Автор: жаров

Рёв грибов

 
13.10.2019 Раздел: проза
 

Обращаясь к судье Малиновской, Артём назвал её не «ваша честь», а «ваше величество». Затем он комично скривил лицо, сообщив тем самым: «Ой, как же я так оговорился?»



И Малиновская, и следователь Зорина отвели от него глаза. Зато секретарь Вяльцева посмотрела на Артёма, как кошка смотрит на подсунутый ей под нос лимон.



- Обращаться к суду полагается стоя, - почти шёпотом, почти с кошачьим шипением сказала она.



- Ой, а я и не знал! – залепетал Артём, вскакивая на ноги. – Я ведь ни разу не имел дело с правосудием. Для меня это первый, так сказать, опыт и я…



Секретарь поморщила нос и фыркнула им. От Артёма разило бензином, дымом и перегаром.



- Артём Александрович, следствие только что привело основательные доказательства того, что именно вы совершили поджог леса и лагеря сотрудников Росатома, - глухо, будто из подвала, произнесла судья Малиновская. – Также следствие полагает, что на время ведения уголовного дела вас надлежит поместить под стражу. Какие возражения вы можете привести по этому поводу?



- Никаких возражений, - пожал плечами Артём, гримасничая, как школьный озорник. – Я и не скрываю, что поджигал, и готов рассказать об этом больше, чем рассказывал оперативникам. Они мужчины, а я не люблю мужчин. В смысле влечения не люблю. Другое дело, женщины. Вам, трём красивым женщинам, я готов открыть прямо сейчас такое, что вы ахнете.



- Артём Александрович, это неуважение к суду! – пропела следователь Зорина. Из-за невозможно нежного голоса любая сказанная ею фраза казалась пением.



- Ну, не вам здесь судить, - криво улыбнулся Артём.



Вслед за тем он поднял подбородок и выпустил изо рта клубы то ли табачного дыма, то ли пара. Они тут же рассеялись, но их появление заставило судью, секретаря и следователя насторожиться. Ни дыму, ни пару взяться было неоткуда.



- А вы любите собирать грибы? – спросил Артём следователя и в подражание товарищу Новосельцеву из «Служебного романа» продолжил: – Подберёзовики, подосиновики, подопятовики…



- Там за дверью ждут полицейские, которые готовы доставить вас в изолятор временного содерж…



- Пусть ждут, - Артём махнул в сторону двери рукой, а затем приложил к губам указательный палец, словно бы готовился открыть страшную тайну. - Грибы – одни из древнейших существ на земле! У них есть признаки как животных, так и растений, хотя они не относятся ни к тем, ни к другим. Они принадлежат к отдельному царству. Их около 2 миллионов видов, а исследовано в десять раз меньше! Они всюду и они селятся даже в человеке. Взять тот же грибок ногтей… Ой, простите, не приятную тему затронул. У вас-то у всех, уверен, ноготочки на ножках здоровые, ровные…



- Артём Александрович, всё это не имеет отношения к делу, - прервала его судья.



- Ещё как имеет! Всё ведь из-за них, из-за грибов. Сейчас я, конечно, раскаиваюсь, но тогда мне стало просто страшно. Не надо было ничего поджигать. Виноват.



Судья чуть заметно кивнула, дав понять, что внимательно слушает. Огонёк презрения она прикрыла веками.



- В советские времена геологи произвели серию подземных ядерных взрывов, чтобы исследовать содержимое наших недр. Один из зарядов бабахнул рядом с деревней Галкино Кинешемского района. Но случилась такая ерунда, что мощность заряда оказалась больше нужного и радиация проникла в верхние слои земли. Особенно пострадала территория самого ядерного полигона, который получил наименование «Глобус-1». Впрочем, всё это вы знаете и без меня.



Артём снова поднял подбородок и снова выпустил из себя зыбкие клубы.



- Почти полвека эта территория была отчуждённой, а в этом году сюда приехали атомщики, чтобы провести реабилитацию - снять загрязнённый слой почвы. Я же навязался к ним, чтобы снимать про их работу видеоблоги. Я из тех, кто пробует зарабатывать в интернете. Раньше про таких, как я, говорили «Бог обелил талантами», а сейчас это определение стоило бы дополнить «но электронный век наделил видеокамерами и интернетом». Атомщики не делали из своей работы секрета, а наоборот, всё показывали, всё рассказывали. Они делали работу, которую следовало сделать чуть ли не полвека назад, но им не давали денег. Нет, вы, в самом деле, мне нравитесь! Все!



Женщины переглянулись и каждая увидела в глазах другой хмельную поволоку.



- Заражённая зона была величиной где-то с гектар. Когда атомщики сняли с неё половину метрового грунта, тогда, как я думаю, грибница чёрного дождевика хлебнула кислорода и начала выдавливать из земли в соседнем лесу свои грибы. Будет вам известно, что гриб – это всего лишь плод грибницы, а сама она может простираться на десятки и сотни гектаров и плодоносить только там, где ей угодно. Насчёт «чёрного дождевика» - это я придумал такое название. В науке этот гриб не описан.



Артём лёг на деревянный бортик заграждения грудью.



- Скучно, да? Вечер уже. А раз так, то, может быть, посидим просто в своё удовольствие? – Артём уселся обратно на стул и приветливо покивал судье: – У вас одна сплошная работа и домой вам удаётся приходить затемно. Вы даже сняв мантию, остаётесь под ней. При этом я вижу, что под мантией вы совсем девочка. Тонкая, нежная, трепетная, но не обласканная.



Малиновская приоткрыла рот, но ничего не сказав, утробно простонала. На её груди заволновались складки мантии.



- То же самое и у вас, - Артём посмотрел на следователя. – Вам тоже кажется, что вот-вот и наступит другая пора, когда будет отдых и любовь. Но вы не успеваете добить одно дело, как начальник отписывает другое, третье и так далее. Начальник видит, что вы всё тащите, сколько ни нагрузи, и отписывает вам ещё и ещё дела. Когда вы устраивались, то думали, что работать будет интересно, что вы будете исследовать места происшествий, а оказалось, что работа следователя – чисто бумажная. Вот хотя бы сегодня вам хотелось поехать в Галкино, но, как обычно, поехали опера, которые под вечер привезли вам кипу бумаг и меня. Меня вы хотели определить под стражу, а бумаги взять домой и до полуночи сидеть с ними. Теперь не хотите, да?



Зорина скосила к полу глаза и закусила губу.



- А у вас чуть получше, чем у них, и вам даже снятся сны, в которых нет работы, а есть пристающие мужчины, - Артём кивнул секретарю. – Но вы всё равно настолько изнурены, что отдыхать у вас не получается. Чтобы просто спать, чтобы не гонять по ночам мысли о сорока годах, вы продолжаете себя изнурять вегетарианством, вышивками, экибанами, оригами… Тот Виталик, который уже десять лет считается вашим женихом, будет считаться им ещё столько же и ещё, и ещё, пока смерть не разлучит его с самим собой. Этот нарцисс боится вас. Он знает, что если вы решите расслабиться, отдохнуть, пожить, как говорится, в своё удовольствие, то у него полопаются все жилы, чтобы удовлетворить вас хотя бы на один процент от желаемого.



Секретарь Вяльцева склонилась ниже над протоколом и залепетала что-то, вытянув по-детски губы.



- Расскажу вам ещё немного про грибы. Знаете ли вы, что обычный шампиньон способен выбрасывать до сорока миллионов спор, а гриб-навозник до ста миллионов? Но это мелочи. Дождевики выбрасывает за раз свыше семи триллионов спор, и эти споры летят со скоростью под сто километров в час! Представляете? А тот черный дождевик, который вырос рядом с полигоном, имел способность направленного выброса. Когда я пошёл за нормальными грибами в соседнюю берёзовую рощу, то услышал в метре от себя рёв, который можно сравнить только со львиным. Помню, как меня маленького родители повели в зоопарк, там зарычал лев, и я спрятался за клетку с кроликами. В этот раз я испугался точно так же, только рядом не оказалось клетки с кроликами. Я просто остолбенел и уставился на то, что рычало. Это был чёрный, до того чёрный гриб, что невозможно было рассмотреть в деталях его форму. Лучи света совершенно не отражались от него, и поэтому он выглядел чёрной дырой посреди травы. Я сделал шаг к нему, присел на корточки и тут гриб лопнул, и в лицо мне ударило плотное чёрное облако. От удара я даже опрокинулся на спину. Как-то в школе на физкультуре мы играли в волейбол, и мне прямо в лицо прилетел мяч – такие же ощущения. Только тогда моя носоглотка не была забита сухой гущей со вкусом гари.



Судья, секретарь и следователь ёрзали на стульях, потирали виски, напряжённо вздыхали, а секретарь, не заметив того, даже скомкала протокол.



- Я побежал к лагерю, и тут зарычало со всех сторон. Откуда-то слева – боковым зрением я успел отметить, что с метров трёх, - мне прилетело в ухо ещё одно плотное облако. На этот раз удар был похож на удар тяжёлой подушкой. Я не упал, но через секунду очередной гриб взорвался у меня под ногами, и меня перевернуло в воздухе. Я рухнул на бок и обрадовался, что не попал виском на ствол косо срубленной молодой берёзки. Десять сантиметров и – труп бы. Дыхание у меня перехватило и пока я сразу я подняться не мог. Пока лежал, слушал и не понимал. Рёв раздавался уже внутри меня самого. Это сейчас они приутихли, а тогда вопили о свободе.



- Кто они? – спросила судья Малиновская. Лицо у неё горело, как во время лыжной гонки на морозе.



- Знаю, что вы уже слышите их в себе, но боитесь поверить. Не бойтесь и верьте. Я-то сначала испугался и поэтому побежал в лагерь, взял в каждую руку по канистре бензина, вернулся и подпалил ту рощу. Там, в роще, и во мне заревело ещё страшнее. Потом я подпалил технику атомщиков и их палатки с оборудованием. Вы спрашиваете, кто они? Я сразу понял кто. Ядерный взрыв потревожил самое нутро земли и проторил пещеры, по которым смогли пробраться те, кого наказывают на вечные муки. Но от поверхности их отделяла километровая толща, сквозь которую могло проникнуть лишь излучение, но не они. Однако за годы и годы в этой толще возник особый вид гриба, а, вернее сказать, грибницы. Она развивалась в безжизненных слоях глины и брала силу от радиации. Она была бесполой и бесплодной, потому что тянулась своими гифами только вглубь. А когда атомщики сняли загрязнённый слой, и грибница глотнула кислорода, тогда она пожелала плодоносить на поверхности. К этому времени наши с вами друзья уже освоились в её протоках и поспешили подниматься по ним.



Артём подошёл к следователю Зориной, приподнял её подмышки, чтобы она привстала со стула, расстегнул пуговицу на её джинсах, расстегнул молнию и стянул джинсы донизу. Тут он наткнулся на препятствие из чёрных туфель и сорвал их с такой злостью, что одна их них стукнулась о входную дверь. Та распахнулась, в её проёме оказался лысеющий, но осанистый мужчина. Зорина заорала на него:



- Пошёл на хуй, чмо!



Мужчина несколько секунд молчал, а потом усмехнулся:



- Что тут у вас?



- Уёбывай отсюда и остальным скажи! – завизжала судья Малиновская.



- Убью! – прошипела секретарь Вяльцева и занесла над головой стальную авторучку.



Когда дверь закрылась, Малиновская сбросила с себя мантию и осталась в зелёном брючном костюме. Он сидел на ней мешковато, и в нём она походила на неуклюжую охотницу, которой разрешают лишь загонять, но не бить зверя.



- Теперь вы поняли всё, - сказал Артём. – Вы слышите их и понимаете. Они устали и хотят отдыха, как хотите его вы. В каждой из вас их миллионы. Может быть, позовём тех, кто за дверью, а то один я со всеми вами не справлюсь?



Малиновская освободилась от костюма и стояла совсем без ничего. Рядом с ней стояла такая же откровенная Вяльцева. Самой одетой оставалась Зорина, у которой было голо только ниже пояса.



Малиновская потрогала себя и объявила:



- Давайте пойдём гулять по городу! Дадим отдых всем-всем-всем!



Из ноздрей у неё в это время шёл то ли дым, то ли пар.


 
 


Комментарии ( 31 )     Рецензии ( 2 )

 


#928 14.10.2019 10:35 писарчук
Рассказ «Рёв грибов» весьма интересен. Автор, вероятно, только понаслышке знает, как ведётся суд. Но он отлично знает, как правильно убалтывать женщин. И хотя в рассказе есть кое-какие фактические погрешности, он интересен, интересен своей детской наглостью. Так может писать лишь совершенно свободный ребёнок, который обращается с жизнью, как с хорошо знакомым ему сном.
И эти женщины – судья, секретарь и почему-то следователь. Конечно,, будь следователь прокурором у него не могло быть джинсов. Но это неважно. Зато всеобщий стриптиз в конце, и затуманенность сознания показаны великолепно. Автор умеет идти по тонкой грани между стёбом и откровенной пошлостью. И его геги заставляют искренно смеяться, а не морщиться от досады.
#929 15.10.2019 09:17 da-vi-da
Рассказ «Рёв грибов» довольно забавен. Автор полагает, что знает психологию женщин и явно бравирует своим знанием. Но по сути эта насквозь сюрреалистическая вещь также насквозь лжива. Если это стёб – то похвально, что стёб не переходит в откровенную пошлосьб. Напротив несчастных героинь даже порою жалко.
Вообще трудно стебаться по поводу стёба. Автор явно заблудился в чаще постмодернизма. Он складывает свой мир из осколков чужой мозаики, причём путает порой её части, делая из прямого мира свой особый – кривой мир. Но этот мир довольно интересен, на него можно смотреть как в телескоп, так и в микроскоп. И всё равно удивляться увиденному!


Чтобы оставлять рецензии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге