ПУБЛИКАЦИИ
Марина Новиковская 
11.01.2018 23:13:53

Охота на вальдшнепа Глава 2

 

Синяя мгла

Никто из жителей посёлка N не замечал синюю мглу. Она рождалась каждый раз ранним утром, исчезала днём и медленно умирала по вечерам. Синие небеса просвечивали сквозь мглу, создавая ощущение таинственного марева.

Если бы Мамонов и компания, утомленные пьянкой, выглянули часа в четыре в окно, они бы увидели клубы стелящегося по земле синеватого от предрассветных сумерек тумана. Если бы не спавшие всю ночь и теперь собравшиеся пить ягодный чай баба Маша и Лидия Филькина отодвинули цветастые занавески на окнах кухни, они бы тоже увидели извивающуюся, корчащуюся синюю мглу, проползающую по переулкам посёлка и стремящуюся в лес.

Но бабу Машу и Лидию в тот пред рассвет волновало только одно – куда всё-таки подевалась Буняша?  Не появляться уже третьи сутки,  не звонить и так надолго отключать телефон – такого внучка бабы Маши никогда себе прежде не позволяла. Даже если предположить, что она помирилась со своим богатым мужчиной из Воронежа, то тем более такое исчезновение и молчание выглядело странным. Теперь уже и Лидия Филькина настаивала на заявлении участковому.

- Со скольки он у себя там? – спросила Лида, подбавляя малину в  итак доверху наполненную чаем кружку.

- С восьми кажись, - шмыгнула носом баба Маша. – И пусть только попробует, ирод, заявление не принять!

- Да, пусть попробует! – кивнула Лида. – Я этого оболтуса, Антошку, с детства знаю. При мне под стол пешком ходил, а теперь вишь – участковый и не подберешься!

 

 

 

***

Увидев на пороге своего кабинета бабу Машу и  Лидию, участковый поселка N – Капельков Антон Борисович тяжело вздохнул.

- Что, не появилась Буняша ваша?

- Нет, заявление пришли писать, - категоричным тоном заявила баба Маша.

- Ладно, - Антон Борисович открыл верхнюю дверцу стола, доставая бумагу. – Вот бланк заявления – пишите.

Пока баба Маша, пришлепывая губами, читала, что надо писать, участковый нервно оглаживал начинавшую лысеть в тридцать пять лет голову.

- Так, - баба Маша взяла ручку, - ФИО и год рождения разыскиваемого. Ну, это. Бунеслава Викторовна Лебедева, - баба Маша старательно выводила буквы. – Тысяча девятьсот девяносто девятого году рождения. Обстоятельства исчезновения. Да не было никаких обстоятельств! Пошла девка в гости, да не пришла обратно. Все мне только и твердили, к хахалю своему в Воронеж уехала, к хахалю!

- Мария Семеновна, - официальным тоном сказал Антон Борисович, - Пишите кратко, когда и как пропала Буняша. И  имя так называемого хахаля укажите на всякий случай.

- Имя. Вот еще б имя его припомнить!

- Я помню, - подскочила Лидия. – Владимир кажется Иванович, а фамилья кажется Выгодский.

- Кажется? – переспросил участковый, - Или точно?

- Точно! – гордо выпятила грудь Лидия. – Мне Буняша, когда с ним встречалась, все уши прожужжала. И что фамилья у него аристократичная и имя отчество красиво звучит. А Владимир Иванович то красиво звучит, а?

- Ну, пишите, - тяжелее прежнего вздохнул участковый.

- Приметы пропавшего, - баба Маша задумалась, - А чой то такое – приметы?

- Внешность это, Мария Семеновна, внешность. Рост, телосложение, цвет волос, глаз.

- А, ну тады. Высокая, в метрах не знаю, но почти в рост с тобой, Антон Борисович. Худенькая, но симпатичная.

- Про симпатичная писать не надо, - буркнул участковый.

- Чой т не надо? Симпатичная, даже красивая девка, внучка моя! Волосы русые светлые по попу длинной, глаза синие как воды нашего озера. Недаром же воронежский хлыщ на нее внимание обратил!

- Вы лучше укажите какие-то особые приметы, родинки, шрамы, татуировки, - сказал участковый.

- Не было у ей шрамов и татуировок, тьфу гадость, - возмутилась баба Маша. – Моя внучка девушка приличная, на новомодные веяния не падкая. Родинки есть, но я разве припомню точно на теле где они. На спине штуки три.

- Пишите, что особых примет нет.

- Одежда на момент исчезновения, - баба Маша задумалась. – Джинсы синие на ней были, блузка белая и курточка зеленая кожаная. Ботинки черные на небольшом каблуке. Вот, – еще немного повозившись, гордо протянула заявление Антону Борисовичу баба Маша, - управилася.

Участковый пробежался взглядом по написанному.

- Что ж, будем искать вашу внучку, хотя я все же надеюсь, что сама объявится она. Новомодные веяние, они, знаете ли, приходят неожиданно. Может оказаться, что и замуж ваша Буняша в Воронеже выскочила.

- Как это замуж? – глаза у бабы Маши стали огромными и  испуганными. – Как же это она замуж могла выйти, меня не предупредив? А на свадьбу пригласить? И вообще пойти в гости и уехать черт знает, куда и там замуж выйти?!

- В наше время всякое бывает, - сказал участковый. – особенно зная ваши строгости, могла и своеволие проявить.

 

***

Мамонов проснулся с жуткой головной болью. Сфокусировав взгляд на полупустой бутылке «Славяновской», только было потянул к ней руку, как запищал телефон. Пришло сообщение по ватсапу. С трудом различая буквы, Мамонов прочитал: «Ты имбицил!»

- Охренела, Машка, да?! – вслух возмутился Игорь, припоминая, что же такого мог послать сотруднице «Элеганта» - одной из фирм, которую охраняло их агентство. Полистал свои предыдущие сообщения.

- А, ну вот оно что! – воскликнул Мамонов, обнаружив в отправленных видео, где подпитая дамочка прилюдно и томно стягивала с себя трусы, а трое мужиков с интересом разглядывали попу особы, причем один пытался эту попу даже погладить. Игорь видео прокомментировал: «Покажи попочку, звезда стриптиза! Машка, ты лучше нее можешь!»

Видимо Маша обиделась.

- Ну и ладно, - вздохнул Игорь, забрасывая телефон на стол и все-таки хватая бутылку «Славяновской», - не больно то и надо.

Маша в жизни Мамонова лишь эпизод. Таких эпизодов наберется десятков пятьдесят, а то и больше. Нет, жене Игорь не изменял, успел нагуляться до женитьбы. Любил и жену, и годовалых сыновей близнецов. Но вот флиртовать обожал. А дамочки, как назло на Мамонова западали и по- серьезному. Было в упитанном весельчаке что-то настолько харизматичное, неповторимое, от чего девушки и женщины просто не могли оторваться. Где бы Игорь ни появлялся, вокруг него тут же начинали виться обожательницы и воздыхательницы. Ни с кем Мамонов не церемонился, мог и пошутить обидно, и ведь обижались дамочки так, будто Игорь не охранник, а, по меньшей мере, олигарх, обещавший золотые горы.

- Мне оставь, - Леопольд Веселовский, приоткрыв один глаз, смотрел, как Мамонов с наслаждением присосался к пластиковой бутылке.

- Там есть еще, - Игорь махнул рукой в сторону угла, в котором стояла нераспечатанная упаковка «Славяновской».

- Сколько время? – Юрий Бубнов на удивление чувствовал себя бодро, спал бы ещё, но голоса разбудили.

- А хрен его знает, - Мамонов снова схватил телефон. – Ого! Уже два часа! Хорошо жужухнули, едрид мадрид!

Тут дверь пристройки распахнулась и на пороге появилась сердитая Лидия Филькина.

- Господа алкаши, вы жрать собираетесь?! Мы с Машкой уже и обед сварганили. Машка успела к себе сходить, дела все поделать и вернуться. Мы даже заявление участковому выправили, вот!

Бодрый голос Лидии разбуди всех, кроме Петрухи с Иванычем. Мамонов ринулся было их будить, но Лида махнула рукой.

- Пусть дрыхнуть! Ежели проснутся, снова бухать начнут, а я их пойлом за так баловать не собираюсь! Пусть это сначала отработают.

 

***

После сытного обеда со свеже слепленными пельмешками, борщом на сале и запеченной в духовке курицей Лидия Филькина, немного смущаясь, обратилась к Веселовскому. Обратилась потому, что считала Леопольда самым умным в компании. Даже умнее племянника.

- Зачем убивать эту несчастную птицу? Хочешь есть – съешь куру.

- Азарт, - снисходительно улыбнулся Веселовский. – Охота ради охоты, развлечение. Вальдшнеп – птица дикая, лесная, не то, что ваша кура, человека не боится. Поэтому и азарта нет.

- Так охотьтесь на кого посерьезнее. На волка али кабана.

- Так в том и дело, что серьезные звери и серьезная охота, а здесь так – потеха.

- Хороша потеха! Малую невинную птичку убивать! – скривилась Лида.

- Тёть Лид, да мы ещё пока никого не убили, - вступился за Веселовского Мамонов. – Мож и не убъем. В вальдшнепа в сумерках не так-то просто и попасть.

- Это как тир на природе, - продолжал рассуждать Веселовский. – Игорь прав, мы еще фиг в птичку попадём.

 

***

Отобедав, мужчины стали собираться на охоту. Веселовский и Мамонов складывали рюкзаки по заранее составленному списку: патроны  с  мелкой дробью и бездымным порохом, компас с подсвечивающимся циферблатом, складной нож, фонарь, спички, шомпол, топор. Отдельно продукты: пирожки, сыр, сало, хлеб, вода и самогон. Ну и, конечно, не забыли приготовить двустволки.

Остальные кидали в рюкзаки по памяти. Так что в итоге корректор, Сергей Вяликов, забыл патроны, а программист, Андрей Свиридов, сунул зачем-то два фонаря. Юрий же Бубнов и вовсе на радостях забил свой рюкзак чекушками, наполненными волшебным питьем, произведенным Лидией Филькиной.

- И машинке моей легче стало, - радостно потер руки Веселовский.

Когда собирались в Воронеже, в складчину покупали необходимое, да так и покидали все в багажник без разбора.

Облачились бравые охотники в бурые спецовки и кожаные болотные сапоги.

- Смотрите не упейтесь до одури, - напутствовала Лидия Филькина.

- Да, ты что тёть! – похлопал себя по груди Мамонов, - Мы ни-ни!

- А, вижу я ваше ни-ни. Пойла больше чем всего остального. И как вам только может столько в глотки влезть, не представляю!

- Ну, пока, тёть Лид! – перевел тему Игорь. – Пора нам.

Кокер спаниель Брета  гавкнула, словно выражая одобрение. Ей, как никому другому, не терпелось окунуться в вечернюю сырость леса.

 

***

Усыпанная прошлогодней листвой тропа змеей ускользала в  лес. Веселовскому подумалось, что вот оно, давно не испытываемое блаженство: ощущение утопающей мягкости под ногами, воздух, который кажется можно пить, тишина, не смеющая и малость качнуть ветви деревьев, полная отрешенность от привычного обыденного мира. Лес смыкался за спинами охотников, хватая то тут, то там за одежду. Он словно смотрел громадными буро выцветшими с желтизной очами. Не скрыться от пристального взора – пронизывает спины, сжимает сердца.

Где-то в глубине, среди вековых дубов просыпалась и уже окутывала тонкой струйкой ноги ходоков синяя мгла. Темнело стремительно. У просеки Брета навострила морду и понеслась. В этот момент Веселовский увидел летящего над просекой вальдшнепа. Леопольд вскинул ружье и выстрелил впереди предполагаемой траектории полета птицы. Но промахнулся.

- Чёрт, промазал! – Леопольд разочарованно опустил двустволку. – А вы чего зеваете?

- Так это, птица то шустрая, - Юрка Бубнов почувствовал некоторую злость. – В конце концов, ну её эту птицу!

- Мы сюда, зачем пришли? – Веселовский буравил Бубнова недовольным взглядом.

- Расслабиться пришли, - Юрий долго не мог выдерживать пристальное недовольство, отвернулся и гордо зашагал по тропе вперед.

- Внимательнее, господа охотнички, внимательнее, - назидательным тоном продолжил Веселовский. – Еще полчаса и окончательно стемнеет. Так что времени на халяву нет.

Птицы пролетали над просекой еще раз шесть, но ни одна не была убита.

- Это оттого, что восьмерку надо было брать, а не семерку, - сделал вывод Мамонов.

- Один хрен, семерка, восьмерка, если кругом одни мазилы, а Брета? – подмигнул Андрей Свиридов собаке.

Та в ответ тявкнула.

- Может, присядем, костерок разожжем? – Бубнов тёр начавшие коченеть руки.

- Ты что в лесу ночевать собрался? – изумился Мамонов.

- Да нет. Чуть так. Посидеть, поболтать, выпить, - и Бубнов трухнул рюкзаком полным чекушек.

Остановиться компания решила возле озера за просекой. Там и веток упавших больше и деревьев поваленных, есть, где присесть.

- Ух, а разжигать то как? – растерялся Мамонов. – Сыро всё мокро не загорится.

- Бересто и смольё, - с чувством превосходства заулыбался Веселовский, отдирая от березы белую кору.

В накрывающей лес ночи насобирали валежник, толстые сучья покололи на мелкие расщепы топором, им же сделали отщепы от еловых пней, сложили костер. Загорелось, но с большим трудом, дыму больше, чем пламени получилось поначалу. Когда же огонь обрел силу и уже легко пожирал и влажные ветки, придумали развлечение – стрелять в сгущающемся мраке по пустым чекушкам расставленным на поваленных деревьях. Да и ночь выдавалась не только тихая, но и лунная. Не полнолуние, но близко к тому.

 

***

- Игорек, пойди, принеси еще нормальных дровишек, - сказал Веселовский, - а то вокруг одна мелкота или крупняк.

- А чего это я? – Мамонов недовольно поерзал на бревне. Вставать после дюжины чекушек и десятка теткиных пирожков ох как не хотелось.

- Ну, потому что ты у нас пионер, - хмыкнул Леопольд.

- Пионер Петя, что ли? – Игорь все-таки поднялся, покопался в рюкзаке, доставая фонарь.

Хотя от луны было достаточно светло, однако под ноги приходилось светить, чтобы разобрать, где какое бревно лежит. Увязавшаяся следом Брета нещадно путалась под ногами, так что Мамонов то и дело запинался за собаку.

- Вот какого ты пошла со мной, а?

Как назло попадались либо мелкие сучья, либо большие полусгнившие поваленные деревья, такие только пилить. Чертыхаясь, Мамонов приближался к озеру. Неожиданно Брета звонко залаяла и побежала к самой воде. Игорь от испуга икнул.

- Проклятая псина! Ну что ты гавчишь попусту!

Но собака и не думала замолкать, теперь она лаяла отчаянно, с надрывом, будто нашла что-то. Мамонов открыл было рот, чтобы заорать на Брету и тут услышал стон, тихий умоляющий человеческий стон. Собака ошалело прыгала возле  кустов, казалось, она сошла с ума.

Мамонов подбежал, посветил туда, куда лаяла Брета и обомлел. С залитым кровью животом там пыталась приподняться девушка. Она запрокидывала голову, морщилась, скребла пальцами землю.

- Господи Иисусе! – завопил Мамонов. – Господи Иисусе! Народ сюда! – теперь он орал, что есть мочи. – Леопольд! Юрка! Андрюха! Серый!

 

***

Когда из темноты донесся ор Мамонова, компания подскочила, словно по команде. Все похватали фонари и понеслись, не разбирая дороги на голоса человека и собаки. То, что увидели, заставило содрогнуться. Игорь, приподняв окровавленную блузку, с ужасом смотрел на приткнутую куском той же блузки рану на животе девушки.  А девушка вцепившись в руку  Игоря хотела что-то сказать, но слов не получалось, только стоны. Висок её  тоже кровоточил, но кровь уже спеклась, размазалась по лицу.

- О боже, кто ж тебя так?! – Веселовский присел на корточки, соображая, что же делать.

- В…в..в.., - силилась произнести незнакомка, собрав последнюю волю, четко сказала, – Выгодский, - и потеряла сознание.

 

 

КОММЕНТАРИИ (5)
Дед Фекалы4 vip
12.01.2018 16:12:27

Очень много восклицаний, передающих красоту родного края. Удались и персонажи мужеского полу, все как один похожи на Фёдора Конюхова.  А когда дошёл  до фразы ...Кокер спаниель Брета  гавкнула, словно выражая одобрение..  захотелось испустить , извините, газы. Ибо мастерски передан стиль Виталия Бианки.




Марина Новиковская 
12.01.2018 16:38:24

ответ на комментарий пользователя Дед Фекалы4 : #3406432

Благодарю ))




Лев Рыжков 
12.01.2018 22:03:57

Написано легким пером, конечно. Но в процессе очень тяготило подробное описание пьянки этих вот неинтересных, простых, как хозяйственное мыло, людей.

Сельское просторечие написано явно городским человеком и имеет, несомненно, книжное происхождение.

Девушка Буняша - деревенская Лора Палмер - исчезла как-то не захватывающе. Это - тайна, интрига, я понимаю. Но весь сюжет с ее отсутствием воспринимается как помеха. Нет каких-то вкусных деталей. Зевательно до каких-то пор. Появляется Буняша, тем не менее, хорошо. Кроваво.

Но зачем, зачем она сказала фамилию убийцы?!!! Вот так вот, одним всего лишь словом, вы, дорогая авторесса, убили нах всю интригу.




Марина Новиковская 
12.01.2018 22:09:35

ответ на комментарий пользователя Лев Рыжков : #3406565

Отнюдь, отнюдь. )) Фамилия это просто фамилия. ))




Марина Новиковская 
12.01.2018 22:12:19

ответ на комментарий пользователя Лев Рыжков : #3406565

Да и человек я городской теперь, вот только город, в котором живу раньше был селом )) Так что я жила и в селе в том числе. 




ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ