Меню
Войти

ПУБЛИКАЦИИ
Сергей Степанов 
11.06.2019 16:47:02

ФАНТАЗИИ НА ТЕМУ АВТОБИОГРАФИИ. ОДИННАДЦАТАЯ ФАНТАЗИЯ. Страховой случай.

ОДИННАДЦАЯ ФАНТАЗИЯ. Страховой случай.

Чтобы не превращать повествование в перечисление анамнезов, упомяну ещё лишь об одном медицинском страховом случае – удаление камня из левой почки хирургическим путём. Приступ почечной колики настиг меня в рижской гостинице, где я поселился по случаю участия в научно-практической конференции по утилизации отходов производства свинооткормочных комплексов.

Тоталитаризм всегда был склонен к осуществлению широкомасштабных проектов. В стране настроили свинарники, где одновременно содержались сотни тысяч голов, выделяющих моря жидкого навоза. Вонючая ядовитая жидкость грозила прорвать защитные дамбы и учинить экологическую катастрофу.

Почти до утра мы с моим соседом по гостиничному номеру, директором Института животноводства из Павловска обсуждали наболевшую проблему, подбадривая себя коньяком. Камень, затаившийся в моей почке, не выдержал напряжённой дискуссии и сдвинулся с места, закупорив мочеточник. Сегодня-то я понимаю, что это был знак свыше, подсказывающий оптимальное решение проблемы: обезвоживать жидкий навоз и сухой остаток применять, как удобрение, а тогда я лез от боли на стенки гостиничного номера и корчился в тёплой ванне, проклиная свиней и проблему утилизацию их дерьма.

Врач скорой помощи, вызванный ни свет ни заря и потому недовольно поморщившийся, почуяв коньячный запах, обволакивающий пациента, сделал обезболивающий укол и предложил проследовать с ним в больницу, но я отказался. Вместо этого я отправился на служебной «Волге» в дальнюю дорогу домой. Через пару часов дорожной тряски анестезия прошла, и камень в почке с новой силой стал терзать стенки мочеточника и ослабшие от бессонной ночи нервы. Дальнейшая дорога представляла собой бешеную езду и приступы рвоты на коротких остановках.

В Центральную районную больницу я попал в полуобморочном состоянии и не только с почкой, раздувшейся от скопившейся мочи, но и головой, пухшей с похмелья.

Через сутки красномордый хирург достал из мочеточника злополучный камень. После полосной операции меня, как и положено, мучила жажда. Залил я её ночью, выпив две бутылки армянской минеральной воды «Бжни». Как видите, один из биологических циклов своего развития я начал и завершил под флагом Армении, имея ввиду происхождение коньяка и минеральной воды.

Во время утреннего обхода хирург, увидев пустые бутылки на прикроватной тумбочке, равнодушно спросил:

- Ты выпил?

Услышав утвердительный ответ, ещё более равнодушно произнёс:

- Мудак! Теперь за твою жизнь я не дам и гроша!

Потом любезный доктор потоптал дежурную медсестру, а, за одно, и моих соседей по палате, предъявив им обвинение в служебной халатности.

Надо сказать, в палате только один больной с опухолью простаты передвигался самостоятельно. Остальные после операции на мочевом пузыре находились в подвешенном состоянии и испускали мутную жидкость в прозрачные бутылки через резиновые трубки. Всё это и тяжёлый туалетный запах не располагал к взаимопомощи.

Выписали меня из больницы через десять дней, и не прошло и полгода, как я возвратился к прежней беспутной жизни, губящей здоровье.

Пока нас не одолевают недуги, мы мало внимания уделяем своему здоровью. Человеку свойственно считать, что несчастье может случиться с кем угодно, но только не с ним.

Попадая в больницу с серьёзным недугом, мы сталкиваемся лицом к лицу с вопросом: «Выйдем ли отсюда? А если выйдем, то надолго ли?»

Помню себя перед операцией на почке, распростёртого в обнажённом состоянии на хирургическом столе.

Анестезиолог, молодая девушка, никак не могла попасть иглой в вену на моей правой руке. Краснорожий хирург прикрикнул на неё:

- Кончай возиться! Клиент умрёт!

Шутка возымела действие. Вена на моей руке испуганно вспухла от скачка давления и обнаружила себя. Медсестра с яростью пронзила её иглой и выдавила из обшарпанного шприца наркозную жидкость. Я провалился в глухую, абсолютно чёрную яму без надежды на возвращение.

Смерть ничем не отличается от наркоза во время операции или сна. Смерть страшна не уходом человека из реального мира, а потерей им навсегда мира виртуального. Сегодня только религия пытается дать нам надежду, убеждая в вечности существования нашего сознания в виде так называемой души.

Медицину я подсознательно не люблю и не доверяю ей с раннего детства. Хотя, на самом деле она этого не заслуживает. Медики спасли, спасают и будут вытаскивать с того света людей, многие из которых не верят ни в них, ни в Бога.

КОММЕНТАРИИ (1)
ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ