Безликий

06.07.2020

 

Ну, привет, дорогая сестричка! Не люблю общаться голосовыми, но тебе так спокойнее — хотя бы понятно, есть ли у собеседника рот. Здесь написано “была в сети два месяца назад”. Это неудивительно, ведь телефона у тебя сейчас нет. Значит, послушаешь только когда выпишут из больницы... Впрочем, лучше не надо — мы уже выяснили, насколько плохо на тебя влияют социальные сети.

 

Вот я сижу на кухне, смотрю, как разряжается смартфон и боюсь пошевелиться. Зарядное устройство в двух шагах от стола, на тумбочке, в коридоре, пойди да возьми, а нет! Только смотрю, как ползут цифры заряда и часов. Знаешь, мы так не договаривались! Я, конечно, хотел посмотреть на твоего воображаемого недруга, но в гости его не звал. А он стоит в дверном проёме и... И ничего. Не смотрит, не говорит. Нечем ему, Безликому.

 

Честно скажу — всё это время я думал, что ты больная. И не только я. Ещё когда ты бормотала, уставившись в монитор "Чебурашка, Чебурашка, опять Чебурашка, а люди, люди-то где?" Мама говорила, что во всём виноват интернет. Я смеялся, конечно. И над Чебурашками, и над тем, что интернет может быть в чём-то виноват.

 

А вот испугался я, когда услышал, как ты крикнула ночью "я не знаю, кто это". Потом заплакала, швырнула телефон в стену и выбежала из комнаты. Я заглянул проверить, всё ли в порядке, заодно посмотрел, цел ли после удара экран. Тогда я и обнаружил, что ты не узнала себя на фотографии. Ещё и картины эти с пустотой вместо лиц… Лида как-то заходила в гости, увидела на стене очередное стекло в обрамлении волос, восхитилась. Я сказал, что такую живопись не понимаю. Она заявила, что я дурак, а ты просто впечатлена творчеством Рене Магритта. Я сказал Лиде, что это страшные картины. Почему, объяснить не смог. Наверное, просто беспокоился, что тебе очень грустно, если ты рисуешь такие вещи. Если бы я сделал для тебя что-то ещё… Слишком занят был.

 

Надюша, не обижайся, я действительно к вступительным тогда готовился, и вообще… Знаешь, как это бывает. Одно цепляется за другое, и Лиде нужно было уделить внимания. Ты же не говорила, что тебе нужна помощь. Или говорила кому-то другому, не мне. Может, этим, в экране…

 

Когда ты перебила все зеркала в квартире, мы даже немного расслабились — больше никаких сомнений, только возможность после любой выходки опустить глаза и ровным голосом сообщить "Она болеет". Мама обычно ещё добавляет "Но у нас не принято это обсуждать". И что-то об особенном видении мира и понимании, которое заслуживает каждый из нас.

 

Дядя Серёжа после того случая с зеркалами постоянно повторял тебе, словно говоря заклинание: "Стань нормальной, стань нормальной". Я слушал и думал: интересно, кто из вас сейчас больше похож на сумасшедшего? Мама, кстати, перестала просить называть его папой. Да, представляешь, в какой-то надцатый год!

 

Так и жили — мы считали, что нас в квартире четверо, а ты всегда добавляла «плюс один», даже стул дополнительный приносила. Скажи пожалуйста, зачем ему сидеть на кухне, если он не ест? Говорила с нами – смотрела мимо. Я как-то спросил, кто он всё-таки? Ты поморщилась, протянула «абсолютное зеркало», и отвернулась. Я даже решил бы, что вы с Безликим смеётесь над моей глупостью, если бы не знал, что он не может смеяться. Так что я просто пожал плечами и забрал твой тезис с собой, чтобы после подкинуть его ребятам с психфака. Они умные, вдруг подсказали бы, аналогией чего в голове художника явилась такая чушь? Не подсказали.

 

В какой-то момент я просто начал интересоваться делами твоего друга, как будто он и впрямь регулярно заглядывал в гости. Ты сообщала, что он не друг тебе. Сейчас я вижу свою вторую ошибку: он не заходил к нам, а был с нами постоянно.

 

Когда тебя забрали, дома стало спокойнее. Больше никаких дополнительных стульев и тарелок, разбитых зеркал, странных картин и бесед с неизвестным. Мы жили как нормальная семья, во всяком случае, делали вид, что это так. Я даже перестал бояться приводить Лиду домой. Раньше не приглашал, потому что знал, как она тебе не нравится. Да и жалко обижать адекватного человека: помню, когда вы знакомились, ты только заявила “Ой, они все на одно лицо” и отвернулась. Наверное, тогда мне и пришлось выбирать. А теперь Лида с мамой подружились — нашли общие вязальные темы, часами болтают на кухне. Но самое главное — Лида искренне говорит, что мы ни в чём не виноваты. Маму это подбадривает. Вроде бы всё по плану, но…

Как-то раз я зашёл в твою комнату. Мы ничего там не трогали, честное слово, только пыль вытирали! Я хотел взять растворитель, открыл шкаф. На меня упал альбом с фотографиями. Твой альбом, в котором ты мастерила коллажи. Я не удержался, открыл, но не увидел в нём ни одного лица.

 

Альбом белых овалов вместо лиц. Сначала я подумал, что ты просто вырезала фрагменты и теперь сквозь них видно бумагу. Достал первую фотографию в надежде, что сейчас в дырке будет видно комнату. Но нет, в овале не было видно ни стола, ни окна, ни стен. Ну, конечно, ты приклеила бумагу с другой стороны! Но фотография оказалась совершенно гладкой наощупь… Ничего из неё не вырезали. Как это понимать?

 

Вечером я решил провести эксперимент. Положил альбом на диване, мама с Лидой заметили, взяли посмотреть. Я ждал, когда они скажут что-то об овалах, но они увлечённо разглядывали наши детские мордашки. Они видели лица, я — нет. Тут я понял: что-то не так.

Я сказал себе, что это временное помутнение и спрятал альбом подальше. К счастью, реальные люди выглядели как всегда. Наверное, если бы я обнаружил у всех туманные аквариумы вместо голов, меня бы в тот же день привезли к тебе. Мы поехали в отпуск. Вернувшись, мама первым делом позвала тётю с дядей, чтобы посмотреть фотографии. Я хотел сбежать, но в итоге два часа смотрел на пустолицых, понимая, что один из них — я сам.

 

Конечно, это ещё не проблемы. Подумаешь, не могу отличить людей на фотографиях друг от друга! Я так себя успокаивал, когда стоял в фотоателье и не мог сообразить, какие фотографии нужно забрать. Лида попросила выбрать те, что мне больше нравятся, а я не смог сказать ей, что не вижу лиц. Когда я показал на несколько вариантов наугад, фотограф смутилась и убрала две из выбранных со стола. Извинилась, объяснила, что случайно достала фотографии другого человека. Я сослался на плохое зрение, а на обратном пути увидел странную тень за стеклом витрины. Та же тень поразила все мои аккаунты в соц.сетях. Глядя на это, я и сам был готов сказать “Чебурашка, опять Чебурашка!” и громко позвать людей.

 

Утром размытое пятно уже смотрело на меня из зеркала. Ну, представь, просыпаешься в достаточной мере для того, чтобы открыть глаза, а в зеркале вместо меня расплылся овал. Я свалил всё на пар, покрывший стекло, пошёл в институт. Странное чувство — хочешь посмотреть на отражение, но боишься, что не увидишь его. Я решил не идти на поводу у страха, заглянул в ближайшую лужу. Но лужа, конечно, грязная, что там можно увидеть! Как и в витринах. Когда запачканным оказалось даже Лидино зеркало, которое она протирает каждый день, я почти запаниковал.

 

Лида сказала, что я веду себя странно, потому что шарахаюсь от всех отражающих поверхностей. Мама добавила, что я становлюсь похожим на тебя. Я знал, что они не правы, ты как раз не боялась и смотрелась в зеркало часами, самозабвенно. Что это было для тебя, особое удовольствие или способ ужиться со своим страхом?

Сегодня Лида показывала мне фотографии своей подружки Ани с помадой особенного цвета. Я со всем соглашался, пока Лида не сказала, что мне нужно к врачу. Оказалось, на фотографии была совсем не Аня, и никакой помады не было. Я обещал сходить к окулисту — к счастью, мало кто знает о твоём расстройств, и в моей проблеме все винят ухудшение зрения.

 

Возле дома я чуть не врезался во врача скорой помощи. Остановился, чтобы извиниться, и не издал ни звука: увидел под маской только размытый овал. Я отбежал на пару метров, обернулся — лицо врача уже вернулось на место. Что это было? Я выдохнул, зашёл в подъезд. Кто-то шёл за мной по пятам. Я уговаривал себя, что шаги за моей спиной — это только эхо. Добрался до квартиры, закрыл дверь. От материализовавшегося страха это не спасает, конечно. Тот, кто может заменить чужое лицо, наверняка умеет ходить сквозь стены.

 

И теперь господин Безликий стоит в дверном проёме недвижимым силуэтом. Я сижу в темноте, но света уличного фонаря достаточно, чтобы точно сказать — вместо лица у него только тёмный полукруг в шляпе. Неприлично мужчине не снимать головной убор в помещении! Всё равно не шевелится. Скажи, он хоть слышит меня, уши-то у него есть?

 

Три процента осталось, а я и не решил, что делать то? В скорую позвонить, пожаловаться на наследственность? Предложить гостю чай? Ему пить нечем. И всё же, кто он такой? Совесть? Тогда у него должно быть твоё лицо. Зеркало? Тогда моё. И если оно отражает не внешность, а сознание, почему я пустой? Нет, это что-то другое.

 

Отражение моих сетевых собеседников? У меня Чебурашек нет. Твоих сетевых собеседников? А почему тогда они пришли ко мне? Снова возвращаемся к совести — мы не общались, тебе было одиноко, ты болтала с Чебурашками, и вот они стоят передо мной в форме Безликого. А Безликий зеркалит, как те твои собеседники. Думаешь, что болтаешь с кем-то другим, похожим на тебя, а на самом деле говоришь не то с отражением, не то с фантазией. Ты же не знала, кто там пишет эти буквы, правильно? Но наделяла сообщения своим смыслом. Грустно ведь признавать, что ты один, и даже диалог отражает только тебя. Эта версия меня устраивает.

 

Ну присаживайся, Безликий! Чаю налить? Чего-то покрепче, к сожалению, нет, извини. Клавиатуру дать? Видишь, кивает. Не видишь, конечно, это же аудио... Телефон сел давно, Надюша, и этот твой со мной за столом, голову рукой подпёр, мыслитель, меня копирует… Я почти не боюсь, хоть и странно это, когда чужое одиночество приходит к тебе. Ты только ответь, родная, что я увижу, если включу свет?

 

 

 


 
Источник:
 

Комментарии (2):

Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

#3451885 06.07.2020 11:55 drozh_vstrukture
Первый нах!
#3451893 07.07.2020 00:50 ХЛМ
отлично!
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге