Меню
Войти

ПУБЛИКАЦИИ
Братья Ливер 
11.05.2016 12:13:58

Живой контент

Окутанное сумерками кладбище расстилается во всю ширь рабочего стола. Иконки программ аккуратно прицеплены к оградкам ближайших могил. Курсор приходит в движение, и фон с кладбищем исчезает за открываемыми вкладками. Под щелчки мыши и клацанье клавиш на экране высвечивается бледная, с синюшными вставками, страница соцсети. Поверх неё выскакивает залитое чернотой окно. Стрела курсора вонзается в иконки, на экран низвергается каскад надписей: "ВВЕДИТЕ ID-ADDRESS", "ПРОДОЛЖИТЬ", "УЯЗВИМОСТЬ НАЙДЕНА. ИДЁТ ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ АЛГОРИТМА". Похожая на распяленный презерватив шкала загрузки начинает медленно набухать краснотой, внизу, выбивая сотню, отщёлкиваются проценты...


 

Расшвыривая колёсами куски глины, минивэн подчалил к заметно уставшему ржавому забору. Кузов снизу доверху был покрыт созвездиями брызг и буро-жёлтыми потёками, как будто по дороге автомобиль провалился в огромную выгребную яму. Из машины, выпрыгивая на островки твёрдой грязи посреди луж, начали выбираться пассажиры. Внешний лоск приехавших странновато смотрелся на фоне изрисованного аэрозольными фаллосами забора.

- Чёт я не поняла, э..., - Алекса Черри скривилась и поёжилась, как будто сам здешний воздух вызывал у неё брезгливость. - Эт чё за ботва ваще, а?

Софi Д' Эклер-Лимож вместе с облепившими её комарами скакала по грязевым кочкам, пытаясь найти подходящее место для селфи. Надежда Лобачёва вздохнула и развела руками:

- Ну а я ничего другого и не ожидала. Куда ещё мог нас затащить этот последний, нахрен, герой?

- Ыгы, - неопределённо отозвался Слава Бугор, взыграл бицепсами и прислонился могучим плечом к ограде. Пролёт забора крякнул, но устоял.

Денис примирительно поднял руки, и нижний край его свитера в ромбик взметнулся над брюками-дудочками:

- Ну вы чё, блин? Сами же говорили: надоело одно и то же. Ну перископ, ну клубы, ну даже энкаунтер этот тухлый. Тошнит уже. А тут драйва схватим, адреналину. Пошли внутрь, нас ждут.

Под аккомпанемент выразительных вздохов и цоканий языками процессия просочилась в ворота. Внутри обнаружился приземистый деревянный барак, в стороне тоскливо поскрипывал дверкой сортирный вигвам. Овчарка лязгнула цепью, с ленцой обгавкала гостей и скрылась в будке. На территории располагалось ещё несколько унылых серых строений, вокруг которых с муравьиной сосредоточенностью копошились молчаливые люди.

- Мдааа... Не порно, но задорно, - пробубнил в хипстерскую бороду Niсk Kochergin, тревожно огляделся и шмыгнул носом. - Только столбов с висельниками не хватает.

- Ну и хуйня, - хмыкнула Алекса Черри, разглядывая двор в прицел камеры смартфона. - Загружу фотку, пусть девки поржут хоть.

- Ыгы, - резюмировал Слава Бугор, впечатав кулачище в стену барака. На его гладкий, как бильярдный шар, череп посыпались хлопья древесной трухи.

Денис натянуто улыбался. Откровенно говоря, его и самого мутило: под ногами хлюпала грязевая каша, на крыше барака хабалили вороны, у дверей мужик бомжеватого вида скрючился над ржавым рукомойником. Почему-то вспомнилась картинка, которую Денису на стену кинул кто-то из друзей: огромная груда мусора, восседающий на ней с видом сытого кота пацан-беспризорник и подпись "ЦАРЬ СВОЕЙ ГОРЫ". Засвербело в душе, захотелось тщательно вымыть руки, оказаться у стойки в любимом "Faggot-баре" и подзарядиться маной, приняв пару коктейлей "Мой шалунишка".

Чтобы хоть как-то реабилитироваться и не начать растворяться в окружающем безобразии, Денис принял вид арфиста-лауреата, которого пинком судьбы втиснуло в переполненный работягами и щипачами автобус. Он приблизился к мужику у рукомойника и, глядя в сторону, постучал указательным пальцем по его плечу:

- Слышь, отец... Мы из города приехали, сокровища ищем. Короче, тут где-то должен быть экстрим-клуб "Хмурый Миша". Свернули не там, или чё?..

Мужик с художественным присвистом высморкался на землю и разметал призрачные надежды: нет, свернули именно там, сокровища уже, считай, нашли, а он как раз инструктор. В сочетании с обстановкой его имя выглядело циничным издевательством - Геральдий Рудольфович. Инструктор пригласил приехавших "в дом", пообещав присоединиться к ним, как только дочинит умывальник. На друзей Денис старался не смотреть.

Внутри сарая витал дух залежалой скуки. В сенцах хозяевами были висевшие вдоль стен пухлые телогрейки, которые занимали почти всё пространство. Протиснувшись между ними, компания оказалась в пропахшей запустением комнате. Посередине стоял стол - похожий на гроб и окружённый деревянными скамейками. В углу зловеще темнела груда тряпья, скомканных газет и фанерных огрызков. Мысль о том, что под всем этим может что-нибудь жить, заставляла держаться от груды на расстоянии. Расположенное почти в самом верху окно цедило в помещение мутный свет через занавески из паутины.

- Блять, здесь даже вай-фая нету! - Алекса Черри закатила глаза и завизжала - на потолке вяло шевелилось несколько длиннолапых комаров.

- Мои конверсы! - Niсk Kochergin всхлипнул, судорожно освободил уши от Ланы дель Рей и принялся наслюнявленной ладонью размазывать грязь по ребру подошвы.

- Я думаю в этом хлеву можно снять нормальный артхаус на аграрные темы, - сказала Софi Д' Эклер-Лимож, закурив анемичную сигаретку.

- Коз-зёл, - выплюнула в лицо Денису Надежда Лобачёва, всем видом давая понять, что это не она прошлой ночью расцарапывала ему спину и захлёбывалась такими сладкими стонами, что соседи завистливо барабанили по батарее.

- Ыгы, - подтвердил Слава Бугор и поднял стол, ухватившись за ножку.

После того, как каждый излил наболевшее, друзья сгуртовались в уголке и, демонстративно игнорируя Дениса, начали обсуждать какой-то паблик "Минет за вкусняшку". Поэтому скорое появление Геральдия Рудольфовича для проведения предстартового инструктажа Денис воспринял с облегчением, хотя и слушал невнимательно. Фразы рассеивались в затхлом воздухе, долетая до него в виде мелкодисперсной пыли.

- Вы будете десантированы в абсолютно дикую местность, - бубнил Геральдий Рудольфович, вышагивая по комнате и не выпуская из рук чёрный кейс, с которым вошёл. - Ночью. Без каких-либо технических средств, даже телефоны придётся здесь оставить. Только крепкие руки, выносливые ноги и ясные головы.

Под сапогами Геральдия Рудольфовича заунывно скрипели половицы. Почему-то казалось, что если он перестанет расхаживать, эти звуки всё равно продолжат взрезать тишину.

- Для вас мы подготовили очень много ловушек и опасностей... Вплоть до угроз жизни может дойти, - вещал инструктор. - Перед вами две задачи. Первая: прорваться через всё и своими силами вернуться сюда к утру. Вторая: собственно, дожить до этого утра. Кхе. Но, с этим-то обычно справляются. Чаще всего.

Набравшись храбрости, Денис всё-таки поднял глаза и шмыгнул взглядом по своим, в этом уже не было сомнений, бывшим друзьям. Их лица были залиты сложной палитрой из страха, отвращения, ненависти, тоски по розовым креслам и уютным бложикам.

Денис с содроганием думал о том, как останется с этими людьми один на один в абсолютно дикой местности ночью без каких-либо технических средств. На свои крепкие руки и выносливые ноги он особо не рассчитывал. В этот момент Геральдий Рудольфович бережно положил кейс на стол и ухватил толстыми пальцами защёлки:

- Если справитесь - это ваше.

При виде того, чем был начинён чемоданчик, у всех позеленело в глазах. По горячечному оживлению, охватившему компанию, Денис сделал осторожный вывод, что расправа над ним откладывается. Это радовало даже больше, чем анонсированный куш, о котором организаторы до сих пор не упоминали.

Процесс сразу пошёл бодрее. Каждый из участников поставил подпись на листе бумаги, где из всего массива мелко нашинкованного текста первым же взглядом вычленялась фраза: "С условиями ознакомлен. О возможных последствиях предупреждён. В случае моей смерти я и мои родственники претензий обязуемся не предъявлять".

После этого в комнату вкатилась одутловатая тётка, нёсшая на вытянутых руках бадью с криво намалёванной на борту надписью "Чистая ветошь". Вторым рейсом тётка доставила тарелки, в которые размашистыми общепитовскими движениями нашлёпала из бадьи коричневой комковатой массы. К тарелкам никто не приблизился, поэтому все шесть порций с аппетитом счавкал Слава Бугор. На прощанье Геральдий Рудольфович по-отечески обшмонал отбывающих и с заметной неохотой пожелал им удачи. Когда основательно стемнело, компания, поёживаясь от сумеречной прохлады и атак воспрянувшего под вечер гнуса, высыпала на улицу. У ворот кряхтел заведённый УАЗик-"буханка". Денис чуть не пустил слезу, вспомнив об оставшемся дома красном "Феррари" - папином поощрении за сессию, сданную с первого раза.

В салоне пахло бензином и дешёвым куревом. Водитель, похожий на старого спившегося индейца, остервенело вывернул рычаг переключения передач, и УАЗик начал пляску по колдобинам и колеям. Перегнувшись через спинку сиденья, Денис попробовал разговорить шофёра, чтобы узнать немного больше о тех ловушках и опасностях, которыми грозил Геральдий Рудольфович. Попытки провалились: индеец убедительно делал вид, что не понимает по-русски, в зеркале заднего вида тряслось его ощеренное беззубье.

Тогда Денис попытался снова прибиться к изгнавшей его стае. Здесь дела обстояли немногим лучше. Надежда Лобачёва пиявкой вывернулась из его примирительного объятия. В её глазах светились стервозные огоньки, голод и тоска по "Тирамису".

Денис пожал плечами и оглядел остальных. Алекса Черри сидела, отклячив обильно фаршированные ботоксом губы и по привычке вытянув перед собой руку с несуществующим смартфоном. Лишённый простора и свободы движений Слава Бугор, томился в статичности и, кажется, мог выйти из берегов.

- Кстати, сам Нахшкарян свой последний фильм снимал на свиноферме, - зачем-то сообщила Софi Д' Эклер-Лимож.

- Да-дааа! Поэтому этот фильм реально стал для него последним, - заканючил Niсk Kochergin, разглядывая увесистые налипыши грязи на своих джинсовых бриджах. - Ему-то хорошо, а мне?! А вот если нас там щас ждут какие-нибудь отморозки, а? Или волков стая?

- Нахшкарян подхватил там свиную чумку и даже не смог приехать на вручение "Золотого айфона". Его щас закрыли на карантин в инфекционной больнице, - упрямо продолжала просветительствовать Софi Д' Эклер-Лимож. - Я бы тоже хотела, чтобы про меня написал "Роллинг Стоун" и снять шедевр, а потом умереть молодой и знаменитой и получить ящик денег из рук сестёр Вачовски.

- Не знаю насчёт остального, но умереть молодой - это тебе, по-моему, обеспечат, - подрагивающим от предчувствий голосом возвестил Niсk Kochergin. - А вдруг отморозки?.. А если с голоду подохнем?.. А вдруг...

От бессмысленного жужжания друзей у Дениса заныло в животе. УАЗ мотало на кочках, за окном разливалась просёлочная чернота, проплывали зубчатые силуэты елей, кривились берёзы. Глуша хандру, Денис предался мыслям о лайках и репостах, которые ему задолжали пользователи разнокалиберных онлайн-сервисов. Он вёл доскональный учёт всех займов и никогда не забывал потребовать возврата. С трепетом размышляя о перспективах, Денис как колоб теста разъехался по сиденью и задремал.


 

Стрелка курсора скользит по экрану. Вызванная щелчком мыши, выскакивает страница с исходным кодом. Область с символами заливается синевой - происходит выделение. Скопированная шифровка html-кода появляется в новом файле. Разворачивается окно, где на чёрном фоне лавиной нарастает массив строк. Когда мельтешение знаков прекращается, посередине выскакивает сообщение: "ОПЕРАЦИЯ ЗАВЕРШЕНА УСПЕШНО. ТЕЛЕФОН ИЛИ EMAIL - +78904642288. ПАРОЛЬ - nadya123".


 

- Приехали! - скрипуче, с гаденьким смешком возвестил чей-то голос, вытряхнув Дениса из мира лайков и репостов в тёмную реальность. Денис с неохотой разлепил веки. Было сыро и тревожно, флюиды ночи заползали за ворот куртки от Карло Пиццорно, а Вождь Пустая Склянка, полуобернувшись в салон, глумливо раззявил цинготную пасть.

Команда выгрузилась из вонючего, но тёплого салона в свежую, но промозглую ночь. УАЗик взревел двигателем, и скоро его габаритные огни навсегда уплыли в черноту. Разлившаяся вокруг темень была странной, неправдоподобно густой. В вышине шелестели кроны деревьев, высеивая на землю водяную пыль. Ноги цеплялись за корневища и проваливались в ямки, где плескалось и хлюпало что-то холодное и вязкое. Издали прилетали тоскливые чащобные звуки: не то плакали птицы, не то пел свои псалмы ветер, бродивший по чердаку леса.

- Денисик, мне страшно, - пискнула Надежда Лобачёва и шестидесятикилограммовым грузилом повисла на Денисовой руке.

- Мне тоже, - честно заявил Niсk Kochergin, как бы между прочим сделав шаг за спину Славы Бугра, который пытался выкорчевать берёзу, чтобы согреться.

- Говорят, Нахшкарян целый месяц жил один в лесу, в яме с буреломом. И вот..., - заикнулась было Софi Д' Эклер-Лимож, но быстро умолкла, содрогнувшись под шквалом недобрых энергетических вибраций, что обрушили на неё остальные.

- Чо стоять так и будем? Айдате, э, - подала голос Алекса Черри.

В зарослях терялись колея дороги и две чахлые тропинки. По какой из них нужно было идти, никто не имел и малейшего понятия. Niсk Kochergin предложил одно направление, сообщив, что по его ощущениям там безопаснее, и можно набрести на пункт полиции. Софi Д' Эклер-Лимож махала рукой в прямо противоположную сторону, подкрепив это веским доводом, что так будет более винтажно.

- Ыгы, - оборвал полемику Слава Бугор и поступью первопроходца зашагал своим курсом, движение которым в равной степени отдаляло как от безопасности, так и от винтажности. Со Славой было спокойнее, чем без, поэтому друзья предпочли не упускать его сосредоточенное сопение из поля слышимости и понуро побрели за ним в сырую тьму.

Компания двигалась по лесу как по нескончаемому коридору, лишённому всякого освещения. Чернота становилась всё непролазней, а ямы под ногами - всё глубже. Других изменений ландшафта не было. Матюгаясь, члены отряда шлёпали через мокрый кустарник истощающе долго - не меньше пятнадцати минут. Когда нужный ритм был, казалось, пойман, плётшийся в хвосте Niсk Kochergin вдруг остановился, осел в лужу и захныкал:

- Всё... Не могу... Я устал. Устал. Срал я на эти деньги, пусть меня вернут обратно. Обратно... Мне завтра на конференцию. В скайпе.

Из его ноздри вырвался пузырь, стремительно надулся и лопнул. Под съехавшими джинсами торчали трусы с Губкой Бобом и кусок костлявой задницы. Niсk Kochergin брезгливо подняли и бодрящим пинком задали ему ускорение. Какое-то время колонну сопровождали его всхлипывания и горестный бубнёж, становясь, однако, всё тише и отдалённее. Потом стенания окончательно заглохли позади, а ещё через полчаса это заметила команда. Денис вызвался, было, вернуться и подобрать отставшего, но Алекса Черри постучала пальцем по виску и цокнула языком:

- Ты ебанутый что ли? Его там уже волки сожрали, а мы только время терять будем.

- Пойдёмте дальше, - тлеющим голосом мученицы выдавила Надежда Лобачёва.

- А он, кстати, мой парень, - внезапно вспомнила Софi Д' Эклер-Лимож, начав надвигаться на Алексу Черри. - И у него в друзьях в Фэйсбуке сам Глухович. Глухович! Это же мой шанс попасть на студию, тебе ясно?

- Ах ты с-с-с-сука! А я ещё фотки твои стрёмные отмечала! Тьфу! - Алекса Черри выпустила когти, ухватив Софi Д' Эклер-Лимож за волосы, которые неожиданно легко поддались и всей копной съехали набок. Блеснул лысый череп.

- Э-э-э-э, девочки, девочки, ну-ка успокоились, - Денис попробовал вклиниться между враждующими сторонами, но случилось неожиданное. Выпутавшись из лап соперницы, Софi Д' Эклер-Лимож раскорячила ноги и молниеносным движением извлекла откуда-то из промежности предмет, похожий не то на маршальский жезл, не то на увеличенную зубную щётку. В следующую секунду разложенная палка для селфи врезалась Денису в пах, заставив скрючиться и отступить. После этого спасти Алексу Черри не могло уже ничто. Софi Д' Эклер-Лимож окучивала её своим смертоносным оружием так яростно и убедительно, как будто проходила кастинг на роль маньячки. Алекса Черри пыталась сначала сопротивляться, потом - убежать. И то и другое было судорогами утопающего. Денис и Надежда Лобачёва, выпучив глаза, наблюдали за расправой, а Слава Бугор буйно приплясывал рядом, сжимая кулаки и изрыгая невообразимые кабаньи междометия.

Не прошло и пяти минут, как всё было кончено. Алекса Черри навсегда ушла в страну розового меха и коктейля "Идиот". Сорвав съехавший парик и зашвырнув его на берёзу, Софi Д' Эклер-Лимож решительно зашагала по чёрному лабиринту леса. Уцелевшие члены отряда заторопились следом.

Заросли по обеим сторонам от тропинки были непроницаемыми, оттуда не доносилось ни звука, и эта тишина была страшнее самых душераздирающих песен джунглей. Мимо коряг, пней и затаившихся в кустарнике сумрачных лесных духов, спотыкаясь о кочки, плелась отважная четвёрка.

В молчании, которое сковало странников, чувствовалось электричество. Поэтому Денис не сильно удивился, когда Софi Д' Эклер-Лимож вдруг объявила, что ищет лучшие панорамы для своего фильма "Браузер цвета радуги" и с этими словами стала карабкаться на циклопическое мачтообразное дерево. Шёпот потревоженных ветвей и сопение Софi Д' Эклер-Лимож угасали в вышине, становясь едва слышимыми шорохами. Когда, поняв, что ждать бесполезно, оставшиеся стали пробираться дальше, сверху раздался треск, тишину раскромсал дикий вопль, и что-то увесистое свалилось на землю. Стало понятно - "Браузер цвета радуги" никогда не выйдет на большие экраны.

Перекормленное шоком сознание объявило эмоциональную голодовку, поэтому дальнейшее Денис воспринимал отстранённо, как под транквилизатором. Надежда Лобачёва сообщила, что видит в стороне от тропы спа-салон, шоу-рум, суши-бар и двухметрового голого негра. Денис не стал её останавливать, когда она, голодно подвывая, начала проламываться через кустарник и поваленные деревья в чащу.

Вера в то, что ещё удастся увидеть свет дня, с каждой минутой истончалась. Денис уже начал замечать, что Слава Бугор поглядывает на него как на потенциальный ужин, когда тропинка окончательно заглохла в болоте. В воображении запульсировала начертанная кровавыми потёками стрелка с надписью "НА ПРЕДЫДУЩУЮ СТРАНИЦУ".

- Ых... Ыгы, - изрёк Слава Бугор и принялся мстить этому подлому миру. Так как единственным материальным воплощением подлого мира в пределах доступности были росшие вокруг берёзы, они и приняли удары на себя.

Денис зажмурился и на автопилоте зашагал через топь. Он уже не очень хорошо помнил, куда и зачем плетётся. Чемоданчик Геральдия Рудольфовича вместе со всем его содержимым он легко обменял бы на сухой угол, топчан с пледом и стакан водки с перцем. Главное было - не стоять, продолжать двигаться. Денис хорошо понимал, что развернувшись и начав искать проторенную тропу через чащу, он непременно станет кормом для медведей или одичалых отшельников. Ясно было, что Слава Бугор наверняка похоронит сам себя под сваленными им же деревьями, поэтому на его помощь рассчитывать не приходилось.

Под ногами чавкала зыбкая поверхность, которую ноги ощущали как бесконечную, напитанную водянистой грязью губку. Денис проваливался в неё, страшным усилием воли выволакивал себя обратно, падал лицом в жижу, натыкался на коряги и сучья. Какая-то несгибаемая внутренняя сила, о которой он никогда и не подозревал, тащила его через хлябь, проламывала ему дорогу через заросли колючей дряни, отгоняла от него хищников и падальщиков.

Когда весь ободранный, изъеденный комарами, в нелепой и одновременно жуткой мантии из водорослей Денис выполз на твёрдую, хорошо утоптанную тропу, между деревьями уже просачивался свет утра. Хрипя как чахоточный и осмотревшись налитыми кровью глазами, он проковылял ещё немного, как вдруг заметил чернеющую впереди фигуру. В сумраке леса и горячке перенапряжения силуэт показался огромным и круглым, он грузно перекатывался между деревьями, как оживший валун. Вяло думая о том, что сейчас перед ним окажется неведомая лесная тварь, которая, скорее всего, откусит ему голову, Денис подошёл ближе. Подозрения не подтвердились: существо оказалось человеком, мужичком в годах, который прохаживался среди берёз, глядя под ноги. Оставалось надеяться, что затворник ещё воспринимает человеческую речь и сможет помочь выбраться.

Мужичок обернулся на оклик. При виде Дениса он вытаращил глаза и присвистнул - вероятно, волков и росомах он привык видеть куда чаще, чем людей.

- Здрасьте, - надтреснутым голосом сказал Денис. - Не подскажете, как отсюда к людям выйти? Может, село какое-нить есть тут недалеко, а?

Мужик странно хохотнул и просипел с бражным выхлопом:

- К людям? Ну тут вот как из-за деревьев выходишь, там остановка сразу. Оттуда и уедешь к людям своим.

- Остановка чего? - тупо спросил Денис.

- Летающих тарелок, бля, - заржал отшельник, вытащив сигареты и зажигалку. - Ты слышь, парень... Шёл бы отоспался, э? А то ещё менты тебя примут красивого такого, тут как раз ППС-ники шакалят где-то.

Пошатываясь и роняя слюну, Денис стал пробираться туда, где между стволами берёз действительно просматривалась ширь открытого пространства. Через пару минут он уже вглядывался в залитую бледным рассветом даль. Примерно в полукилометре щетинились антеннами на крышах ряды панельного четырёхэтажного убожества. Над домами торчала труба, изрыгавшая в небо клубы черноты. В стороне тянулась теплотрасса. Поодаль слышался пульс сваебойного агрегата.

Денис обернулся и посмотрел на лес, в котором потерял всех друзей и чуть не сгинул сам. Перед ним шелестела придорожная роща из тех, куда проезжающие обычно бегают облегчиться и выбросить мешки с мусором. Между дорогой и рощей из травы вырастал биллборд с цветастой рекламой интернет-провайдера.

Жуткое и необъяснимое наваждение прострелило голову канонадой боли. Денис замахал руками, как будто защищаясь от чего-то, затрясся в хохоте, прерываемом всхлипами. Путаясь в собственных ногах и поскуливая, Денис побежал. Перед глазами мелькали осколки рассыпавшейся реальности: озерцо грязи в выбоине, ржавый забор, приткнувшаяся на обочине машина...

- Торопишься? Давай подвезу? - голос, который чуть не опрокинул Дениса на асфальт, напоминал скрип половиц под сапогами. Геральдий Рудольфович, ухмыляясь, приоткрыл дверцу в салон глянцевито блестящего "Фольксвагена".


 

В помещении было много пространства и света, царил порядок операционной. Утопая в кожаном кресле и скользя взглядом по широкоформатным мониторам на столах, Денис не мог переварить мысль, что всё это находится в потайном кармане "Хмурого Миши". Того самого "Хмурого Миши", слепленного из пыли и прошнурованного паутиной. Геральдий Рудольфович поднял крышку ноутбука, и оскалился с видом иллюзиониста, которому не жалко расщёлкать публике пару своих секретов:

- Да вы спрашивайте, спрашивайте... Интересно ведь поди.

Вместо растянутого свитера на нём теперь была бесконечно белая рубашка, а от каждого его движения вместе с запахом дорогого одеколона в воздухе расходились токи статуса и значимости. Денис оглядел свои изодранные, перемазанные болотной жизнью брюки-дудочки, покраснел и стал захлёбываться вопросами:

- Как?... Ч... что вообще?... Ведь убили!.. И в лесу... И вообще...

- Понимаю вашу растерянность, - Геральдий Рудольфович медово улыбнулся и неуловимыми движениями пальцев обеих рук защёлкал по клавиатуре. - На самом деле, ничего сложного. Просто слегка поменяли вам всем контент, вот и всё. Немного покатали вас на машине вокруг райцентра, чтобы создать ощущение отдалённости, потом подгрузили несколько картинок, которые для вас стали явью. В принципе, вы там, в лесу, отряд людоедов могли встретить или велоцираптора. Но я уж не стал сильно изощряться. Травмировать не хотел, понимаете? Да ваши друзья и сами прекрасно справились.

Денис кулаком вытер соплю и дубовым взором уставился на собеседника. Геральдий Рудольфович звучно нажал на "Enter".

- Угу, сами не догадались. Ну, ничего удивительного. Давайте объясню. Скажите, вы никогда не замечали связь вашего восприятия, эмоций, переживаний, реакций и так далее с вашей сетевой активностью, а?

На лице Дениса отобразилась степень непонимания, граничащая с кретинизмом. Геральдий Рудольфович выдержал паузу и продолжил:

- И зря не замечали. А теперь постарайтесь припомнить, когда последний раз с вами случалось что-то совершенно новое и непредсказуемое, что-то такое, что перед этим никоим образом не отражалось на вашей странице в "Фэйсбуке" или в ЖЖ.

- А? - выдавил Денис, на пределе сил пытаясь понять, открывают ли ему некий глобальный принцип мироздания или пытаются каким-то заковыристым способом развести на деньги.

- Ну хорошо, - продолжал Геральдий Рудольфович. - Вот ваш красный "Феррари", да? Вы напрягитесь и попробуйте вспомнить, когда вы на нём ездили, прикасались ли к нему, видели в реальной жизни... Или же вы катаетесь на нём только по страницам соцсетей?

Денис судорожно облизал вскочивший на губе волдырь и с беспокойством спросил:

- То есть, вы хотите сказать, что моего красного "Феррари" на самом деле нет?

- Я хочу сказать даже больше - вас самого, по сути, нет, - ответил Геральдий Рудольфович. - Вы - виртуальный болван в онлайн-режиме. Фантом, существующий на странице "вконтактика". Уж простите, что я вот так вот... не выбирая выражений.

- Вы псих, - сказал Денис как можно более уверенно - не хотелось даже на секунду допускать другие варианты.

Геральдий Рудольфович раскатисто и непринуждённо расхохотался:

- Ну разумеется. На вашем месте я, наверно, реагировал бы точно так же. И хорошо, кстати, что я не на вашем месте, хахаха. Но это я отвлёкся. Понимаю, вам нужны доказательства. Сейчас я вам их предоставлю. Подсядьте поближе, пожалуйста.

На экране ноутбука Денис с неприятным удивлением увидел знакомую страницу. Слева вверху - фотография. Он, Денис, в солнцезащитных очках на пол-лица, стоит на фоне своего несомненно существующего красного "Ферарри". Справа - статус "Всегда быть первым - судьба моя!!!". Образование, хобби, любимые места, друзья онлайн... Содержание виртуальной выжимки своей жизни Денис знал "от и до".

- Аккаунт ваш, к сожалению, пришлось взломать, - вздохнул Геральдий Рудольфович, не только не стремясь скрыть наигранность сожаления, но даже подчёркивая её. - Так вот... Самое простое, что мы можем сделать - это немного подправить вашу внешность. Мне вот, например, кажется, что вам очень пойдёт борода. Я сделал небольшую заготовку.

В два клика Геральдий Рудольфович подменил главное фото. Теперь рядом с автомобилем стоял какой-то тип в одежде Дениса, в его тёмных очках, но с пушащимся веником старообразной толстовской бороды.

- Извольте взглянуть в зеркало, - сказал взломщик. По его насмешливому тону и по тому, как непривычно закололо на шее, щеках и подбородке, Денис всё понял, и не глядя на отражение. Стало гадко, ужалила мысль о том, что в "Faggot-бар" с таким безобразием на лице его просто не пустят.

Геральдий Рудольфович понимающе закивал:

- Вот, теперь вы видите... Может, желаете немного порулить кем-нибудь из своих друзей, подписчиков? Ну, в качестве компенсации за всё, что вам пришлось пережить.

Денис совершенно не возражал против того, чтобы изуродовать шрамами смазливую физиономию отшившей его Веро4чки Мандрагоры, заменить Шмуйловичу-младшему "Мазератти" на "Запорожец" и отправить звёздного мажора Пашу Экстази побираться в переходе с табличкой "Помогите на билет до Сарапула". Остановила его только неожиданная жалость к собратьям по несчастью - Денис ясно осознал, что никогда не встречал никаких следов этих людей за пределами френдленты.

Все козыри были биты, но оставался ещё один, последний. И Денис, зажмурившись, швырнул его сопернику:

- Ну ладно. Меня нет. Тогда вы сейчас с монитором разговариваете или как?

Лицо Геральдия Рудольфовича повело странной, холодной улыбкой:

- Да всё просто. Меня ведь тоже нет. Я - страница с вредоносным кодом. Могу ломать обычных, вроде вас, подменять ваше содержимое. Иллюзией проявлений этого становятся всякие странности и безумства, как в случае с вашими удалёнными друзьями. Иллюзией, потому что на самом деле никаких проявлений у вас, конечно, нету. И я делаю это без какой-либо конкретной цели. Это для меня - как дыхание для того, кем вы себя считали раньше.

Геральдий Рудольфович посмотрел на Дениса так, как один член тайного ордена мог бы посмотреть на другого, после чего выудил откуда-то из-под ног чёрный чемоданчик и водрузил его на стол:

- Но это всё, в общем, мелочи. Главное, что вы - единственный из всех, кто выдержал, преодолел, прорвался и так далее и тому подобное... Получите же заслуженную награду.

Геральдий Рудольфович отомкнул защёлки, чемодан раскрыл бархатную пасть, из которой на стол обильно посыпались сизые сердечки.

Глаза Дениса затуманились восторгом ребёнка; он застыл, как будто боясь неосторожным движением отпугнуть подползающее счастье.

- Да-да! - ухмыльнулся Геральдий Рудольфович. - Ваши лайки!

К горлу подкатил виртуальный ком. Денис позеленел и запустил трясущиеся руки в сердечковую рассыпуху, хватая её пригоршнями и высыпая себе на голову.

- Ла ла лалай! Лайки мои! Лайки! Лалалалалай! - шёпот Дениса эволюционировал сперва в приглушённое бормотание, потом в выкрики с прорывающимися взвизгами и наконец - в исступлённый, не сдерживаемый лай.

Окно напротив стола свернулось, открыв заставку в виде заката на пляже в Малибу.


 

Прямо напротив перекошенной экстазом имбецила физиономии Дениса светилась его жизнь в веб-формате. Мир состоял из фотографий, видеозаписей, ссылок на страницы с занимательной чепухой и мультяшных подарков. Мысли, воспоминания, эмоции, машины, люди и даже загородный дом в Ново-Холуево - всё без проблем умещалось в 27 дюймах диагонали монитора. Теперь среди всего этого цвели и благоухали целые плантации лайков.

Жизнь, определённо, удалась, а всё последующее могло быть в лучшем случае повторением пройденного. Ухватив себя за бородищу, Денис опрометью метнулся в настройки, набрал воздуха и всего себя вдавил в кнопку "УДАЛИТЬ СТРАНИЦУ".

Похоронили его, как и положено, через семь месяцев.

 

 

 

КОММЕНТАРИИ (20)

Страница: 1 2 

Merd vip
29.07.2019 21:05:58

По поводу замены твоего шедевра на другой' пиши Зеничу' на него давеча ворона в парке накакала.




Merd vip
29.07.2019 21:07:28

Взяла' скотина носатая' подло так' прицелилась сподхвостья ' и каааааак' ШЛЁП!!!!




Пять батонов 
29.07.2019 21:11:11

Братья Ливер, 29.07.2019 18:53

Почтенная публика, сдуру и по незнанию делегировал на ярмарку не тот шедевр. Подскажите, пожалуйста, как спрятать его обратно в сундук со старьём, а вместо него вывесить свежак?

Это вам щас Мерд придёт и всё обоснует. Он тут лауреат и всё время вывешивает своё говнище двадцатилетней давности, невзирая на капюшон




Пять батонов 
29.07.2019 21:11:26

АХАХАХАХАХХАХА




Пять батонов 
29.07.2019 21:11:45

Вот она- телепатия с.ка




Пять батонов 
29.07.2019 21:13:15

Вот Изекилем клянусь, братушки православные мои,  - пока писал камент, этот Мерд и прибежал.




Пять батонов 
29.07.2019 21:13:38

Вот как чуял... ой вэй..




Merd vip
29.07.2019 21:16:33

Что тут чуять' старая ты гавнина' тут всего то двое осталось' клянусь жабрами святого Севасты. Один инвалид детства ' на пособии' коробочки клеит' а второй я- румяный богатырь.




Пять батонов 
29.07.2019 21:28:38

а чё за раскладка у тебя такая страная? уже сыбался в швецию к персям и дланям, пока все тут сидят грустные? или сука забыл  русскему кавычки?




Merd vip
29.07.2019 21:33:14

Ето запятые на тфоне





Страница: 1 2 
ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ