нагретый воздух молочные почки. Господи, Господи, Ты ли это? Подсохнет акрил зари, проговорится тёплое небо, и душа неслышно скользнёт между строчек. Щепка взгляда выцарапает, выстрадает свой…
Читать далее

Вода

Просидеть всю ночь напролёт, искушая прохладу, слушая джаз мелководья; просидеть всю ночь у чаши воды, точь-в-точь, как вчерашний дождь, уснувший в овраге – это ли не исход, в котором шелест осоки переплетается с медными струнами…
Читать далее

От запястья до кончиков пальцев

Хлопнет ветер зелёной фрамугой, зашумит в голове вешний хмель, чьи-то руки, на грани разлуки, тёплый вечер проводят за дверь. Лунный холод скользнёт над кроватью, запирая дыханье на миг, чьи-то руки движенье подхватят, будто холод нуждается…
Читать далее

Визави

Небо утреннее аршинной ладошкой хватает солнце за шиворот, шумит незабудкой, впиваясь вошью в прохожих живую изгородь. Луны осадок взглядом пропойцы на посошок красуется. Волы фасадов сено воздуха жуют вдоль мозолистых улиц.…
Читать далее

Полотно

Тень надежды – весна, весна – как близка прохлада твоя, словно дождь застывает в глазах, словно ветер врезается в смоль лип столетних, и змеи ручьёв расползаются шорохом леса, подражая звону зеркал, набирая холод в гортань. И…
Читать далее

Море, увиденное издалека

Гулу морской раковины подражает сквозняк на кухне. В прихожей – апрельская слякоть, на сердце – мокрый песок и галька. Ресницы бросают якорь в гавани апельсиновых штор. Ночь шевелится в глазах, прорываясь нарывом заката. Призрак…
Читать далее

Май

Игра света и тени поверх асфальта перекликается с весенним небом, пропитанным ароматом сирени. Первой ласточкой подхватываю дрожь листвы, и бегу без оглядки туда, где взгляд – словно водная лилия, где соль облаков осыпает…
Читать далее

Взгляд

Солнце, словно вытаскивает себя за волосы, бросая лукавый прищур на тенистую мостовую – а-ля милостыня. Собственный взгляд застревает в черте города – в каменной кости мостов, стен, дорог, в косогоре кровель – оставаясь…
Читать далее

Признание

Я заглядываю в дверной глазок, словно в горлышко винной бутылки. Я иду прогуливаться с фотоаппаратом, разгадывая светотени, затянувшие город. Пустые улицы романтичнее пустых слов. Нежные лица, неисповедимо, падают в шелест страниц, на которых…
Читать далее

Печаль

Кружат стрижи, уходит вдаль проспект, над сеткой проводов тоскуют крыши, чуть слышно шепчет на ухо рассвет, и тени разбегаются, как мыши. Простудой лёгкой утро окрестив, прохлада треплет облако за локон, безжизненный, как сон, жилой массив…
Читать далее

Сонет

Сиюминутная элегия заката, словно мотив сверчка накоротке в вечернем сумраке, где тает налегке пыль полдня под морщинами халата. Смоль горизонта, бледных окон фрески хранят, как память – смертную тоску, смак полусна, преклонную…
Читать далее

Отпусти

Я смотрю за движением твоих рук, что удерживают призрачный бриз на шёлковом поводке, я читаю их нежность, перелистывающую страницы долгоиграющей ночи; радиус действия твоих глаз, губ, равен радиусу вечернего неба, воздушному поцелую, долготе…
Читать далее

Словно

Словно преклонный старец, вечер в окно стучится. Солнце, бросая вёсла, тихо идёт ко дну. Полночь вплетает в косы шлейф тополей серебристых, что освещают дорогу, будто туман луну. Словно звезда упала, в скверах вздохнула полночь. Тени, сродни…
Читать далее

Эпизод

Весна прошла – инцидент исчерпан. Всплывает июнь, раскачав лодку солнца. Сады, дворы, переулки лета тают зелёнкой, как свечи воском. Вдыхая пылищу дневных подмостков, фасады ждут ночь, чтоб уйти в закулисье. Город, изрезанный дорожными…
Читать далее

Контур

Вечерний воздух замирает, словно безмолвия наместник на земле, и, лишь аллеи шевелят губами. Ракитник изливает боль над тишиной реки. Упали сосны в небо пьяным вздохом, и вяжет рот, на посошок, вино. Глухая дрожь скатилась…
Читать далее

Вид

Звёзды – псы-поводыри – тащат ночь через запруду серой завали луны. На балконе – пыль июня, белый призрак простыни, лип душистых амплитуда, полумёртвые огни… Ночь, цыганкой полногрудой рассмеявшись меж…
Читать далее

Ночь

Всплывали облака – кто в лес, кто по дрова. Июньская свеча коптила стёкла лета. Бледнел дугой закат, кружилась голова. Я провожал тебя, как провожают реку. Склоняли спины фонари, мерцал в ручьях листвы горячий ветер. Сердце…
Читать далее

Буколика

В игольное ушко зрачка вдевает нитку солнце. Из-под туманного плаща косится лунный серп. Унылый шум берёз скользит, отбрасывая проседь. Перебивая слёзно ночь, росой звенит рассвет. Вбирая форму пустоты, смотрясь, как щёголь, в воду, подобие…
Читать далее

Сказка

Присев на краешек дивана, жизнь отмотав до точки ноль, она всё верит непрестанно, как мазохист, влюблённый в боль, в пролог любви – химеру принца, и в святость слов, и в нежный плен, впуская ночь, считая риски на бугорках бескровных…
Читать далее

Оптика

Белый шум облаков над песком. Высыхающий пруд. Предвкушенье дождя заполняет пространство. Лес катит под горку. Монотонно дорога ползёт. Замыкается круг. Лучший кадр – как призрак, как в стоге сена иголка. Я сажусь на ступеньки земли,…
Читать далее

Арабеска

Вечер. Превозмогают тень фонари. Превращаются в зал ожидания окна. Ты открываешь дверь, закат запирает день. Ветер поёт вдалеке – сквозняк попадает в ноты. Вечер очень к лицу тебе. Простые истины – кофе, постель, сигареты,…
Читать далее

Ремарка

Субботнее утро. Окна подёрнуты ряской штор. Взгляд безучастно липнет к обоям. Каждый шорох вторит – ещё рано. Провожу горячей рукой по затылку, будто восход солнца ласкает седую пену волос на голове океана. На дне бокала –…
Читать далее

Пока тени бредут на запад

Июнь в зените. Горизонт скрывает отчаяние последней строчки письма. Волны плачутся в жилетку песка, облокотившись о берег. Подставляю вторую щёку пощёчине ветра. Рассвет, как пустой вокзал. Небо выходит из…
Читать далее

Судьба

Ты сбрасываешь тяжесть полдня с плеч, ты обретаешь признаки тени. Я молюсь на твою наготу, закрывая глаза, забывая сказать – прощай. Первые звёзды, оставившие миллиард световых лет за дверью, застают – тусклый плафон на кухне…
Читать далее

Ракушка

Всё, что я помню, открывая глаза – как метель падала вниз в вечерние сумерки, превращая холод в ароматный нектар Диониса. Всё, что я знаю – это раскаяние за закрытой дверью; стройная тень нисходящего вечера; вспышка…
Читать далее

Каждый

Когда город умолкнет, и рембрандтовский свет подытожит прошедший день, чтобы тебя услышали, говори тихо, тихо, как только можно. На листве, на ветвях, на коре полупьяных стволов испарятся отпечатки пальцев летнего солнца. Паства дорожных…
Читать далее

Мотив

Вот он я, твой ряженый-суженый, плюй мне в мою незрячую душу своим горячим, как степь, поцелуем, я подыграю июльским смехом. Утро, выкатив око наружу, опохмелится грязной речушкой, запахом липы с кожи повеет, ветви её – обнажённые…
Читать далее

Ля

Закат, цвета бордоского вина вперемешку с лондонской грязью – как особое приглашение на балкон, за арлекиновые занавески, где, покидая тёплые меха тела, твоё дыхание упирается шёпотом в ноту “ля”, в лязг тормозов по ту…
Читать далее

Кайма

В дебрях непроходимых августа, один на один, мне – разоблачать глубокую полночь, перебирая, на манер волхвов, допотопные звёзды, в поисках той, единственной, нависающей пьяным компасом над колыбелью улиц, дорог, домов. Отсутствие…
Читать далее

Благословение

Город с грохотом опрокидывает на голову вечерний бронзовый колокол. Ледяная капля луны, как одинокий цветок подснежника. С прилежностью чайки нарезая абрисы отражений в супрематических стёклах, дымящихся чаем, прорастающих зёрнами…
Читать далее

Кардиограмма

Катится с плахи вечернее солнце. Плачет палач. Свесился месяц над ветхим погостом. Льёт молоко. Мимо плетутся сухие берёзы. Сдержанный плач. Капает с лампы промозглая осень. В сердце – потоп. Отзвуки полдня запомнит душа. Память, как…
Читать далее

Клинопись

Тысячелицый город. Перебирает лапками по песку муравьишко. Кошка сонно пригрелась на подоконнике – старая добрая квинтэссенция нежности. Чистое небо. Открытая рана солнца. Ветер гуляет в осеннем пальто. Ищи-свищи. Время, как…
Читать далее

Плеяда

Всепроникающая, как реликтовое излучение, лирика твоих глаз, цитадель твоих слёз – вот истина, всегда на шаг опережающая мысль и смысл. Всё, что нам надо – так далеко, и так близко, в самих нас, в…
Читать далее

Есть бледный свет, есть красное вино

Есть бледный свет, есть красное вино, и тяга звёзд, неизлечимая, как пьянство. Есть дар листвы, травы прохладный сон – координаты летнего пространства. Вплети в узор ладони нить дождя и паутинку клёнов остролистых. Луна, печаль на лезвии…
Читать далее

Перемотка

Сквозь тишину заката, впадающего в реку, вытягивая ноты густого ивняка, я вспомню что-то нежное, как молоко, как пепел, как водянистость неба, как матери рука. Я вспомню наслажденье, без примеси раскаянья, букварь аллей осенних, и музыку…
Читать далее

Паутина

Закрытых глаз туманные страницы, словно душа полночного вокзала. Туман – и сердце на полслова откровенней. Сентябрь хранит свои пейзажи, как связки старых пожелтевших писем, и льют полынь дожди. Размеренно вода стекает по…
Читать далее

Бай

Август метёт теплом. Сонная слабость лета. Солнце за облаком – мёд с молоком. На километры звенят гладиолусы, астры и георгины На голос реки слетаются плачем ивы. Червлённая тушь восхода марает бумагу неба – ни дня без…
Читать далее

Предвкушение

Всепроникающей печалью разносит осень голоса гнилой листвы – от сердца к сердцу, от мгновения к мгновенью. На стыке неба и земли – одно лишь место для меня, одна душа, одно благословенье; там каплей небо накрывает серый…
Читать далее

Сто один вид моря

I Вечерний поезд. На лилово-матовых стёклах пятнадцатого вагона – одноэтажные домики, прорастающие кипарисами, огненно-розовый горизонт, приглушенный зной облаков и ростовские звёзды на сон грядущий… II Море в…
Читать далее

Трилистник

I Любовь – это привезти назад душу моря, а после сидеть у окна, и смотреть, как седеет листва. II Надежда – это скользнуть прохладной слезой к подножью горы и растопить горячий песок. III Сердце…
Читать далее

Осенняя ночь

Луны осенней абажур подсветит ночь, и ночь ответит сквозь мёртвых улиц бледный шум и фонарей глухих соцветья. Там будет ветер, листопад, шлейф перелётных птиц,…
Читать далее

Белый ноктюрн

Только тонкая линия твоего лица и музыка Альбинони – вот и всё, что останется в памяти декабрьской…
Читать далее

Сердце осени

Где-то в сердце осени небо пахнет мокрой листвой. Октябрьский воздух, напившись воды, словно марля, тянет норд-вестом. В струнах слабо звучащего солнца – дождь, дождь, притаившийся дождь, и ещё раз дождь, напоминающий бег…
Читать далее

Тяжесть золотой руды

Тяжесть золотой руды в каменеющих аллеях. Солнце путает следы. Уголёк заката тлеет. Вдоль дождливого стекла стынет взгляд потухших домен. Нежность в сердце умерла, чтоб взойти луной…
Читать далее

Предисловие к первому снегу

Вязкий простудный воздух подпирает осеннее небо. Осеннее небо сильно смахивает на затянувшийся ряской пруд. Солнце смотрит на запад, как седой…
Читать далее

Только тень

Здесь, только тень, и больше – ни души. В смарагдах окон – занавесок шелест. В пробелах снега – голос тишины и след любви, как полночи отшельник. В заиндевевшем призрачном углу – плафона нимб, застывший кляксой…
Читать далее

Полиэдр

Октябрь. Туман. Утро раннее ранено тьмой. Ты опускаешь глаза, словно лиловый прилив дождя притаился за кронами лип, наблюдая за нервным срывом осеннего золота под подошвами ветра. Утро похоже на ночь, засидевшуюся в гостях. Кошачьей…
Читать далее

Мания

Её глаза – словно древние ледники. Она бежит навстречу ноябрьскому снегу, обгоняя завтрашний день, собирая иней, как падающая звезда в галерее осеннего неба. Душа её, словно песчаные дюны на фоне рассвета, играет светом…
Читать далее

Флэнжер

Солнце медленно скрывалось за занавесками. Ночь нагоняла скуку и исцеляла, словно тень святого Петра. Твои фантазии, твои желания – стали моим смирением. На закате дня я представил далёкие горы, замыкающие на себе: восход и заход…
Читать далее

Интерлюдия

Твои замёрзшие руки, сродни ветвям, утратившим листья. Твой голос – осенний бархат, упавший на камень…
Читать далее

Фузз

Осеннего тепла дыхание сырое. Мерцанье охры. Шелест мостовой. Стянуло небо – тучи мягче хвои. И горизонт, как формуляр пустой. Минуты капают неделями простоя. Ползут аллеи ржавым багрецом. Искрится полночь вечной мерзлотою, и отливает…
Читать далее

Поздний октябрь

Шёл дождь и шёл снег. Затем пришла ночь. И стало теплей. И чёрный фасад склонился крестом. И неба клочок, подёрнутый льдом, молчанье берёг для долгих ночей. Шёл дождь и шёл снег. В ручьях проводов неслись голоса…
Читать далее

Поздний октябрь (2 вар.)

Шёл дождь и шёл снег. Затем пришла ночь. И стало теплей. И чёрный фасад налился свинцом. И неба клочок, подёрнутый льдом, молчанье берёг для долгих ночей. Шёл дождь и шёл снег. В ручьях проводов неслись голоса…
Читать далее

Восточный ветер

Солнце обрызгало бронзой и тут же погасло. Постные облака – словно разодранная одежда. Палевый вечер подкрался издалека. Над пиками города сдержанно проплывал аметистовый холод. Как набросок обрастает тенями и бликами…
Читать далее

Море вчера

Помнишь ли, как ночь приглашала в дом, открывая все двери, срывая замки, засовы, заплатки, как кричала чайка над малахитом волн, как солнце брало низкие на нотной линейке заката? Дымящийся звёздами неба холм, холодный песок, чёрные волны, и…
Читать далее

Холст

Вдоль стен сырых, вдоль серой мостовой, где осень тает эолийским ладом, созвездий звон и низкий голос твой – всё обретает тонику прохлады. Где лунной краски вязкая гуашь ложится на бумагу влажных стёкол, норд-вест пронзающий займёт…
Читать далее

Элегии

I Северо-западный ветер всколыхнёт паутину воды. Ветви споют на ветру детскими голосами. Город укроет свои зеркала под солнцем ноябрьской мглы. Зима, как утраченный рай. Там я искал твоё отраженье – где в роскоши тонет закат, где…
Читать далее

Январский диптих

I   Кружился снег, словно табачный дым. Уснули свечи. Угольком застыл восточный ветер, и январский ил нашёл луны болото, лёг на дно… Через стекло Туманность Ориона светилась мотыльками…
Читать далее

Сюрреализм

I  Словно тысячи роз на обочине плачут от холода ночи, так сердце зовёт последнюю тень января, так ладонь вечерней зари гасит…
Читать далее

Пепел и снег

Коснётся солнце западного склона, будто по струнам проведёт рукой душа, и Млечный Путь затянет небо илом. Твой слух доверится свирели февраля, и упадёт в метель, как листья в…
Читать далее

Белый мёд

Уходит день. Скользит закат по леске. Крошится на стекле автограф льда. И теплой кровью отголоски марта струятся вдоль…
Читать далее

Время невесомости

Просыпаясь под мартовским снегом, собирая губами капли тёплого воздуха, на качелях весны пили кофе и дорожили молчаньем, как румянец свечи оживая в лучах восходящего…
Читать далее

Она рассказывала сны

Обступала теплота, как майский вечер, по плечам катился мягкий свет, тенью ивы вздрагивали плечи, и речной волной шептал рассвет.   Ты вставала, наливала кофе, на ресницах таял иней сна, занавески осыпало охрой солнца, и дышала вслед…
Читать далее

Пейзаж из-за стекла

Последний холод на кармине щёк, последний выдох гаснущей метели, солома солнца, облаков мешок, тряпьём прикрывший бирюзу капели.   Весенний снег и вечная тоска над тишиной аллей в пустынном смоге, и сухость губ, и серебро виска, как сон…
Читать далее

Дальше

Там, где оставил жемчуг свой февраль, где сердце билось мягко и бескровно, я помнил только ночь, я забывал слова и имена, я помнил, только холод А впереди – развилка…
Читать далее

Затмение

Весенний лучик прыгает с ветки на ветку, цепляя тени, оставляя засечки, зарубки,…
Читать далее

Панно

Сквозь пустошь вечера просвечивал тоской хрустальный шар луны. Бесшумно падала ладонь на одеяло, как будто в мягкость ивняка струился…
Читать далее

Мышьяк

Серое солнце, прохладное утро, кухонный свет, словно привкус абсента, ветер – девять метров в секунду, влажность воздуха – сорок процентов.   Пыль на висках, пустота переулков, голые ветви, как скользкие тени, через стекло,…
Читать далее

Осколки нефрита

Дыши, дыши капель источником горячим сквозь вязь ручьёв, сквозь слякоть пьяных скверов, сквозь мокрый снег, летящий…
Читать далее

Кома

Они сидели рядом и просто молчали, просто смотрели друг другу в глаза, пили чай с ароматом лесных ягод, за окном шумела…
Читать далее

Река

Там, где причала тихий плеск на фоне старых фресок леса, там, где туманный тёплый блеск травы, где не находит места   вечерний ветер, а в воде заката тень, как древний ящер, там, где в прихожей на гвозде шарф звёзд, луны потёртый…
Читать далее

Пион

Маленькими глотками потягиваю через стекло вечерний сумрак, там, где апрельские тени ищут себе…
Читать далее

Здесь

Одно мгновенье на двоих в воспоминаниях июня – в нём дождь, ласкавший летний зной, и полдень на губах твоих, хранящий юный шум аллей; в нём жар ладоней, шёпот слёз, прохладный полумрак волос, пустынный блеск речной волны, и сон…
Читать далее

Однажды

Утро рассыпалось пеплом, ветер обдал похмельем, сонно шаркало лето где-то в районе двери.   Солнце стекало маслом на раскалённый город, небо мешало краски, словно водку с…
Читать далее

Отрешённость

Тёплое небо шумит за гардиной облачной пеной. На стене колышется паутина крупномасштабной структурой…
Читать далее

Асимптотика

Когда вливается в жерло города летний бред, когда вязкий воздух плавится тёплым воском, остаётся, только курить и писать стихи на обрывках газет, запивая всё это терпким вином июньского…
Читать далее

Дочь

Июнь крадётся навстречу. Глаза разъедает моль тополей. В сердце…
Читать далее

Прогулка сквозь полночь

Ночь разбросала звёзды, словно вымыла сотни осколков из глаз. Чёрного неба плоскость имеет такую же вязкость, как руки тех, что когда-то любили, забыв…
Читать далее

Излом

Птицей отбросит тень на балкон засыпающий сад. Качнутся свинцом изломы созвездий, будто в жару набухшие вены. Сумрак вечера высветит скуку в усталых глазах,  и это тоже счастье, как быть с собой до конца…
Читать далее

Минимализм

Мыльная плёнка полдня. Пыльная липа бросает тень к лапам бродячей собаки. Голуби сплетничают в пушкинском…
Читать далее

Медитативное танго

В подвальной сырости дождя июль танцует танго. Кубинским ромом отдаёт туманный горизонт – пей не спеша, пусть плоть молчит, как отраженье камня, пусть шаг навстречу делает…
Читать далее

Мгла июля

Поздний вечер отдаёт черешней, косточкой летит к ногам закат, катится луна тоской нездешней, по стеклу размазав бледный взгляд.   Застывает сумрак тёплым воском, плещется в бокале каберне, фонарей свинцовые колосья будто шепчут: истина…
Читать далее

Дробь

Ночь подметает улицы, тьма осыпает нежностью, лета шарманка крутится, месяц торчит подснежником.   Падает ветер коршуном, куртку полощет за лацканы, в левом кармане – прошлое мелкой монетой…
Читать далее

Колыбельная ре-минор

Чёрных фасадов холод, звёзд раскалённое олово, ночь распахнула шторы, вором ввалившись в комнату.   Тьма, приодетая шёлком, тает над бархатом вязов, губы находят шёпот, шепчут ладони…
Читать далее

Точка отсчёта

Вечер надёжен, как край пропасти. Отрешённость выходит за рамки доступного. В пасть горизонта летит пыльной костью багровый закат. Облака – будто гусениц   след на осенней размокшей пашне. Переключаемся с чая на кофе. Тает…
Читать далее

Витраж

Там, где скрипка вечера тихо стонет перед витражными стёклами горизонта, ветер твоих волос запутался в моей ладони. Под крылом заходящего солнца август гнездился в высокой траве…
Читать далее

Набережная

Ветер. Набережная. Август. В трёх шагах –  осень стоит в подвенечном. Немного охры, бронзы и красного в омут заката бросает вечер.   Битым стеклом на смуглые камни падают волны, и с примесью лени тает в глазах зеркальная…
Читать далее

Берег августа

I   Когда у ночи вкус бессонницы и ветра, когда сквозь шапки сосен льётся влага звёзд, и в памяти ладоней – теплота песка, а на крыльце – ленивый хор цикад, я…
Читать далее

Интимный пейзаж

Лето гасит огни. Тень дождя накрывает восток. Опускается солнце, мелькая в облачном свете, словно бабочка, что порхая с цветка на цветок, исчезает в прохладе травы, за собой оставляя, лишь…
Читать далее

Вполголоса

Осень. Воскресный вечер. Луна покрывается хромистым льдом. Сумрак глаз отзывается самым глубоким молчанием. Венецианским стеклом играют свежие лужи, вдыхая фонарный дым, и…
Читать далее

Осенняя миниатюра

Осени призрачный берег, солнца иссякший родник.  Ветер шуршит в аллеях, ветер сивиллиных  книг.   Сердце просвечено золотом, словно пустыня звёздами. Месяц блюдцем расколотым замер в промозглом воздухе.   Тени шепчут на…
Читать далее

Дельта-блюз

Ветер в осеннем платье, окон размытые фрески, ночь шагнула в объятья, тень пробежала по сердцу.   Ветви, пропахшие ливнем, ливень, схлестнувшийся с ночью, листья ложатся инеем, сталью вмерзая в…
Читать далее

Чёрная луна

В разноцветном огне листопада тлеют нотки осеннего джаза. Мы пойдём по сентябрьской грязи собирать осколки…
Читать далее

Искра

Ночь плывёт по волнам тополей. За бортом - осень. Промозглый хмель оседает в пространство комнаты. Полная чаша полной луны сквозь дым листопада и фрески фасадов льёт раскалённое олово на голые серые стены. И мы…
Читать далее

Тень раскинутых крыльев

Дрожало солнце мотыльком в осенней паутине и пряталось за холм карминовой зари. Целуя ветер, дождь, туман и пыль вверх падали серебряные…
Читать далее

Шесть строк

Солнце зашло за облако, будто небо прикрыло ладонями рану. Из листопада соткана тень пожелтевшего сада, как и моя…
Читать далее

Первый снег

Словно речные волны сонно шептали липы, сердце встречало холод, в грудь барабаня хрипом.   Ветви дрожали альтом и рассыпались эхом, с неба цвета асфальта падал осенний…
Читать далее

Разлука

Ветер с лицом невидимки освещает дорогу печалью. Кровь твоих поцелуев, октябрь, на моих щеках, словно остывшая музыка в серебристых…
Читать далее

Близость

Будто сама нежность заговорила на языке ночи, боясь спугнуть прохладным дыханием лёгкость осенних…
Читать далее

Лилия полночи

I   Огонь погас. Молчащий сад укрылся чёрной тенью. Как лилия на зеркале воды туманная луна нашла…
Читать далее

Метель

Прокричала метель за окном, будто в дом постучался огонь, чище света озёрных волн, чище шёпота горных вершин. Сквозь туманную белую степь будет ночь тебе долгая петь, будет иней играть на стекле, словно звёзды над горной грядой. Обогрей,…
Читать далее

Белая магия

Тёплый снег обрамляет полдень. В бледно-серых лучах декабря, под кровлей свинцового неба, затаился плачущий призрак метели. Опустевший двор вздохнул с облегченьем. Ветер скользнул по ржавым качелям, будто скрипнула дверь в…
Читать далее

В полушаге

Тает золотом горизонт. До причала последний шаг по окрепшему льду декабря. У причала живёт печаль, словно чёрную песню поёт одинокое сердце воды. У причала душа, как лёд, и серебряный холод звёзд, разбиваясь осколками волн, тихо гаснет в…
Читать далее

Дар

Закат пожирает день. Сумрак ложится тенью стервятника. Мерцающий след белоснежной бабочки фонаря теряется в пламени ночи. Я иду на ощупь сквозь чёрную ласку твоих глаз.   Между нами – лишь гаснущий голос тьмы, словно тихий…
Читать далее

Ореол

Под сонным блеском зимнего огня стонала вьюга, будто билось сердце поверженного льва, и над рубцом луны вздыхала полночь, вторя сотням мудрецов.    Холодной тьмой, как материнской лаской, укрыло небо колыбель твою и…
Читать далее

Шёпот

Эти стены будут хранить звуки дождя, словно голос ангела, вмёрзший инеем в холод камня. Эти стены - всё, что было, и всё, что будет моим через тысячи дней ожидания под растопленным воском полдня. Эти стены -  моё…
Читать далее

Пепел

Пепел полночи. Полночь в глазах. Поговори со мной, поговори. За окнами снег и бирюза фонарного света. Дыханье в груди – как окрик ворона серой вьюги, вцепившегося в паутину ветвей. Сквозь маски фасадов – сердца гул, словно навязчивый шум…
Читать далее

Переливы

Январь.Рождественский  воздухсвеж, как иней,и чист, как ребёнок.Падает снег на ладонь,будто быуронила слезу розаи умерлаот нежности линий. Улыбнулся туманный месяц.Время побыть одному,высекаяискры безмолвияиз каменных глазполночи.Тающий…
Читать далее

Безмятежность

В спящем призраке зимней ночи, под туманной медью луны, осветившей свинцовую рощу бледных звёзд, остывают следы   беспокойного дерзкого сердца, тьма бросает ладонь на плечо, снежный сон разливается блеском, догорая тусклой…
Читать далее

Роза льда

Январский иней искрится под белым солнцем стального неба. Сквозь стену снега мерцает узором арабская вязь стеклянных ветвей. Из пепла рассвета рождается ветреный день. Холод розой льда падает в ноги. Вчерашняя ночь, пригревшись в…
Читать далее

Предисловие к зимней ночи

Вечерний огонь вливается в сердце.Закат нависает кузнечным молотом.В двери стучится протяжный холод,будто смирения зимний вестник. Вечер отшельником в келье замёрзшейперебирает фонарные чётки.Ржавь горизонта, брякнув защёлкой,день среди сотни…
Читать далее

Под февральским небом

Тень заката преследует поступь рассвета. В запотевшем окне – чёрно-белое бездорожье. Эхо весны гудит за тысячу километров, пока зимний дождь растворяется в сонных глазах кошки.   Мокрым снегом ветер стреляет в спину, будто…
Читать далее

Лунный свет

Твои волосы пахли полночным ветром, твои губы искали вечерней прохлады, и закат, опуская янтарные ветви, укрывал тебя тенью горящего сада.   И ладони, вбирая безбрежную полночь, пробегали огнём по листве занавесок. Среди блеска зеркал,…
Читать далее

Призрак дождя

Тает последний снег. Призрак дождя на стекле – с его промокших губ ночь собирает росу. Ночь встречает тебя, словно родную дочь. Холод серебряных струн в пальцах твоих зажат. Дальний огонь чьих-то глаз тихо тебя зовёт – это…
Читать далее

Дымка

Утро скользнуло прохладой. Рассвет приподнял дымчатый занавес над коралловым блеском воды. Капли февральского яда, тая мартовской лаской, тлели весенним ладаном в ране глубокой неба. Сквозь сумрак реки просвечивал лёд ветвей. В сердце…
Читать далее

Штиль

Самоцветы весеннего ветра в усталых окнах. Переворачивая страницы вечера, находишь заветную строчку – глоток кофе и мягкий табачный дым, играющий чешуёй дракона в ручейках приглушённого света. Ночь, проникая сном под чёрные…
Читать далее

Гуашь

Шелест оживших аллейвальсом падает в воздух.В сердце стекает апрельтёплым солнечным воском.Ветер дрожит у висканежным огнём сердолика,словно пламя костра,лёгкое, тысячеликое.Снега тающий следв землю въедается пеплом.Небо укуталось в пледиз проводов…
Читать далее

Отблеск

Капли фонарного света, словно блики капели. Пустошь полночных проспектов в прорези глаз апреля.   “Не уходи, останься”, - шепчет ветер на ушко, тихо качая ясли, бледной луны, и в пустошь   сердца падает…
Читать далее

Полумрак

Сквозь черноту глаз продирался полночный сумрак. Рисунок улиц сливался в один беспроглядный марш. На сорочке неба, среди разбросанных пуговиц звёзд, красовалась серая брошь луны, освещая ветки смуглых дорог, весенний маршрут…
Читать далее

Зарисовка

Луна скользнула по холмам холодных крыш. Ударил ветер в купола и прыгнул в тишь   свинцовых тополей. Сквозь сон, туман берёз вплетался в полночь, как  ладонь в копну волос.   Плыла дорога в никуда сквозь ночи воск, и с…
Читать далее

Скрипка

Шафрановый луч играет на скрипке майского полдня. Васильковой лужайкой отражается небо в глазах мотылька. Тополя, разбросанные по обочинам пыльного города, накрывают улицы, словно вышедшая из берегов река. Частица весны саднит в…
Читать далее

Фиалка

Прорастает фиалкой ночь. Безысходность лунного света скользит по стене, будто струится в траве мягкость июньского ветра. Прорастает фиалкой ночь. Шелестят ночные костры,  и на теле тьмы  проступают рваные раны пламени. Прорастает…
Читать далее

Чёрный этюд

Даль оседает пылью, вечер краснеет распятьем, ночь воскресает безлуньем и прорывается в сердце. Там, в полумраке июля, где догорают окна в полутонах  заката, память дождя и солнца льётся с твоих ладоней, там, в тишине…
Читать далее

Горящий уголь

Капля июньской крови солнцем стекает по ветке. Ветер вздыхает в поле, словно душа на смертном одре. Горящий уголь стёкол в полуденном блеске, здесь, как шаман на бубне, ритм отбивает сердце. Окрик бумажного змея в небе распахнутом,…
Читать далее

Конец письма

Снова в бокале вина тонет туман вечерних огней, словно размытый небесный пейзаж. Август качается тенью бабочки на лепестках зари. Ветер колышет пёструю ткань летнего платья, и серая рябь побережья догорает в глазах чайки. Помнишь ли…
Читать далее

Неизбежность

Тень лета накрывает крыльями кричащую пыль мостовой. На обнажённом теле проспекта солнце выводит строгие линии супрематического полотна. На раскалённые камни июня падает ветер полдня с неизбежностью мотылька летящего на огонь. Твоя…
Читать далее

Речной песок

На песок ночи падают раскалённые звёзды.   Теплота случайной попутчицы тает за горизонтом.   Луна блестит, словно капля росы на чешуе дракона.   Ветер чёрной зари впивается в гривы костров.   Последняя нота в…
Читать далее

Двенадцать строк о любви

Холодный рассвет, мягкий туман, бездонное синее море в глазах. Огонь, хранившийся тысячи лет в недрах далёкой звезды, распускается розой востока, падая на твоё лицо. И только в  зеркале ночи, где плачет гитара под сенью оливы, где склон…
Читать далее

Яблоко

Всё, что было – скроет туман-река, унесёт в беспамятство за горизонт столетий. Всё что будет – дрожащей зари рука нагадает, подкинув в небо солнца монету. Там, мой голос – тише осенней полночи, дыханье строки на…
Читать далее

Ласточка дождя

Мы стоим у моста, под серебряной аркой дождя. Тает гулкое эхо грозы над свинцовой дорогой. Отголоском фламенко листва проскользнёт, и сорвётся душа, сквозь созвездья ручьёв, в беспокойную мутную воду.   И над влагой пшеничных…
Читать далее

Звезда августа

Ищи мой голос в заброшенном доме августа, где ветер раскачивает колыбель вечернего тополя. Ищи мою тень в коралловых нитях заката, где бабочка солнца дрожит, как след от струны, и кроны столетних дубов падают с лёгкостью облака в алое…
Читать далее

Поодаль

Повеяло холодом. Осень поодаль взмахнула крылом. Над бледным городом небо нанизывает солнце на сонную рябь облаков. За углом – сквозняк падает в ноты дворового джаза. Азбукой морзе редкие капли телеграфируют рваные…
Читать далее

Пастушья флейта

Ветер осенний дышит на пламя опавших листьев, будто бы юное сердце вырвали северной лаской и бросили в грязь у оврага. Отцвели, отцвели его краски, пылью покрылись страницы, молчат его нежные песни, лишь дождь собирает горечь и уносит в…
Читать далее

Соль


Читать далее

Кварта


Читать далее

Ось

Между сумраком вечераи туманом…
Читать далее

Прохлада

Поздний ноябрь.Ленивый…
Читать далее

Декабрьская пастель


Читать далее

Иней


Читать далее

Белая пустыня


Читать далее

Снежная вода


Читать далее

Отголосок


Читать далее

Зимний блюз

В пунцовыx проблесках рябиныискал приют вечерний…
Читать далее

Серый ветер

Серый ветер вдали, мокрый снег на висках,мёртвый свет под свинцовым куполом…
Читать далее

Хмель

Хмель будоражит голову.В сердце маячит…
Читать далее

Раненный лев

Шелест ночи в окне.На холодной…
Читать далее

Холод

Беги, беги как во сне,крича сквозь глухое…
Читать далее

Апрельский вечер

Тает в глазах апрель.Тонет в проулках…
Читать далее

Наедине

Скрипнет дверца в апрельское утро.Ветер звякнет связкой…
Читать далее

Узор

тает над сизыми волнами,как сахар в горячем…
Читать далее

Рядом


Читать далее

Безвозвратность


Читать далее

Посеянное дождём


Читать далее

Ледяная трава


Читать далее

Следы на песке

Чайка несла на крыльяхбрызги…
Читать далее

Пьяный воздух


Читать далее

Задумчивая ночь


Читать далее

Терновник

Поминальные свечихолодного…
Читать далее

Вновь


Читать далее

Осенние тени


Читать далее

Галерея


Читать далее

Сырая земля

Запах сырой земли,серая пустошь…
Читать далее

Зимний город

Нордического неба мгла.Аллей застенчивая…
Читать далее

Погружение

На плечах лежитмраморным сукномлёгкий дым…
Читать далее

Аскеза

Мелким почеркомпрошуршитметель январяпо белым…
Читать далее

Холодный танец

Смотрят вследстервятники…
Читать далее

Осколок

Скованных рек бирюза.Неба серый…
Читать далее

Прикосновение


Читать далее

Сны


Читать далее

Письма


Читать далее

Апрельский блюз


Читать далее

Струны


Читать далее

Цвет вишни


Читать далее

Продолжение


Читать далее

100цветие. Летний джаз

Июньский холст в мясистых…
Читать далее

Песни июля


Читать далее

Синяя пыль

Жаркий полдень окутал…
Читать далее

Осенний плен


Читать далее

Свинец


Читать далее

Каменный сад


Читать далее

Ожерелье


Читать далее

Лёгкость


Читать далее

Лебедь


Читать далее

Тонкий лёд

Я опускаюсь на колени, припав к осеннему…
Читать далее

Туман

Сырость небо замостила, как…
Читать далее

Росчерк

Сквозь багровый огонь занавесок, сквозь стекло, что заря…
Читать далее

Пастух


Читать далее

Каллиграфия


Читать далее

Огонь

В белом пламени полей замерла пастушья…
Читать далее

Белые страницы

Всё выпито до дна с последней каплей…
Читать далее

Никогда

Холодной нежностью сковал  январский…
Читать далее

Скандинавский пейзаж

В дом ветров цвета пламени…
Читать далее

Чёрное солнце


Читать далее

Улей

Ночь - как репетиция…
Читать далее
ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
ХОЧУ СКАЗАТЬ
РЕЦЕНЗИИ