Меню
Войти

ПУБЛИКАЦИИ
karlos 
08.09.2015 22:43:18

ЗА ЛЮБОВЬЮ ВСЕГДА СЛЕДУЕТ СМЕРТЬ (победитель альтерзимы 2015)

Звонит телефон. Павел встает с дивана, ищет тапки, находит только один, цепляет его на ногу и шлепает к телефону.

Это Петр, его приятель. Вернее, это Петр считает Павла приятелем, Павел вообще об этом не задумывается.

Им за сорок, и они оба неудачники – вот, что связывает их крепче дружбы. Павел ни разу не был у Петра и понятия не имеет где и с кем тот живет. Наверняка один, как и Павел, – вот еще одна черта их вынужденного родства. Петр часто ему звонит, заходит тоже часто, иногда даже остается ночевать, засыпая пьяным в кресле. Павлу лень его будить и спроваживать – Петр лежит тихо, как поломанная, никому не нужная вещь.

Вообще, все это было печально. Но это была заслуженная печаль, выстраданная ими обоими. Павел не променял бы ее ни на какое другое чувство. Ничто в мире не стоило этой  печали.

- Можно я приду? – говорит в трубку Петр. – У меня есть кое-что.

- Валяй, - коротко бросает Павел и кладет трубку.

Через полчаса Петр уже сидит в кресле. На журнальном столике стоит коробка с дешевым вином и пара пластмассовых стаканчиков.

- Вот, значит, какой сюжет, - говорит Петр, закуривая сигарету. – Мужику попадается на глаза объявление. Не важно, где и как. Совершенно случайно. И оно его потрясает! Врубаешься? Как первая любовь пронзает насквозь! Ба-бах! «Молодая похотливая сучка вылижет, высушит и съест». Каково? Ты бы прошел мимо?

Павел пожимает плечами. Он бы вообще не стал читать такое.

- Ну вот, вызванивает он эту цацу, - продолжает Петр, - набирает бухла и едет прямиком к ней. И она в поряде, старик! Прямо на пороге устраивает ему такое, что он сразу забывает, как его зовут.

- А, кстати, как его зовут? – вставляет Павел, отхлебывая из стаканчика.

- Да какая разница, как там кого зовут! – отмахивается Петр. – Она тоже ни хрена не помнит от возбуждения. Они прямо как бешеные скачут друг на друге – полная вакханалия! Он кончает, потом она, потом они достигают оргазма одновременно, потом снова по очереди, и так несколько раз. Да они прямо с ума сходят, оторваться друг от друга не могут, врубаешься?

- Надо же, - говорит Павел. – Фантастика.

- Правда жизни! - говорит Петр.

Какое-то время оба молчат, каждый по-своему переваривая эту картинку.

- Это все? – спрашивает Павел.

- Главное впереди, - снова оживляется Петр. – Дальше идет гвоздь программы: она начинает его вылизывать, как было обещано в объявлении. Она вылизывает его полностью, с ног до ушей, не пропуская ничего. Медленно, каждый миллиметр. Ты бы хотел такого, старик?

- Хотел бы что? Чтобы меня вылизали? Вряд ли.

- Просто ты никогда не любил. Теперь я вижу, что ты никогда никого не любил.

- Полегче. Скорее, из этого следует, что не любили меня.

- Может, и так.

- Давай уже, чеши дальше.

- Дальше все плохо. Вылизав, она наотрез отказывается его есть.

- Ну, еще бы.

- Ты врубаешься. Она даже укусить его не хочет.

- Этого следовало ожидать.

- Господи, опять наебка, думает он, опять все не по-настоящему. Зачем ты тогда так написала?! Для красоты слога, отвечает она. Врубаешься, для красоты слога!

- Женщина неспособна понять истинную суть любви.

- Вот именно! Женщины скользят по поверхности, как утки. В общем, она начинает кричать, что он сумасшедший, чтобы он убирался прочь, иначе она вызовет полицию. И он взаправду как бы сходит с ума. Начинает крушить мебель, бить стекла, он весь в крови и пене. Катается по полу, рычит и плачет.

- Ишь ты, - качает головой Павел.

- Ты врубаешься, старик. Ты врубаешься.

Снова наступает молчание. Кажется, где-то далеко воет сирена.

- Знаешь, что делает эта сука? – говорит Петр.

– Она вызывает ментов, – говорит Павел.

- Да. И те приезжают.

- Да, они всегда приезжают.

- И убивают мужика, потому что он перегрызает горло одному из них.

- Господи! Теперь все? – спрашивает Павел.

- Теперь да, - кивает Петр.

Они молчат.

- Ну, может, она не совсем и сука? – говорит Павел. – Может, просто глупая?

- Может, и не сука, - говорит Петр. – Хрен ее поймешь.

Павел разливает остатки вина. В комнате сильно накурено, полумрак окутан дымом.

- Как назовешь?

- Любовь или смерть.

- Хорошо, - говорит Павел. – За любовью всегда следует смерть.

- В точку. Можно я так и назову рассказ?

- Конечно. Это хорошее название.

- Знаешь, - говорит Петр, – я тут подумал: часто бывает, что название лучше самой вещи. И это тоже неплохо.

- Неплохо, да, - говорит Павел. - Но не в этом случае.

- Не в этом.

Вино допито, Петр заснул в кресле, он счастливо вздыхает во сне. Павел накрывает его пледом. Потом подходит к окну, там темно. Идет дождь. Капли барабанят по стеклу. На улице ни души, но где-то там есть любовь. И смерть наверняка тоже там же, идет по пятам во тьме.

 

КОММЕНТАРИИ (2)
Salander 
09.09.2015 08:04:44

поместила в ЗФ, жюри этой Альтеросени, естественно, это крео как конкурсное не рассматривает
 




Дед Фекалы4 vip
09.09.2015 20:14:12

Лепо!    Ну как тут Хармса не вспомнить. А ещё Филипка, с его клиторальной асфиксией




ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ