Меню
Войти

ПУБЛИКАЦИИ
shilova vip
20.12.2018 21:47:33

Хороша сказка, да последняя (на конкурс)

Я вышел на просеку, когда уже почти стемнело. 

В сапогах хлюпало, в животе урчало от голода, корзина была пуста, а просека – пустынна. Тем не менее, это всё казалось мне маленьким раем после суток блуждания по заболоченному лесу, где я потерял бумажник, ключи от машины, веру в себя и Марину, которая позвонила и сказала: «всё кончено, Эдуард». Телефон после этого сам выкинул. Психанул.

Я снял сапоги и стал вытряхивать из них болотную жижу, когда из-за поворота появились три фигуры. В полутьме они показались мне большими и опасными. Я схватил сапоги в охапку и засеменил в другую сторону.

 - Эй, друг! Постой! - послышалось за спиной.

Ну, всё. Надо было оставаться в чаще, наедине с природой, с ёлочками и сосенками, послушать ночных цикад, полюбоваться звездным небом… Но тут из леса послышался пронзительный волчий вой. 

Кто-то из великих сказал, что англичане путешествуют не для того, чтобы увидеть чужие края, а чтобы увидеть солнце. Попали бы эти англичане в мою ситуацию: с одной стороны могут съесть, с другой… я обернулся на приближающихся незнакомцев… с другой стороны – тоже. Солнце увидеть не успеешь. Даже если оно будет глядеть в упор.

Преследователи быстро меня настигли и встали на пути: два бородатых мужика, похожих на братьев из сказки «Двое из ларца, одинаковых с лица» и древняя старуха - такая есть в любом сказании о колдуньях.

 

 - Что вам надо?! - вибрируя от страха, выкрикнул я.

 - Да вот, заблудились, - сказал один из братьев. - Надеялись, ты нам путь-дорогу укажешь.

 - Матушка у нас захворала. Были вишни, да все вышли, – кивнул второй на старуху. - Шли в область, к фельдшеру, да заблудились.

 - Полегчало нашей бабушке - пореже стала дышать, – нахмурился первый.

 - Ой, плохо мне, плохо, скоро помру, наверное, горе мне горе, – достаточно бодро, на одной ноте, произнесла матушка и остановила взгляд на моем лице.

 - Видите? - первый брат обнял старушку, – Еще немного и осиротеем мы с Иваном.

 - Сочувствую… - проговорил я. – Но помочь ничем не могу… Сам уже сутки плутаю.

 - Слыхал, Петр? Плутает, – обернулся Иван ко второму и нахмурился.

 - Ой, плохо мне, плохо, скоро помру, наверное, горе мне… - снова заголосила старушка, но Петр ее перебил:

 - Помолчи, мать. Все уже всё уразумели.

 - Я не уразумел, – тихо сообщил я. 

 - Что? – спросил Петр.

 - То, что уразумели все …

 Братья переглянулись.

 - Но мне и так хорошо, - уверительно добавил я. - Меньше знаешь, как говорится… Так что, здоровья матушке, а я с вашего позволения… - я развернулся, сделал шаг, но тут тяжелая ладонь легла на мое плечо. Это был Петр. А может – Иван. Но смотрел он недобро: 

 - Идти было в Вятку, да лаптей нет? 

 - В каком смысле?

 - В иносказательном. 

 - Да нет, что вы, я действительно не знаю, где тут область с фельдшером. Я вообще не в курсе, куда попал. Вчера вышел на пятьдесят шестом километре грибов собрать, вот и заблудился. Еще и потерял всё. Черт меня дернул на эту природу поехать.

 - Бешеной собаке сто верст не крюк, - произнес брат и добавил. – А злой собаке много надо.

 - Ну что вы! – я пытался высвободиться из-под его чугунной руки. – Деньги – дело наживное, еще заработаю. Главное – живой. Правда ведь? 

 - Жил - не мешал, умер - не жаль, – услышал я в ответ.

 - Да что вы от меня хотите? – мне наконец удалось вырваться. 

 - У тебя мать есть? – пробасил мужик.

 - Есть.

 - Значит, с нами пойдешь. 

 - Это зачем еще? – я попятился. – Я же сказал – сочувствую вашей матушке, но чем я могу помочь? 

 - Я понимаю, что по первому зову в гости не ездят, – продолжал свои идиоматические речи он. – Но на троих – оно завсяко вернее.

 

 Я не успел ответить, как оба брата подхватили меня под руки и потащили вперёд. 

От страха я перестал бояться. Просто шел. Куда ведут. Мужики молчали, за нами плелась старушка, постоянно причитая: «Ой, плохо мне, плохо, скоро помру, наверное, горе мне горе». Дорога не менялась, лес вокруг – тоже. Все это походило на нескончаемое дежавю.

 

 - Можно обуться? – спросил я.

 - Без ума голова - ногам пагуба, – произнес Иван, а может – Петр. Я ничего не понял, но догадался, что обуться можно, сел на дорогу и стал натягивать всё еще мокрые сапоги.

В это время происходил туманный разговор.

 - В игре не без хитрости, – сказал один из братьев, покосившись на меня.

 - Грех грехом, а вина виной, – кивнул другой.

 - Деньги потерял - ничего не потерял, время потерял - многое потерял, здоровье потерял - всё потерял, – вздохнул первый.

 - Дальше положишь - ближе возьмешь. Ругать жалко, а похвалить не за что, – развел руками второй и посмотрел на старуху. - А матушка совсем плоха стала.

 - Ой, плохо мне, плохо, скоро помру, наверное, горе мне горе, – сообщила старушка.

 

Мы пошли дальше. Вскоре за деревьями замаячил огонек.

 - Смотрите! – воскликнул я. – Похоже, там какой-то дом!

 Попутчики молчали.

 - Пойдемте же быстрее! – не унимался я. – Там, быть может, добрые люди живут – погреться пустят, передохнуть…Матушке вашей полежать дадут…

 - Глядишь в книгу, а видишь фигу? – постучал меня по спине один из братьев и раскатисто засмеялся.

 - Ему хоть кол на голове теши, а он все своё! – загоготал второй. 

 - Вы как хотите, а я пойду туда! 

 

Я ринулся вперед и очень скоро поравнялся с домом. Это был небольшой сруб из потемневших от времени бревен. Внутри горел свет. Я взбежал по ступенькам крыльца и забарабанил в дверь:

 - Пустите! Мы заплутавшие путники! Нам много не надо – воды, хлеба и... 

 Дверь внезапно отворилась, и на порог вышла молодая девушка – румяная, дородная, с черной косой густых волос, перекинутой через плечо:

 - И в баньке попариться? – хихикнув, спросила она.

 Я немного опешил и промямлил:

 - В баньке не надо, спасибо…

 За спиной раздался голос одного из братьев:

 - Ну что, Алёнушка, нашли мы тебе первого встречного. Принимай жениха.

 Внутри меня всё похолодело. Я оглянулся. Троица стояла у крыльца, все улыбались. Я снова посмотрел на девицу – она буравила меня довольно-таки откровенным взглядом.

 - Что происходит? – я медленно стал пятиться вниз по ступеням, пока не уперся спиной в одного из братьев.

 - Иди в дом, – сказал он так, что я понял: лучшее в моей ситуации – повиноваться. Там видно будет. Сбегу как-нибудь. Бог даст.

 

 Новоявленная Аленушка усадила меня за большой дубовый стол и села напротив.

 - Издалече будешь? - спросила она.

 - Из Питера, - буркнул я, наблюдая, как Иван с Петром и вмиг ожившая бабушка шустрят по дому.

 - Ой, а где такая слобода? – округлила глаза девица.

 - На Северо-Западе Европы… Не угостите чаем? Продрог.

 - Плесни ему самогона, сестра, – сказал один из братьев, залезая на печь. - Пришли не званы, уйдем не драны.

 - Конечно! – воскликнула Алёнушка и достала большую бутыль, наполненную мутной жидкостью. Наполнив стаканы, один протянула мне, а второй лихо осушила со словами:

 - С вечера девка, с полуночи молодка, на заре хозяюшка!

 

 Я сделал глоток и, конечно, тут же захмелел – усталый, голодный и, как мне сейчас показалось, жалкий человек.

 - Как звать тебя, добрый молодец? – кокетливо поинтересовалась зарумянившаяся Аленушка, снова наполняя свой стакан.

 - Эдуард.

 - Что за имя такое заморское? – опять удивилась она и пригубила очередные двести грамм.

 - С дураками шутить опасно, – услышал я голос с печи. – Ефремом его кличут. На барский манер мозги тебе пудрит.

 

 Я сделал еще один глоток и попросил закуски. Внутри все горело, а изба медленно поплыла вокруг меня.

 

 - Вот тебе картошечки горяченькой, Ефремушка, лучка остренького, вот тебе огурчиков, Ефремушка, солёненьких, они любую хворь вытягивают, – суетилась вокруг меня Аленушка. 

 - Можно мне чуть-чуть прилечь буквально на минутку? – с трудом проговорил я, ответа не дождался… а только на доли секунды увидел белые простыни и кружевную наволочку… 

Снилось болото и серый волк, гоняющий по кочкам дородную и чернобровую Красную Шапочку. В какой-то момент волк посмотрел на меня и проговорил голосом Петра, а может – Ивана: «Этот бы хрен да в постный день - не болтай, лишь помешивай». Тут я вскрикнул и проснулся.

 Было темно. Рядом со мной под одеялом посапывала Алёнушка.

 

 Покачиваясь, я вышел в горницу. Один из братьев разжигал огонь в печи, другой - сооружал из веревки что-то наподобие аркана:

 - Ну что, – сказал он. – Первого встречного сообразили, теперь одевайся и обувайся. В поле пойдешь.

 - В какое поле? – я тяжело опустился на скамью.

 - В чисто поле.

 - Зачем? То есть… Я никуда не пойду ночью, там холодно,  – я налил самогона и выпил.

 - Ты что, Конька-Горбунка утром ловить собрался? Вот поймаешь и согреешься.

- А почему вы перестали поговорками изъясняться? – я снова изрядно окосел. – Это было довольно самобытно. 

- На самобытность и ловили. Вам, питерским фрикам, этим проще всего мозг запудрить, - ответил брат и постучал ладонью по печке. – Матушка лопату по размеру уже подобрала. Гусей-лебедей кличет.

 - Какую лопату?

 Он отложил аркан и устало посмотрел на меня:

 - Серый вы народ, люди.

 

 Когда я лежал в траве, сжимая в руках веревку и вглядываясь в светящегося жеребца, летящего сверху, впервые почувствовал себя абсолютно счастливым. Как будто до этого момента ничего не было – ни Питера с его повышенной влажностью, ни Марины с её истериками, ни скучной работы в офисе, - и лежал я в этом чистом поле всю жизнь, вдыхая аромат свежескошенной травы, наслаждаясь красотой Конька-Горбунка и вспоминая теплые руки Алёнушки. 

Хотя… читал я в одной научной книжке, что болота отрицательно действуют на психику – они ее угнетают и могут вызывать стойкие галлюцинации.  Но, по чести сказать, в моем случае эта информация не работала. Там - город на болотах, тут – лес на них же. Формы разные, а глубинная суть одна. Когда я сошел с ума? Быть может, давным-давно. И лежу я сейчас в психушке, а одиночной палате, тупо глядя в потолок. А вот это всё - мне только кажется…

Усилием воли я отогнал паранойю и решил получать удовольствие, пока это возможно. Правда, картину омрачала предстоящая печь с лопатой и кровожадные гуси-лебеди. Но успокаивало то, что небо покрылось тучами и начался порывистый ветер. А нелетная погода в ленинградской области может затянуться на месяц. Это значит, гуси еще долго не прилетят. Дальше видно будет. Насколько помню, кто-то там в сказке в печку не поместился. Может, это как раз я и был.

КОММЕНТАРИИ (5)
Лев Рыжков 
21.12.2018 00:40:11

Ну, конечно, тут тема города на тоненьких сопельках к концовке приклеена. Но диалоги определенно небезнадежны.




shilova vip
21.12.2018 02:34:59

ответ на комментарий пользователя Лев Рыжков : #3440358

Конечно небезнадежны)  в них вековая мудрость русского народа))




shilova vip
25.12.2018 21:55:15

Батонни прочитал, понятно что не понравилось. Но ютубик мог за старания оставить хотя бы... sad

ну и ладно, ну и пусть

 

 




Пять батонов 
25.12.2018 23:38:17




shilova vip
26.12.2018 16:10:51

ответ на комментарий пользователя Пять батонов : #3440512

cheekyнапросилась))

 

с наступающим heart

 




ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ