Меню
Войти

ПУБЛИКАЦИИ
Николай Седов 
31.01.2019 06:41:07

Жертвоприношение, или Теория осиповского

Несмотря на то, что о Сергее Осиповском было написано достаточно и в соцсетях, и на новостных сайтах, в истории его до сих пор остается несколько белых пятен. Самое большое – пожалуй, полное отсутствие информации о его сообщниках. А ведь если верить Сереже (позволю себе называть его так на правах друга и однокурсника), таковые имеются, причем в немалом количестве.

Так же до сих пор не ясно, каким образом его ум сгенерировал ту ужасную теорию, следуя которой, он дошел то убийств и в конечном итоге попал в руки к правоохранителям, а ныне дожидается отправки в колонию для особо опасных преступников «Полярная сова». Кстати, до меня дошла информация, что последнее обстоятельство его весьма радует. Нахождение в одних застенках с небезызвестным Александром Пичушкиным он видит весьма символичным. Они оба, по словам Сережи, чистильщики, люди нового поколения, чья миссия – подготовка мира к приходу древних богов. Битцевский маньяк, правда, об этом пока не знает. Но, как сообщил мне один знакомый из правоохранительных кругов, Сережа намерен рассказать ему об их общем деле и ознакомить со своей теорией, которую нескромно назвал теорией Осиповского. С этой целью он уже начал переписку с одним из самых известных серийных убийц в новейшей истории России. С содроганием представляю себе письма друг другу этих двух психопатов.

С еще большим содроганием вспоминаю кадры, просочившиеся на «ютуб». Съемка на смартфон, которую сделал один из прохожих, заглянувший в стоявший на отшибе гараж. Как позже выяснилось, гараж Осиповскому подарил на день рождения отчим. На видео – сцена последнего ритуального убийства. Полупустое помещение, у дальней стены которого лежит нечто бесформенное. Из-за низкого качества изображения не сразу становится понятно, что это человек. Посреди комнаты возвышается уродливая конструкция – пародия на человеческую фигуру. В ее пропорциях (а точнее – практически полном отсутствии оных), в мерзком болотно-зеленом цвете чувствуется нечто не просто отвратительное, но и богохульное. Словно тот, кто создал ее, намеревался бросить вызов Творцу, посмеяться над его замыслом.

Автор видео берет конструкцию крупным планом. В нейтральном, стерильном свете ламп дневного накаливания становится видно, что материалом для создания скульптуры послужили главным образом банковские карты (видимо, использованные) и рублевые купюры. В дальнейшем Сережа пояснил, что выкрасил их в зеленый цвет специально, дабы придать сходство с долларами. Примечательна еще одна деталь – вместо головы на плечах «человечка» пристроен айфон последней модели, как оказалось впоследствии, принадлежавший убитому. Обычный, кнопочный телефон торчит из промежности фигуры, очевидно, символизируя собой фаллос.

Далее раздается шорох. Камера дергается в сторону и на секунду выхватывает лицо Осиповского, кидающегося на оператора из угла. Здесь запись обрывается. Именно оператор и оказался последней жертвой Осиповского.

На многочисленных допросах Сережа рассказал, что кнопочные телефоны для обрядов – так и только так он называл свои жуткие преступления – покупал в расположенном неподалеку от дома ломбарде. Сотрудник ломбарда Мамвел Кеосаян подтвердил эту информацию, опознав Осиповского по фотографии.

Перед тем как перейти непосредственно к истории Сергея Осиповского – во всяком случае, той ее части, с которой мне довелось соприкоснуться лично – остановлюсь на двух моментах. Первый касается сообщников. Ни электронная почта, ни переписка в соцсетях (пароли от своих аккаунтов весьма любезно предоставил сам Сережа) не смогли прояснить ничего на этот счет. В его электронный ящик регулярно падали лишь объявления об акциях и распродажах. Все виртуальное общение Осиповского сводилось к обмену незамысловатыми фразами-междометиями, свойственными современной молодежи и свидетельствующими, по моему скромному мнению (или как говорилось в эпоху начала интернетизации – IMHO) о необратимой деградации нашего и всех последующих поколений. Сам Осиповский утверждал, что с единомышленниками – Жрецами Кровавой зари, как он их называл – общался исключительно телепатически.

И второй момент: зачем мне в очередной раз описывать историю, о которой уже столько написано и снято столько телепередач? Ответ прост – во-первых, Сережа был моим другом. В своем рассказе я хочу коснуться нескольких деталей, о которых не говорил не только журналистам, но даже следователям. Возможно, они помогут читателю если и не воспринять лучше не саму теорию Осиповского, то хотя бы узнать о событиях, поспособствовавших ее формированию. Это во-первых. Что до второй причины, побудившей меня сесть за клавиатуру, то о ней читатель узнает в свое время.

 

Родился Сергей Осиповский в обычной семье, как, собственно, и ваш покорный слуга. Мать его была преподавательницей начальных классов, отец – работягой, всю жизнь прокрутившим гайки на заводе. По его собственным словам, Сережа с детства много читал, в связи с чем у него развилось богатое воображение. Тогда же, в детстве, впервые дала о себе знать его жестокость. Первые ростки ее показались во втором классе, когда он утопил кошку. Как утверждал Сережа, произошло это случайно: мальчик хотел всего лишь наказать животное, которое отказывалось есть принесенную им рыбу – его первый в жизни улов.

Читатель может посмотреть ток-шоу Андрея Малахова, на котором впервые для широкой публики прозвучало прозвище, прикрепившееся впоследствии к Осиповскому - «Тольяттинский волхв». Приглашенные в студию знакомые рассказывают о многочисленных проявлениях насилия, имевших место в Сережином детстве. В частности, одноклассник и тезка Сергей Федоров рассказывает, как однажды кинул в Осиповского пакет с учебниками, рассчитывая, что последний их поймает. Но вместо рук пакет угодил Сереже в голову. Федоров, задумчиво глядя в сторону, вспоминает:

- Он пошел на меня, выставив вперед руки, как сомнамбула какой-то. Глаза кровью налились. Я думал, сейчас задушит. Но в последний момент он остановился. Видимо, смог взять себя в руки.

Что касается нашего с ним знакомства, то произошло оно значительно позже, когда оба мы учились в педагогическом институте. Нам обоим предстояло стать учителями русского языка. Ни он, ни я пополнять ряды преподавателей, правда, не собирались, следовательно, нам обоим предстояло пополнить ряды безработных. Мы, однако, об этом не подозревали. Читатель наверняка знает такое выражение: «Сейчас не говорят «лох», сейчас говорят «человек гуманитарного склада ума». Тогда, в первой половине нулевых, оно еще не успело стать популярным, так же как не успела начаться глобальная технологизация, информатизация и интернетизация всех сфер человеческой жизни. Человек еще не был безвольным придатком к своему смартфону и банковскому счету, коим является сейчас. Мы наслаждались свободой, пребывали в состоянии, которое хорошо описывается словами «Вечно молодой, вечно пьяный» из песни, ставшей своеобразным гимном нашего поколения. Но рано или поздно и нам предстояло столкнуться с реальностью. Что и произошло.

Не буду описывать свою жизнь. Она в контексте данного повествования не имеет значения. Скажу лишь, что после университета устроился на непыльную работенку, которая приносила пусть небольшой, но стабильный доход. У Осиповского все вышло куда сложнее. Всю свою жизнь он находился в состоянии поиска. Вот и сейчас принялся скакать с одной должности на другую, нигде надолго не задерживаясь и все сильнее налегая на изменяющие сознание вещества, с которыми мы вместе познакомились еще на первом курсе. Он стал настоящим специалистом в той части ботаники, что касалась растений, содержащих тетрагидроканнабинол и частенько цитировал небезызвестные строчки Бориса Гребенщикова: «У нас два по всем наукам, но ботанику мы знаем на пять». Помню, как однажды взволнованный Сережа прибежал ко мне домой с пакетом, полным сухих стеблей конопли. На дворе, отмечу, стоял декабрь. Мой друг принялся рассказывать, как извлечь психоактивное вещество даже из этих ломких побегов.

Все большему Сережиному отчуждению от общества способствовали его регулярные расставания с подругами. Парнем он был весьма любвеобильным и на нехватку общения с женщинами в ту пору похвастать не мог. Я думал, что сей факт поспособствует его социализации, поможет наладить контакт с миром. Как жестоко я ошибался! Напротив, после каждого раза друг мой все сильнее замыкался в себе. Пока однажды не выдал (мы с ним тогда попивали пивко у меня дома, прямо как в студенческие времена):

- Дружище, дураком надо быть, чтобы не понимать: женщина – самка. Ей нужен сильный, перспективный самец. Я с этой точки – ноль без палочки. Значит, пора уже поумнеть и понять простую вещь: Бог заточил меня под что-то другое.

Я хотел спросить: под что? Но Сергей по привычке сменил тему, вынудив меня сделать то же самое.

Со временем я стал замечать, что Осиповский изменился внешне. Дело было не только и не столько в новой манере одеваться, но так же и в осанке, которая сделалась вдруг прямой и даже властной. Походка приобрела легкую, едва уловимую упругость. Что до одежды, то на смену неформально-раздолбайскому стилю пришла строгость. Осиповский полюбил черные брюки. В них он стал заправлять рубашку, чего никогда прежде не делал.

Что происходило с ним в ту пору – приблизительно с две тысячи восьмого по две тысячи пятнадцатый? К сожалению, могу лишь догадываться. Общались мы в этот временной промежуток редко, а когда виделись, то по старинке напивались в хлам. Если о чем-то и говорили, то помню я это слабо. Пожалуй, из всего того периода наших отношений мне ярко запомнился лишь один эпизод. Во время одной из попоек Осиповский схватил меня за рукав и серьезно поинтересовался:

- Как думаешь, мировая закулиса существует?

Я пробурчал что-то насчет того, что, конечно, определенные лидеры у этого мира есть. Но не стоит слишком доверять всевозможным передачам и роликам на ютубе. На что Сережа возразил:

- А я думаю, закулиса есть. И, вполне возможно, это самые настоящие сатанисты. Подумай сам – на кой черт современному миру такое количество людей? Раньше в биомассе был смысл. Биомасса осваивала новые территории, выполняла роль пушечного мяса, трудилась на заводах и фермах. Сейчас все территории освоены, исход войны способна решить красная кнопка, на заводах большинство процессов давным-давно автоматизированы, а сельхозпродукцию получают в инкубаторах и на гидропонических грядках – пардон, такого слова, наверное, нет.

Я хотел было пошутить по поводу гидропоников и даже поинтересоваться – как у Сережи обстоят дела на этом фронте сейчас, но передумал. Слишком серьезным было его лицо. Я ответил по-другому:

- Видимо, вся современная биомасса – просто потребители. Для этого и нужна. Чтобы покупать.

Сережа махнул рукой.

- Ох, брось. Ты думаешь, у этих ребят наверху нет денег? Да они на Луну каждые выходные могут летать и устраивать там пикники в скафандрах!

Он отхлебнул пива и продолжил:

- Что, если человек – источник колоссальной энергии? Нет, я не только об электричестве говорю. То, что нас можно использовать как батарейки – это еще в «Матрице» показали. Я о другом. Что, если наши предки не зря на протяжении десятков тысяч лет приносили человеческие жертвы? Возможно, мы вырабатываем и какую-то другую энергию. Куда более мощную и ценную. И те, кто наверху, знают об этом.

Я не знал, что ответить, а Сережа не стал продолжать разговор.

Примерно через год после этого разговора он завел страничку во вконтакте. По большому счету, о том, что занимало мысли моего друга в ту пору, я могу судить лишь из его постов. Впоследствии все они были удалены. Поэтому содержание их могу лишь восстановить по памяти.

Из записей следует, что Осиповского в ту пору сильнее всего занимал румынский ученый и писатель Мирча Элиаде. Сам будучи православным, Элиаде всю свою жизнь посвятил изучению мировых религий и верований, причем значительную часть из них составляли обряды и традиции, уцелевшие с доисторических времен. Элиаде полагал, что религиозное чувство – вещь настолько же естественная, насколько инстинкт самосохранения и размножения. В своем трехтомнике «История веры и религиозных идей» Элиаде пишет о том, что вера является таким же неотъемлемым компонентом человеческой личности, как инстинкт самосохранения и размножения. Вот такую цитату Осиповский неоднократно выкладывал у себя на странице, сопровождая ее различными аудио- и видео файлами: «Трудно представить, как мог бы действовать человеческий разум без убеждения, что в мире есть нечто бесспорно настоящее; и нельзя представить, как могло возникнуть сознание, если бы человек не придавал смысл своим импульсам и переживаниям. Осознание же настоящего и полного смысла мира тесно связано с открытием священного. Через опыт священного человеческий разум постиг разницу между тем, что проявляется как настоящее, мощное, обильное и имеющее смысл, и тем, что лишено этих качеств, т. е. существует в виде хаотического и зловещего потока явлений, возникающих и исчезающих случайно и бессмысленно… Коротко говоря, «священное» входит в саму структуру сознания, а не представляет некую стадию его истории… На самых архаических уровнях культуры жить, как подобает человеку, — само по себе есть религиозное действо, потому что принятие пищи, половые отношения и труд имеют сакраментальную ценность. Другими словами, быть — а ещё вернее, стать — человеком означает быть «религиозным».

Судя по всему, это высказывание было для Сережи очень важным. Может быть, ключевым. Наряду с интересом к истории религий, он самое пристальное внимание уделял нашему времени. Больше всего его интересовало творчество Виктора Пелевина, в частности, те произведения, где автор касается денег и их влияния на современного человека. Не удержусь, чтобы не привести еще одну цитату с Сережиной страницы того времени. Почему не удержусь? Да потому что только сейчас понимаю, что, по-большому счету, из этих двух авторов – ученого-традиционалиста и писателя-постмодерниста - и сложилось его мировоззрение.

Произведение, отрывком из которого у себя на странице поделился Осиповский, хорошо знакомо всем любителям творчества Пелевина. Это книга «Ананасная вода для прекрасной дамы». На мой взгляд, она является одной из ключевых для того, кто хочет понять философию этого автора. Но перейдем непосредственно к цитате. Вот она: «Мои потомки — не мои лично, а моего биологического вида, — будут волосатыми низколобыми трейдерами, которые с одинаковых клавишных досок сотнями лет будут продалбливать кредитно-дефолтные свопы по берегам мелеющих экономических рек. Они будут делать это без малейшего понимания, почему и зачем это с ними происходит — просто по велению инстинкта, примерно как пауки едят мух. А когда они сожрут всех мух, они снова начнут жрать друг друга. С этого, собственно, началась история — этим она и кончится.
Нас ждет новый темный век, в котором не будет даже двусмысленного христианского Бога — а только скрытые в черных водах транснациональные ковчеги, ежедневно расчесывающие своими медиащупальцами всю скверну в людях, чтобы обезопасить свою власть. Они доведут человека до такого градуса мерзости, что божественное сострадание к нему станет технически невозможным — и земле придется вновь гореть в огне, который будет куда ярче и страшнее всего виденного прежде».

Уже тогда что-то в этих строчках встревожило меня. Но первый раз я начал всерьез волноваться за Осиповского, когда встретил его неподалеку от филиала одного из местных банков. Сережа рассказал, что в этом филиале трудится его знакомый. Этот знакомый отдал ему несколько сотен пластиковых карт – то ли бракованных, то ли просроченных. В руке мой бывший однокурсник держал большой пакет с символикой банка. На вопрос – зачем ему столько карт – Сережа лишь пожал плечами и сказал, что увлекся рукоделием. Этот случай ничем бы мне не запомнился, ели бы вечером этого же дня я случайно не увидел бы Осиповского в компании какого-то бездомного. Сережа и бомж сидели на лавочке. Периодически мой друг вынимал из пакета карту и водил ей перед лицом своего спутника. Тот молча поворачивал голову вслед за этими странными пассами, словно загипнотизированный. Понаблюдав какое-то время за парочкой издалека, я пошел дальше.

Стал ли тот бездомный первой жертвой Тольяттинского волхва? Считал ли Сережа себя избранным уже тогда? Или лишь тренировался, делая первые шаги в том, что он позднее назвал магией Зеленой руки? Не могу знать. Ведь точное число его жертв до сих пор неизвестно. Если верить Интернету, со стопроцентной уверенностью можно сказать о восьмидесяти двух жертвах. Однако сам Осиповский неоднократно утверждал, что их гораздо больше.

Со все нарастающим интересом я начал читать записи на странице Сережи. И, разумеется, не смог не заметить одной настораживающей тенденции: все чаще речь в его постах шла о некоем глобальном жертвоприношении, о том, что только оно способно спасти человечество от неминуемой гибели. Логика его умозаключений была по-своему проста. Но пугала меня даже не сама легкость, с которой он допускал насилие и убийство. Нет. Настораживало то обстоятельство, что с его рассуждениями нельзя было не согласиться, стоило лишь принять первый тезис.

Сводился он к тому, что как отдельно взятому человеку, так и человечеству в целом жизненно необходимо верить в нечто большее чем он (оно) является. И это нечто большее – не просто некая национальная идея. «Человек, - писал Осиповский. – Никогда и ни за что не станет умирать за национальную идею. Сама по себе национальная идея имеет ценность только тогда, когда она подразумевает наличие сверхреальности и роли, которую каждый человек в ней выполняет. Только ощущая свою причастность к чему-то священному, человек может пойти на подвиг и даже отдать жизнь. Так делали мученики, воины Христовы, скандинавские берсерки и исламские моджахеды. Все они верили, что земной жизнью их существование не ограничивается. Только осознание этого придает жизни полноту и смысл. Более того, на протяжении десятков тысяч лет наши предки верили, что соприкасаются с тонкими мирами уже в этой, земной реальности. И здесь Осиповский переходил ко второму тезису.

По мнению Сережи, неотъемлемой частью человеческой культуры всегда были жертвоприношения. Он утверждал, что на протяжении всей истории – если начинать отсчет с того времени, когда у наших предков появились первые зачатки веры – они отдавали большую часть произведенных товаров Богам. Эту часть Осиповский называл Черной или Проклятой. После перехода от язычества к христианству жертвоприношения никуда не делись, сохранившись в роли церковной десятины и прочих пожертвований на нужды храмов. Так было вплоть до недавнего времени – если мыслить в исторических рамках. И вот здесь начиналось самое интересное.

Мой друг намекал на то, что в наши дни Проклятая часть неимоверно, сверхъестественно выросла. Ведь жертвы высшим силам сейчас никто не приносит. Раздувшаяся подобно циклопическому мешку, она нависает над человечеством (конечно же, фигурально выражаясь) и ждет, когда же ее принесут в жертву. Если выражаться более примитивно, то Сережа хотел сказать, что мы задолжали Богам (или Богу – тут уж кому как угодно). Причем им (или ему) эта жертва не настолько нужна, насколько она необходима нам самим, чтобы снова ощутить себя людьми в полной мере. Чтобы снова понять, что мы – не пупы земли, а части чего-то невероятно сложного и прекрасного. Чего-то, что мы в своей земной ипостаси осознать не в состоянии.

Но на сказанном Осиповский не останавливался. Он продолжал свою мысль, подводя читателя к жуткому выводу. Позволю здесь привести себе один из его постов (текст пытаюсь восстановить по памяти, что гораздо сложнее, ведь цитаты из Элиаде и Пелевина я смог найти в Интернете по ключевым фразам):

«Наши предки приносили в жертву, в основном, товары. Но разве не ясно как божий день, что основным товаром в наше время является сам человек? Оглянитесь вокруг! Что это за прилизанные рожи смотрят на вас с аватарок? Откуда столько пафосных цитат об успехе, будто бы миру нужно столько успешных людей? Вспомните! Разве большинство из вас родители не учили быть скромными? Разве не следует сделать что-то выдающееся, чтобы затем другие начали говорить о тебе? Да и сделав это, разве не должны мы продолжать быть скромными? Мы забыли об этом. Мы бьем себя пяткой в грудь, надуваем – не только мужчины, но и женщины – губы перед зеркалом. Мы пишем пафосные фразы, стремясь распиарить себя, и считаем количество поставленных лайков. Стали ли мы после всего этого выдающимися личностями? Нет. Мы просто превратились в товар».

Признаться честно, первым чувством, которое возникло после того, как я прочитал данный пост, была жалость. Я воспринял Сережины слова как крик души, манифест неудачника. Оказавшегося не удел, неспособного идти в ногу со временем. Но потом стало происходить то, о чем читатель знает и без меня.

Подходя к финалу своего повествования, постараюсь быть кратким. Ведь мало кто из современных россиян не слышал историю Тольятинского волхва. Мало кто не натыкался в новостных лентах на заметки о найденном в лесу теле мелкого предпринимателя, привязанного к дереву и убитого с помощью пачки долларов, которую ему затолкали глубоко в глотку. Едва прогремел на всю страну этот случай, как в канализационном люке обнаружили председательницу местного паевого инвестиционного фонда. Убита она была с помощью золотой пики ручной работы. Ее коллега – глава инвесторской компании – был найдет у себя дома выпотрошенным. Вместо внутренностей его живот наполняли десятикопеечные монеты.

Тот факт, что все преступления были тщательно спланированы, у правоохранителей не вызывал сомнения. Зато они сразу же усомнились в том, что убийца действовал в одиночку. Стали проверять всех, начиная от ОПГ и заканчивая сатанистами. Ни допросы, ни обыски ни к чему не привели. От себя могу добавить, что и не приведут.

Настало время рассказать о второй причине, побудившей меня написать эти строки. Возможно, некоторые из читателей уже начали что-то подозревать. С чего вдруг товарищ серийного убийцы стал бы по-прежнему ласково называть его Сережей? Вам, люди-мясо, люди-товар, этого не понять. Вы не в состоянии осмыслить, сколь выдающейся личностью явился для меня Сергей Осиповский и сколь почетной привилегией является право называть его Сережей.

Осиповский – гений нового поколения. Поколения интеллигентных ребят, оказавшихся у обочины жизни в силу того, что отказались принять правила игры. Поколения вдумчивых и чутких, но не пожелавших стать товаром.

Сережа стал новым мучеником. Он познал, как и прочие, что такое унижение и одиночество. И не сломался. Он вынес из этой борьбы самое главное. Тот принцип, от которого вы, лицемеры, пытаетесь отнекиваться. Ту истину, на которую вы закрываете глаза.

Неужели вы, продукты, всерьез подумали, что на поимке Сережи все закончится? Вы глупы. Вы менее качественны, чем полуфабрикаты. Плохой товар. Некачественный товар. Поимка Сережи – лишь досадная оплошность. То, что мы совершили вместе с ним – лишь начало великой церемонии. Неужели вы всерьез решили, что восемьдесят два человека – это вся Проклятая часть?

На этом все. Моя миссия подошла к концу. Сейчас один из Жрецов Кровавой зари свяжет мои руки за спиной, а второй затолкает мне в рот пачку стодолларовых бумажек. После того, как я отойду в мир Богов, столь древних и могущественных, что никто не знает их имени, мои братья выложат этот текст на десятки страниц, к которым у нас есть доступ. Это будут самые популярные паблики в соцсетях. А когда администраторы пабликов попытаются удалить посты, у них ничего не выйдет. Ведь у нас есть свои связи. Те, кто прочитают это, даже не в силах представить, насколько они серьезны. Я знаю, что меня не послушают, если я посоветую включить новости и посмотреть репортажи из горячих точек, трансляции с мест глобальных и локальных конфликтов. Знаю, что мне не поверят, если я скажу, что Жертвоприношение продолжается и закончится еще нескоро.

Мне не поверят. Ибо сейчас никто не способен верить.

Вера – это наш удел.

22. 01. 2019г.

 

КОММЕНТАРИИ (16)
Николай Седов 
01.02.2019 17:42:14

Ответ на комментарий #344180

Вам она, по-моему, только навредила. 




Бунша 
05.02.2019 13:52:05

Читал, читал эту средневековую писанину, а вот теперь думаю - нахуя же я это делал?  Уподобясь сабаке Павлова - из уважения к  традициям КК?  Да лучше бы фокус-покус какой-нить карточный разучил по ютубу мож заместо пенсии пригодится кого развести  при случае если жрать неча будет

Проще надо смотреть на мир, автор, проще. 




Николай Седов 
06.02.2019 21:29:24

Ответ на комментарий #3441899
Вот вы и смотрите. 




Merd vip
06.02.2019 21:44:55

Это , кстати, надо печатать несомненно. Вся общественность должна позвонить Мише с предложениями. Для начала , как литературная страничка в журнале "Народный лекарь" или "Пенсионер" . Что там ещё входит в пул изданий Альтерлита?




Merd vip
06.02.2019 21:46:32

В "Вестник уринотерапевта" тоже подойдёт.




Merd vip
06.02.2019 21:47:08

Все позвоните Мише кто может, а я позвоню Нике.




Merd vip
06.02.2019 21:47:35

Надо общими усилиями Автору пропихнуть.




Merd vip
06.02.2019 21:48:42

Денис уже был, кстати? Рецензию пусть готовит. Большой подвал двенадцатым кеглем.




Николай Седов 
06.02.2019 22:04:34

"Альтерлит" не изменился-таки. Ну и славно. 




Merd vip
06.02.2019 22:12:28

Merd, 06.02.2019 21:48

Денис уже был, кстати? Рецензию пусть готовит. Большой подвал двенадцатым кеглем.

Графиня изменившимся лицом какала в пруду




ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ