Меню
Войти

ПУБЛИКАЦИИ
sasha_o 
07.12.2018 07:00:00

Танюха

Юрка открыл глаза и, обхватив руками затылок, приподнял голову.

Толстая тётка под навесом из простыни на четырёх палках так и лежала не шевелясь и заслонив глаза рукой. На локте, который вроде бы должен торчать, была здоровенная яма, а вот подмышка, наоборот, выпирала белым бритым бугром.

Рядом с тёткой, на самом краюшке тени, расположились её муж и их отпрыск лет пятнадцати – по виду Юркин ровесник. Отец с сыном играли в шахматы. 

Юрка отвернулся и посмотрел в другую сторону. Солнечные блики слепили и приходилось сильно щуриться. Танюха, загорелая до черноты, непринуждённо сидела по-турецки, как это умеют только шестилетние дети, и играла на песке камешками. Полусдувшийся зелёный спасательные круг валялся сзади. Над пляжем стоял обычный гам, чуть размытый шумом набегающих волн.

Шахматисты уже дважды купались, но толстуха так ни разу и не сдвинулась с места.

- Танюха, давай краба принесу? – спросил Юрка. 

Девочка отрицательно помотала головой.

- Я пить хочу, - сказала она, продолжая своё занятие.

Юрка опустил голову на песок и закрыл глаза.

"Бля, если они так и не уйдут купаться вместе с этой жирой, то джинсы не спиздить, – с досадой подумал он.  – Уже два часа тут зря торчим".

Отдыхающих на пляже всегда больше, чем местных. И отличить их легко и по поведению и по виду.  Юрка отыскивал место, где местных не было, и промышлял только среди приезжих. А промышлял он одеждой – сланцами, рубашками, джинсами. Мигран, пекарь из кондитерской,  брал джинсы лучше всего, а вот сланцы или рубашки мог и не взять.

"Танюха любит Миграна, - подумал Юрка. – Он весёлый, болтает с ней и всегда, когда мы приходим в пекарню, угощает пирожными". 

- Юр, а мы скоро пойдём? – послышался голос сестрёнки.

- Давай, краба принесу и пойдём, - ответил Юрка не открывая глаз. – В кино сходим. Веер тебе купим тот, костяной.

- Когда?

- Завтра.

Танюха чуточку помолчала и сказала:

- Ну, ладно.

"Не переспросила, - заметил Юрка. – Верит, что завтра, и знает, что не обману".

Он поднялся, отряхнул сзади плавки и, мельком глянув на семейство, преющее под импровизированным навесом, отправился к волнорезу. 

Море охватило прохладой и тишиной. В толще воды и по дну перекатывались солнечные лучи и лёгкие тени. Юрка специально уходил по волнорезу подальше от берега, на глубину, где в воде не было взбаламученного купальщиками песка.

Крутнувшись винтом, Юрка увидел перед собой поросшую водорослями стену волнореза и, уверенно гребя, поплыл вдоль неё вниз, в глубь, где на дне свозь зелень воды виднелись камни. Он упёрся ногами в дно, ухватил облюбованный камень и перевернул. Из-под камня показался крупный краб и принял угрожающую позу. Краб нужен был поменьше и Юрка переплыл к следующему подходящему камню. Дыхания вполне хватало. На глубине четыре-пять метров вода довольно ощутимо давила на уши.  

На этот раз краб оказался подходящим. Юрка умело ухватил его за панцирь, не давая возможности воспользоваться клешнями, и осторожно сунул в плавки. Тугая ткань придавила краба к телу и сделала безопасным. Оттолкнувшись, Юрка по инерции всплыл и вынырнул, шумно отфыркиваясь. Ныряние освежило и взбодрило.

Танюха уже перебралась поближе к навесу с толстой тёткой и шахматистами и готовила для краба что-то вроде арены, нагребая песчаные стены. Подойдя, Юрка осторожно извлёк из плавок краба и пустил его на песок. Танюха вскочила, восторженно завизжала, и в притворном испуге отбежала к навесу.

- Иди, не бойся! – позвал Юрка. – Посмотри.

- Не-а, он укусит!  - она наклонилась вперёд, как бы стараясь заглянуть за стенки песчаной арены и, в то же время, держалась настороже, чтобы в любой момент бросится бежать прочь. 

- Да не укусит, - Юрка вял краба за панцирь и поднял над землёй. – У него и зубов-то нет кусаться, он же тебе не собака.

- Ага, а клешни! – пятилась Танюха все ближе к шахматной доске. – Как цапнет! – она решительно выставила вперёд руки и сжала кулачки, демонстрируя коварство краба.

Юрка посадил краба на ладонь и протянул вперёд.

- Вот, смотри! Видишь? Не лает, не кусает.
Краб и правда никуда не убегал, замер на Юркиной ладони и немного шевелил клешнями.

- Ему даже можно дать чего-нибудь поесть, только ничего нет, - подытожил Юрка.

Танюха со страхом и мольбой в глазах повернулась к шахматистам, словно ожидая совета или помощи. Она посмотрела на пацана и перевела взгляд на отца семейства.

- А что они едят? – обратился тот к Юрке, потянувшись за пакетом.

- Да всё едят, - авторитетно заверил Юрка. – чипсы, сыр, колбасу едят, мясо-курятину…

Краб сполз с ладони и упал на песок. Юрка снова его поймал и пересадил на арену.

Дядька достал из пакета ломтик колбасы и протянул Танюхе. Та отрицательно помотала головой и спрятала руки за спину:

- Я боюсь. Вы сами.

Возле Юрки с крабом уже стояло несколько человек. Дядька поднялся с покрывала и пошёл к арене. Танюха, будто на цыпочках, шла следом. За ними пристроился и пацан. 

- Кусочек такой длинненький отломите и протяните ему, - сказал Юрка.

Как только к крабу протянулась рука с колбасой в пальцах, он принял защитную позу и выставил клешни вверх. Увлечённые зрелищем укрощения и кормёжки краба о Танюхе тут же забыли.

Подняв взгляд, Юрка между стоящими перед ним фигурами видел, как Танюха вернулась к навесу и остановилась, склонив голову набок и разглядывая спящую толстуху. Та на присутствие девчонки никак не реагировала.

Юрка вынужден был заняться крабом, игнорировавшим колбасу и норовившим улизнуть с приготовленной для него площадки, а когда взглянул на Танюху опять, то увидел, как она из кучи одежды взяла джинсы, собрала их в охапку и, прижимая к себе обоими руками, пошла обратно на своё место - как раз туда, где Юрка с крабом развлекали зевак.

Юрка сделал страшные глаза и уже собрался посылать сестрёнке более явные знаки, когда она вдруг разгребла ступнями углубление, положила туда джинсы, села на них, вытянув ноги, и стала нагребать на себя песок.

"Всё!" – выдохнул Юрка.

Джинсы были украдены, их осталось лишь прихватить при уходе, что не составляло труда.

Чуть погодя Юрка позволил крабу благополучно сбежать, а когда публика разошлась, он поднял с песка надувной круг, подошёл к Танюхе и сел рядом.

- Всё, Танюха, бери свой круг и дуй к волнорезу. Через две минуты я тебя догоню.

С надувным кругом в одной руке и с пакетом в другой Юрка неторопливо шагал по пляжу в сторону выхода в город и ближайшей остановки. В пакете лежали свёрнутые джинсы, а рядом вприпрыжку топала Танюха и что-то тихо бормотала себе под нос – может считалочку какую, может стишок.

- Не расхотела пить ещё? Фанту будешь?

- Буду.

Они остановились у павильона и купили два стакана фанты.

- Медленно пей, холодная, - Юрка подал сестрёнке запотевший стакан.

- Угу.

Пока Танюха цедила напиток, Юрка достал сигарету и закурил. Уже сто раз он обещал себе, что не будет привлекать сестру для своих пляжных дел, но иногда без неё было просто невозможно. Вот и сегодня она, по сути, сделала все, и теперь Юрку мучила из-за этого совесть. 

- Вот расскажу мамке, что ты куришь, – сказала Танюха, глядя на брата поверх стакана.

- Да она знает.

- Всё равно расскажу, если не дашь мне попробовать покурить.

- Тебе не понравится, - усмехнулся Юрка.

- А ты дай.

- Ну, на, попробуй, - Юрка повернул сигарету и поднёс фильтр к Танюхиному рту.

Она попыталась взять сигарету в руку.

- Э, нет! Так пробуй, - Юрка отвёл её руку.

Танюха осторожно обхватила фильтр губами и неумело со свистом потянула воздух, смешанный с дымом, но тут же быстро отстранилась и сморщилась.

- Фу…

- Ну, чё, попробовала? Пей, вон, лучше фанту, курильщица!

Юрка ещё раз затянулся и выбросил окурок. Танюха смотрела на брата снизу вверх, попивая из зажатого в обеих руках стакана.

- Мы сейчас к дяде Миграну поедем? – спросила она, допив и выбросив стакан в урну.

- Поедем, - сказал Юрка, вытирая рукой сок на её подбородке.  – Только сначала надо искупнуться, а то у тебя вон трусы грязные и ноги в песке. Как платье одевать?

Юрка уплыл далеко и Танюха, плывя следом на своём надувном круге, изо всех сил старалась его нагнать. Казалось, круг только мешал и натирал подмышки, но без круга она плавать ещё не умела. Волны размашисто качали Танюху вверх-вниз и когда очередная волна её поднимала, девочка видела, как далеко впереди мелькают Юркины руки.

Танюха оглянулась. Берег был далеко и все купающиеся тоже были там - далеко, а тут были только она и Юрка. Ей совсем не было страшно – в Юрку она верила больше всех на свете и знала, что пока он рядом, с ней никогда ничего не случится.

Наконец, он перестал плыть, остановился и заметил её.

- Э-э-эй! – радостно закричала Танюха и замахала рукой.

Юрка ничего не ответил и не помахал в ответ, а поплыл обратно. Танюха старательно плыла ему навстречу. Когда он приблизился, она уже изрядно запыхалась!

- Юр! Юр! Я чуть тебя не догнала!

- Танюха! Вот ты дура, блин! – рассердился Юрка. – А если утонешь? Ты же плавать не умеешь.

- Умею!

Юрка одной рукой схватился за круг, а другой стал грести.

- Умею! – настаивала Танюха. – Пусти! Я сама поплыву!

Она стала брыкать под водой ногами и мешать Юрке плыть.

Тогда он отпустил круг и остановился.

- Вот коза упрямая! И долго ты так будешь плыть, каракатица?

- Сам ты каракатица! Сам ты каракатица! – разобиделась Танюха.

- Ну, ладно! Давай, плыви! Сейчас посмотрим, как ты умеешь плавать, - Юрка отыскал на круге пробку, выдернул её и, не оглядываясь, поплыл к берегу.

Со свистом и бульканьем воздух из круга стал выходить, но это Танюху нисколько не испугало – Юрка все равно её не бросит. Никогда!

Она поплыла к берегу, изо всех сил колотя по воде руками и ногами.

Юрка уплывал все дальше и дальше, а воздуха в круге становилось все меньше и меньше, и он все хуже и хуже держал Танюху на плаву. Берег приближался, но медленно. На фоне купающихся она уже не могла различить Юрку, но все равно знала, что он где-то рядом. 

Воздух из круга окончательно вышел и очередная волна, накатившая сзади, накрыла Танюху с головой. Дышать стало нечем и Танюха почувствовала в носу и во рту горько-солёную воду. Она поняла, что больше не может плыть. Последним усилием воли она вынырнула на поверхность, но вдохнуть не смогла - только вода ударила в открытый рот и попала в горло. Все произошло как-то слишком быстро и совсем обыденно. Наступила апатия, двигаться не хотелось.
 
Когда Танюха стала тонуть, то наконец-то увидела Юрку.

Юрка схватил её, когда она уже вся была под водой. Больше всего он боялся, что нырнёт и не найдёт её с первого раза, но он увидел её метра за три и плыл к ней, казалось, целую вечность, и видел, что она смотрит на него и улыбается. Он вытолкал её наверх и она, вцепившись в него, прилипнув к нему, тут же зашлась в кашле. Её грудная клетка и живот ходили ходуном, но она дышала.

- Танька, ты как? Воды нахлебалась? Тань! Тошнит тебя, а?

Она только крепче зажмуривалась, отрицательно трясла головой и сильней прижималась. Губы её посинели и дрожали от пережитого.

Юрка плыл, гребя одной ругой и ногами, и старался держать голову сестры как можно выше над водой. До берега-то и было совсем ничего, каких-то тридцать-сорок метров. Скоро под ногами появилось дно. Юрка встал и вял Танюху на руки уже как следует. Она чувствовала, как он тяжело дышит - такой большой, такой сильный, загорелый Юрка, её старший брат. Она обнимала обеими ручонками его шею и прижималась щекой к его щеке и длинные мокрые льняные пряди его волос путались с её темно-русыми локонами.

Юрка, пошатываясь, брёл к берегу, прижимал стучащую зубами сестрёнку к себе и хрипло шептал:

- Танюха, я не подрасчитал. Напугать тебя чуток хотел, слышь? Не подрасчитал. Ты только мамке ничего не говори, ладно? А то она нас убьёт! Убьёт, Танюха, собственными руками.
 

КОММЕНТАРИИ (8)
писарчук vip
06.12.2018 17:20:07

Хороший рассказ. Годится и для "Пионера" и для более взрослого журнала. Но всё же густо пахнет от него советской порой - с пионерлагерями и прочисм. Этакая ностальгия густо замешанная на аромате парного молока




sasha_o 
06.12.2018 17:41:23

Ответ на комментарий #3439514
 

Странное послевкусие с парными пионерлагерями))) Ну, да ладно. Был написан тут на АльтерЛите на пари. Я - и рассказ и стишок - всё как заказали - "Про море", а оппонетка (не помню сейчас ник - она вродь редактором была) слилась. Обидно, еклмн))) Еле как пережилось.




Бунша 
07.12.2018 09:17:46

ответ на комментарий пользователя писарчук : #3439514

Писарчук  все-таки явно не в  себе.  Пионерлагеря, парное молоко  какое-то... густое блеать.  Высмотрел девчачьи трусики в песке и крыша сразу набекрень.




Бунша 
07.12.2018 09:26:36

Рассказ просто маленький  такой  кусочек обычной правды жизни без капли вымысла.  Но далеко не байка,  где-то на уровне Гаврик и Петька))




Лев Рыжков 
07.12.2018 11:04:31

Отличный рассказ. Аж прослезиться захотелось.




Drunk Pierro 
07.12.2018 13:49:24

Прямо хорошо. С каким то мечтательным послевкусием. Рассказ закончился, а ты все еще с ними, там, на пляже, провожаешь взглядом)




sasha_o 
07.12.2018 18:26:25

Лайкнулось вместо того, чтоб показать, кто обсердился. Значит, можно себе лайкнуть и немного потащиццца, если пасмурно... Запомним.

И ворос - может кто знает. Вместе с рассказом и чуть позже были публикануты два стишка - и хрен. Что с ними ни делаю - их в публикациях, в отличие от рассказа, нет. Может привычная и любимая бюрократия - тогда ладно, а вдруг косяки нового оформления или инопланетяне...




Валерий Пасильев 
07.12.2018 23:46:25

Удивительно правдивый и...даже местами страшный рассказ ! Содержание - больше величины!  ( а вроде бы ни о чем . Ребятишки купались ... )




ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ