На грани

 
16.12.2019 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

 

 

 

          Уже изначально это старое пятнадцатиэтажное здание, отделанное серым облицовочным кирпичом, строилось, как гостиница. Когда-то его апартаменты пользовались успехом, но после того как рядом с ним с трёх сторон выросли небоскрёбы, закрывшие не только городские пейзажи, но и само небо, интерес к нему, у пользователей съёмным жильём, пропал. Тогда владелец отеля разделил внутренние помещения на маленькие комнатушки и стал сдавать их: студентам, одиноким и тем, кто нуждался во временном жилье. Клиенты, в основном не богатые, но доход получался стабильный. Тем, кто имел работу в городе, отсюда легко можно было добраться до любой точки мегаполиса, избегая пробок и пригородного сообщения, что неизбежно для тех, кто живёт в спальных районах. Здание отличалось тем, что по его углам, от земли до самого верха шли стеклянные пятигранные фонари, тоже жилые комнаты, а на уровне третьего и седьмого этажа опоясывали два декоративных кирпичных карниза, отделанные белым железом. Вот на этот узкий карниз он и опустился на руках из окна седьмого этажа. Высоты он не боялся, поскольку работал мойщиком окон и привык болтаться в пустоте. Вряд ли он мог бы чётко объяснить, зачем все эти усложнения, ведь достаточно встать на подоконник открытого окна и чуть-чуть наклониться, а дальше закон гравитации сам завершит задуманное. К сожалению а, может, к счастью, помимо сознания у нас есть ещё и подсознание, которое мы не контролируем. Именно здесь скрыты все наши пороки; такие понятия, как честь, долг, любовь и ненависть, все наши инстинкты, вроде размножения и самосохранения, а возможно, и сама совесть. Молодое тело не желало подчиняться капризам разума, делать то, что противоестественно. Поэтому он решил обмануть самого себя, опустился на вытянутых руках на этот узкий карниз. Отсюда нельзя подняться наверх самостоятельно, здесь потребуется чья-то помощь, чья-то рука. Не нужны никакие усилия, хватит лёгкого наклона, одного неверного движения, даже если ничего не предпринимать, ноги рано или поздно дадут осечку в поддержке равновесия.

          Новый день всколыхнул воздух раннего утра. Город просыпался, готовился встречать новости и вершить живое сегодня. Этот рядовой день кого-то приведёт на вершину славы, кого-то доведёт до кладбищенских ворот, а вот его поставил на последней черте, узенькой грани между жизнью и смертью, шириной в башмак сорок первого размера. Достойное место для неудачников!

          Да, да, именно таковым он и считал себя. Ему не повезло сразу, уже при рождении — своих отца и мать он никогда не видел. Были ли они и кто они были, про то история умалчивает, родным домом для него стал интернат. Была какая-то тётка, троюродная или просто тётка, время от времени посещавшая его, вот и вся родственная связь с внешним миром. Дама одинокая, жёсткая и грубая, как резиновая подмётка солдатского сапога, жила она в Питере, ему приходилось у неё бывать. Кажется, с самого детства она твердила ему одно и то же: "Серёжа, учи английский". Английский давался легко, но больше всего он любил писать сочинения, учительница пророчила ему славу писателя. Однако школа закончилась, как и пребывание в интернате, и его ласково выпроводили за ворота, во взрослую жизнь.  Вот тут-то, тётка и взялась править его судьбу.

          Во время войны фашисты старались наносить свои авиа удары по социально значимым объектам, разбомбили массу прекрасных зданий, а коммуналки остались. Здесь то и находилась крохотная комнатушка, где жила тётка. Она говорила: "Серёжа, у меня нет денег, чтобы учить тебя, у меня нет богатств, но я знаю верный способ, как вытащить тебя из этого дерьма, этой ужасной страны. Здесь ты ничего не достигнешь, будь у тебя хоть семь пядей во лбу, но я помогу тебе уехать в Штаты, там у меня есть верные люди, которые помогут тебе. Там правят закон и демократия, там равные возможности для всех! И именно в эмиграции начиналась слава многих известных людей". Она написала несколько рекомендательных писем, за свои деньги выхлопотала нужные бумаги, купила билет, и она же провожала его в аэропорту. Впервые он видел слёзы на её глазах: "Мальчик мой, я верю, что ты найдёшь своё счастье! Храни тебя Бог!"

          Действительно, в Штатах его встретили, приютили на время, помогли оформить документы. Так он стал Сержем Бжизинским в стране равных прав и возможностей. Поначалу всё шло хорошо. Его пасквели и страшилки про Россию, а так же жалостливые истории о том, как тяжело живётся сироте в стране бурых медведей, охотно печатали газеты. Появились гонорары, на которые можно было жить самостоятельно. Именно тогда он повстречал Кет, по дороге в редакцию. Она сидела в вагоне подземки и читала в Вечерней газете его маленький рассказик. Он спросил: "Хочешь встретиться  с автором?" Она пожала плечами. Так они познакомились. В кармане оказалось ровно столько денег, чтобы хватило на два билета в кино и одну порцию мороженого.

          Вот тогда он решил всерьёз заняться писательским делом. Но как только он поменял тон и тему, интерес редакторов к нему иссяк. Появились перебои в деньгах, и тут подвернулась вакансия мойщика стёкол, работа сложная и опасная. Здесь требуются ловкие, бесстрашные парни. Одно дело мыть витрину, и совсем другое — болтаться на альпинистском тросе в окне сорокового этажа. Но здесь и платили прилично. Он даже купил Кет дешёвенькое колечко с камушком, малышка была в восторге. Смешная девчонка и наивная! Их отношения длились больше года. По выходным даже был разрешён доступ к телу. Обычно они долго целовались на диване, а потом она говорила каждый раз одно и то же: "Делай со мной, что хочешь!" И он всякий раз делал одно  и то же. Вроде бы, её нравилось.

          Потом пошла чёрная полоса неудач, На работе был у него напарник Джимми. Весёлый, шустрый афроамериканец, бесстрашный малый, весь в улыбке, одни зубы чего стоят. Он брался за самую рискованную работу. Все деньги Джимми вгонял в лотерею, верил, что рано или поздно ему повезёт, и он выиграет миллион. Одно Джимми не учёл, что жизнь та же лотерея  и ему выпал нулевой тираж. Что-то пошло не так: толи подвела страховка, толи лопнул основной трос…. Он летел с тридцатого этажа, на глазах у Сержа, молча, или может, от ужаса у Сержа заложило уши. После этого случая появилась полиция, начались разборки, придирки, фирму закрыли, рабочих разогнал. В это время Серж как раз взялся за серьёзную работу, большой роман. Писал урывками, по ночам, а страницы всё не кончались. Отсутствие работы пришлось некстати. Он пытался найти другой источник заработка, но всё безуспешно, а без денег в стране равных возможностей, оказалось, жить нельзя. Он заложил все вещи, которые смогли принять в скупку. Все силы сконцентрировал в работе над романом, гнал и гнал строчку за строчкой, игнорируя золотое правило: выигрываем в скорости, проигрываем в качестве. Наконец была поставлена последняя точка. Он отнёс рукопись в издательство и через неделю получил обратно с оговоркой, что роман "сырой", нужно поработать ещё, "отжать воду". Что ему вежливо отказали, Серж понял сразу, стоило лишь пролистать рукопись, несколько страниц, он умышленно перепутал, вот эти листы так и остались перевёрнутыми. Никто роман не читал. Деньги таяли, как эскимо на солнце. Сегодня заканчивается срок платы за жильё, а долларов нет, и не предвидится. Его вышвырнут на улицу, как ненужного котёнка. Пополнить ряды тех, кто живёт под мостами и в тепловых колодцах? Писать весёлые истории, прозябая на свалке? Странное дело, как только закончились деньги, в дружбе отказали сразу все. Даже Кет, смешная девчонка, она оказалась не такой уж простушкой, и та добавила свою каплю яда в коктейль, который подала ему судьба. Может, даже это была последняя капля, переполнившая чашу! А ведь он на неё рассчитывал, глупая девчонка. Вчера она сама пришла к нему, положила на стол колечко и, улыбаясь, заявила, что выходит замуж за лейтенанта ВВС. Что самое интересное — она принесла ему маленькую открыточку с приглашением на бракосочетание. Можно подумать, что от этого шоу он получит удовольствие! Он задал её всего один вопрос: "Ты любишь его?" Кет ответила философски: "Это не важно, главное, что у моих детей будет перспектива". Выходит, что от него не стоит ждать никакой перспективы. Подумаешь, лейтенант ВВС, что - высоко летают? Сейчас и он полетит! К свадьбе полагается подарок. Завтра во всех газетах напечатают его имя крупными буквами, а портрет поместят на первой странице. Чем не подарок к венчанию? Без всяких денежных затрат, простой, а запомнится на всю жизнь!

          Какое чудесное утро.  Лёгкий поток воздуха поднимается снизу вверх по фасаду. Внизу, против входа в гостиницу, разбит крохотный сквер. Туда, на открытую площадку, прилетела стая голубей, они всегда опускаются здесь, поскольку постояльцы их подкармливают. Простые сизари, и как им только удаётся выжить в бетонных джунглях, когда это порой не под силу человеку. На тротуарах появились первые прохожие. Полоса солнечного света прорвалась между башнями двух небоскрёбов и ударила в фасад  здания, на карнизе которого застыла фигура человека. Прыгать не хотелось, интуиция подсказывала, что время ещё не пришло, а предпринимать что либо, не было никакого желания. Солнце слепило глаза, и он сделал несколько боковых шагов по карнизу, слушая, как скрипит железо под его ногами, встал в угол, образованный стеной и фонарём. Он уже намерился и дальше стоять так неопределённое время в полном одиночестве, как вдруг, рядом с ним, открылось боковое окно фонаря, испуганный девичий голос спросил: "Ты что здесь делаешь?"

          Он поднял голову и увидел хорошенькую брюнетку, перегнувшуюся через подоконник, огромные, удивлённые глаза орехового цвета глядели на него.

          — Гусей пасу, — сказал он и отвернулся.

          — А где же гуси?

          — Ушли за угол, — равнодушно ответил он.

          — С ума сошёл. В таком месте пасти гусей, я сейчас вызову полицию, — проговорила она, не повышая голос.

          — Если ты вызовешь полицию, я сразу же прыгну, — не оборачиваясь, предупредил он.

          — Хорошо, хорошо, — согласилась она, — если тебе не нужна полиция я не стану её вызывать, только скажи: зачем ты хочешь это сделать?

          Он не понимал, что с ним происходит, почему и зачем разговаривает с этой девушкой, внутри возникло какое-то чувство необходимости подчиняться ей. Может, это так повлиял на него тембр её голоса или глаза, в которые случайно заглянул, когда поднимал голову. С одной стороны, ему нужен был собеседник, чтобы высказаться, а с другой стороны - на кой чёрт и кому это сейчас надо? И всё же он ответил, хоть и коротко:

          — Хочу решить все проблемы разом.

          — Что, есть проблемы? - Спросила она, понимая, что задаёт глупый вопрос, но говорить-то о чём-то было нужно. По слухам она знала, что в таких случаях человека надо "заговорить", отвлечь от мрачных мыслей. Проще говоря, выпустить  из котла пар, чтобы крышу не сорвало. А парень, вроде бы, и не плохой, фигура спортивная и лицо приятное.

          — А у кого их нет? — печально усмехнулся он.

          — Да, да, конечно, — подтвердила она. — Просто я хотела сказать, что они есть у всех, но нет проблем неразрешимых. Всегда можно найти какой-то выход, надо только хорошенько его поискать. А ты человек с характером, я всегда утверждала, чтобы решиться на подобное, нужна определённая сила воли. Да, да, ты самого себя не знаешь, в тебе полно энергии, просто ты её не туда направляешь.

          Он промолчал, думая о чём-то своём.

          — А хочешь кофе? — неожиданно предложила она. — Я, знаешь ли, готовлю кофе здесь, на подоконнике, да, варю кофе и смотрю в окно. Я, по роду занятия, журналистка, сотрудничаю в одном глянцевом журнале, работы много - поздно ложусь, рано встаю.

          — Ах, вот в чём твоё внимание ко мне! — воскликнул он. — Так сказать, шкурный интерес: готовьте репортаж с места происшествия, интервью с самоубийцей!

          — Нет, нет! — поспешила оправдаться она. — Я не делаю репортажей! Просто ты мне… — она помедлила и сказала правду, оказавшуюся неожиданностью для неё самой, — ты мне понравился… Вот и кофе готов. Держи чашку, только не обожгись!

          Он повернулся в пол-оборота, протянул руку вверх. Когда она наклонилась, чтобы аккуратно передать ему чашку, борт халатика оттопырился, и ему открылась её грудь, маленькая, классической формы, как у Венеры, и это его немного смутило. Вообще-то, он считал, что варить кофе, это чисто мужское занятие, у женщин он, обычно, получается безвкусным, но этот напиток оказался, на удивление хорош и он мысленно похвалил её. Хотел выпить всё разом, но оказалось слишком горячо, пришлось делать три глотка. Кофе освежил, взбодрил мысли, однако, он по-прежнему медлил, чего-то ждал, не пытаясь изменить ход событий, безразлично плывя по течению депрессии. Она смотрела, как он пьёт, а сама придумывала способ подать знак тревоги, сигнал SOS. Внизу открылась входная дверь, вышла какая-то дама. В это время он как раз передавал чашку обратно, принимая её от него, она намеренно уронила фарфор, вскрикнув: "Ах, какая я неловкая!" Чашка звонко рассыпалась на дорожке. Дама у подъезда обернулась на шум, потом долго пристально смотрела вверх, наконец, достала телефон и куда-то позвонила.

          — Ну вот! — вздохнул он, — красивая чашка была, теперь тебя муж заругает.

          — Я одна снимаю эту комнату, ни какого мужа нет…

          — Что, ушёл к  другой? — перебил он её.

          — Нет…

          — Он дрался и ты ушла от него?

          — Ну нет же! Он был, вообще-то, не плохой парень. Наркотики его сгубили. Ты лучше скажи свою проблему, может мы решим её вдвоём.

          Он задумался, замер, ощущая спиной холод кирпичной стены. Солнце ушло, спрятавшись за стеклянный бок небоскрёба. Голуби покинули площадку сквера, на которой начала собираться стайка зевак. Интересная девушка встретилась ему на этой тонкой грани, их знакомству не более пятнадцати минут, однако, чем больше он с ней говорит, тем больше хочется её общения. Только вот поймёт ли она его, да и как сказать сразу всё? Помедлив, он всё же выдавил: "У меня нет работы и денег/, сегодня меня выселят, а жить мне негде…"

          — И это ты называешь проблемой? — она пожала плечами. — Ты можешь пожить у меня, пока не найдёшь работу. Правда, у меня односпальная кровать, будем спать по очереди, ночь на полу, ночь на кровати, идёт? У тебя есть какая-нибудь профессия?

          — Нет, — и, сделав паузу, добавил — я пишу.

          — Так вот в чём вся загвоздка! — догадалась она. — С этого сразу и надо было начинать. Твой роман не приняли в печать. И только-то всего? Все вы писатели одинаковы, каждый считает себя непризнанным гением! А ты знаешь, сколько раз отказывали мне? По сколько раз приходилось переделывать материалы? Однако же я не полезла на козырёк крыши. Ну, посуди сам, кто возьмётся печатать большую вещь, если неизвестно твоё имя? И вот тут я могу тебе помочь! Меня знают во всех издательствах и редакциях, у меня полно знакомых журналистов. Мы сумеем организовать это дело.

          Он задумался. А что, журналюги, они такие, им всё известно, всё доступно! Они, если надо, и покойника разбудят. Возможно, это вариант: пожить у неё до лучших времён, поспать на полу. Она будет переодеваться перед сном… Он будет отворачиваться или выходить из комнаты, и потом, ведь неизвестно как сложатся их отношения, а то можно и вдвоём спать на одноместке. В конце концов, можно снять двухместный номер. А если и с романом пойдут дела в гору, появятся деньги, можно взять кредит, купить не дорогой дом в пригороде… Завести семью, детей… два мальчика и девочку… А что, она вполне годится на роль жены…

          — Ты меня слышишь? — оборвала она его молчание. — Мы сначала выпустим роман малым тиражом, чтобы твоё имя замелькало на прилавках книжных магазинов. Посмотрим, какой будет спрос, а потом можно и миллион экземпляров закатить. У нас, журналистов, так говорят: сначала ты работаешь на имя, потом имя работает на тебя. Кстати, как твоё имя?

          Он хотел выдумать какое-нибудь звучное имя, но почему-то сказал правду:

          — Ну, допустим, Серж.

          — А меня зовут Ольга — отозвалась она.

          — Редкое имя, — тут же прокомментировал он.

          — Меня назвали в честь моей прабабушки. Моя семья — эмигранты из России во втором поколении. Мы стараемся поддерживать русские традиции и бережём родной язык. Мои предки жили в Питере.

           — Между прочим, я тоже из Питера, — безразлично произнёс Серж.

          — Вау! — воскликнула Ольга. — Ты не шутишь? Ты действительно из Питера? А ты умеешь говорить по-русски?

           — Да, умею, — ответил он на русском языке.

          Ольга даже растерялась немного. Уж никак не ожидала встретить соплеменника в такой ситуации, на грани жизни и смерти. А может, это судьба, может, это ей поручено свыше - удержать человека у края пропасти? Поживёт пока у неё, правда, кровать одноместная… не важно. А, может, дела у них пойдут хорошо, так тогда и на такой кровати не тесно. Вдвоём можно заработать достаточно денег, чтобы снять загородный дом… или завести семью. А что, на вид он парень не плохой, ну, сглупил, нервы сдали… " Я спасу его, отговорю" - сказала она сама себе, а вслух воскликнула:

          — Классно! Мы можем вместе поехать в Питер. Я всю жизнь мечтаю туда попасть. Хочу на набережной потрогать зубы у львов! Ты будешь моим гидом? Ты же весь Питер знаешь?

          Ещё бы не знать, да он с детдомовскими пацанами весь его облазил, он такие места показать может, каких не один путеводитель вам не укажет. А почему бы и не побывать в Питере, раз приглашают? Сходить в интернат с хорошими подарками, тётке какой-нибудь презент купить. Он представил себе, как они с Ольгой бродят по Невскому, как на набережной она трогает клыки у львов…

          — Полиция, — прервала она его мысли и указала рукой вниз, — уже полиция подъехала! Не хотела бы я иметь дело с этими ребятами.

          Действительно, возле толпы любопытных суетились люди в полицейской форме. Серж тоже не желал встречи с полицией. Это закончится скандалом и депортацией на родину. Приехать в Питер без гроша, в крохотную коммуналку тётки? А, если тётка умерла? Такая перспектива его не устраивала, но он продолжал медлить.

          — Серёжа! — окликнула его Ольга на русском языке. — Хватит пасти гусей, есть дела поважнее! Давай руку, и пойдём домой!

          Эти слова, произнесённые на русском языке с мягким акцентом, подействовали на него отрезвляюще, словно холодная вода на сонного. Казалось, это окно отворилось не в фонаре, а в самой тверди небесной и звучит это не голос Ольги, а глас Всевышнего: "Серёжа, пёсий ты сын! Я доверил тебе самое лучшее, самое дорогое из своих даров - жизнь. И что же ты с ней сделал? Ты выбросил её в окно, как гнилой помидор, а ведь это не просто грех, это преступление перед всей Вселенной!"

          Внизу подъехала пожарная машина с лестницей. Сергей глубоко вздохнул, громко сказал по-русски:

          — Ну, хорошо! Давай попробуем всё сначала, — и стал осторожно поворачиваться лицом к стене.

          В это время ржавый дюбель, крепивший металлическое обрамление карниза, вышел из своего гнезда, и листы железа выскользнули из-под ног, лишая тело всякой опоры. Он даже не успел понять, что же, собственно произошло, почему рука, протянутая к нему, так стремительно удаляется и, опрокидываясь в своём падении на спину, увидел бездонное утреннее небо, в котором резвились два влюблённых сизаря, бирюзовое, бирюзовое.

 

 

 

          Песчанка 06.08.2019г.

 
 


Комментарии (11)     Рецензии (0)

1
 


#3449286 17.12.2019 09:48 писарчук

Интересный рассказ. Как впрочем всегда у автора

#3449301 17.12.2019 20:06 Merd
Автор мракобес
#3449302 17.12.2019 20:06 Merd
Начал поворачиваться лицом к стене(с) пахнуло классикой
#3449303 17.12.2019 20:09 Merd
Нет, он сделал паузу- я пишу.(с) ВЕРНИТЕ БАННЕР С МИЛЛИОНОМ!!!
#3449304 17.12.2019 20:09 Merd
Тебе навоз нужен?
#3449305 17.12.2019 20:10 Merd
У нас тут месторождение открыли. Могу оформить навалом.
#3449306 17.12.2019 20:11 Merd
Озолотишься как Веспасиан
#3449307 17.12.2019 20:11 Merd
Знаешь такого?
#3449308 17.12.2019 20:11 Merd
Друг Сквера

хорошо только  предсказуемо

#3449356 19.12.2019 14:39 drunk_pierro

Понравилось. По сути готовая история для сценария. Придраться есть к чему конечно, некоторые описания и элементы диалогов нмного отдают пластиком, но придираться не хочется)

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге