ВСТРЕЧИ С ФАУСТОМ. ПОЭМА. Часть X. В психиатрической больнице. Часть XI. В палате.

 
07.01.2020 Раздел: стихи Перейти к комментариям ↓
 

Часть X. В ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЕ.

 

ПСИХИАТР:

Гипнотезёры? Интересно.

Не беспокойтесь, мой сержант,

В смирительной рубашке тихо

У нас на койке полежат,

Им анаболики предпишем

И успокоим резвый ум,

У нас приходит быстро в чувство

Любой взбесившийся шалун.

 

ФАУСТ:

Вы - врач, я вижу: мы - коллеги,

Поймём друг друга с пары слов,

Надеюсь, вы алхимик, доктор,

А не какой-то богослов?

Я не люблю когорту эту,

С недавних пор они нудят,

Что нет земной ничтожней жизни,

Они, наверно, так хотят.

 

ПСИХИАТР:

Вы – доктор Фауст? Вас узнал я,

Как только к нам сержант зашёл,

Он вас назвал гипнотизёром,

Шутник сержант большой ужо,

Хочу я ваш рассказ послушать:

Зачем Вы прибыли сюда,

Где были на морях, на суше,

Какая гнала вас нужда?

 

ФАУСТ:

Вот, разрешите познакомить:

Евгений, мой внезапный друг,

Он ищет истину на небе,

Среди людей всё недосуг.

 

ЕВГЕНИЙ:

Как говорится, мы попали,

Как кур во щи, чего не знали,

Так то, что попадём туда,

Где можно сгинуть навсегда.

 

ПСИХИАТР:

Преувеличивать не надо,

Мы каждому, конечно, рады,

Но, если вылечим, отпустим,

И мы нуждаемся в «капусте»,

За деньги лечим – надо жить,

И каждым местом дорожить,

А для начала, господа,

Посмотрим на меня, сюда,

Потом вас молоточком стукнем,

Достанем нос, закрыв глаза,

Да, вы здоровы, я б сказал,

Но профилактика поможет,

На вашем лбу разгладить кожу

И мысли вредные изгнать,

И, кто вы есть на самом деле,

В анамнез личный записать.

 

ФАУСТ:

Не буду спорить с вами, доктор,

Чем мы больны, то вам видней,

Ведь перед вашим чутким взглядом

Прошло невидимо людей,

Одина лишь мысль меня тревожит,

Не знаю даже, как сказать,

Болеет часто врач хороший,

Об этом может он не знать,

Болезнь душевная коварна:

То ты - дурак, то вдруг - умён,

Дебил и гений ходят парой,

Никто не знает: кто же он.

 

ПСИХИАТР:

Сейчас вы – гений, это верно,

Не буду больше вас пытать,

Прошу лишь вас, мой друг, смиренно

Мне письменно всё написать,

Вас отведут в палату к людям,

Чей выдающийся талант,

(На сто процентов мне доверьтесь),

Увидеть каждый был бы рад.

 

         ПСИХИАТР уходит. Санитары переодевают ФАУСТА и его спутника в больничные полосатые пижамы и ведут в палату к больным.

        

         В палате возле окна стоит в задумчивости ПОЭТ. На кровати, уставившись в потолок, лежит ФИЛОСОФ. По комнате прохаживается ПРЕЗИДЕНТ. За столом сидит АКАДЕМИК и что-то выцарапывает обломком вилки на столешнице. В центре палаты на перевёрнутой табуретке сидит ОЛИГАРХ и пересчитывает бумажные салфетки, доставая их из пачки.

 

Часть XI. В ПАЛАТЕ.

 

ЕВГЕНИЙ:

Попали с вами, мы попали,

Ну, как мальчишки на TV,

Те звёздами эстрады стали,

Какие светят нам огни?

 

ФАУСТ:

Страдать не нужно понапрасну,

Не тот звезда, кто песнь поёт,

Но тот, кто песни сочиняет

И вечно в памяти живёт.

Певцы приходят и уходят,

А песни повторяют круг,

И долго крутится пластинка…

Вы пессимист, мой милый друг!

 

ПОЭТ резко повернулся к вошедшим в палату новичкам.

 

ПОЭТ:

Вы правы, автор – он бессмертен,

Его бессмертная душа

Над вечностью парит на крыльях,

Как Ангел чудо хороша!

 

ЕВГЕНИЙ:

Сегодня все творить стремятся,

Как только выучат язык,

Читателей осталось мало,

Писатель массовый возник.

 

ПОЭТ:

Вы правы, критик мой румяный,

Писателей подразвелось,

И пишут в большинстве коряво,

Грызут обглоданную кость,

Любовную расстроив лиру,

Бумагой застелив постель,

Рисуют задницей картину,

И льётся патокой елей,

И стонут ржавые пружины,

Сопит засаленный матрас,

И повторяется картина

За разом раз, за разом раз.

 

ФАУСТ:

Читают меньше, больше пишут?

Ведь это очень хорошо,

Себя, по крайней мере, слышат,

Раз интерес читать ушёл.

 

ПОЭТ:

Меня послушать не хотите?

За этот стих сюда попал,

Но, как вертите, не вертите,

Смотрел в магический кристалл.

 

         ПОЭТ встаёт в позу Пушкина, читающего стихи перед Державиным, и начинает декламировать своё произведение.

 

Как много нас, писак и графоманов!

И я не чужд скрипучего пера…

Как много нас, которых жажда славы

На суд литературный позвала!

Пришли. Расселись. Во главе стола

Сидит ареопаг литературы:

Тот описал французов шуры-муры,

Другой привёл учёного кота,

Всех перечислить, право, невозможно,

Эй, новенький, здесь осторожно!

Затронешь одного слегка,

Другие враз намнут бока,

Вот юноша принёс на суд

Своё великое творенье,

Из многих строк стихотворенье,

Всё про любовную нужду,

Иного от него не ждут,

Скривился русский эфиоп,

 Нахмурил толоконный лоб,

Ему уже давно претит:

Как ни юнец, так враз – пиит!

Он вспомнил чудное мгновенье

Очередной своей любви

И вымолвил: «Коты, коты!»,

Чем вызвал общее веселье,

От страха перед ним дрожа,

Скользя по лезвию ножа,

Несёт стихи младая дева

(и где накраситься успела?)

В стихах розарий, соловьи

И слёзы о большой любви,

А что ж ты, милая, хотела?

Не женщина ещё ты - дева!

Скучает наш ареопаг

( плохой для стихотворцев знак),

Они в любви познали толк:

Жена – овца, мужчина – волк!

«А где гражданский, мощный стих,

К которому я так привык!?», -

Державин громко восклицает,

А кто его, учитель, знает!

Ты оды для царей писал,

Победы россов восхвалял,

Теперь уж нет побед российских,

Везде бардак, разруха, сиськи,

Смотри, Пелевин вон бредёт,

Очередной рассказ несёт

Про насекомых и банкиров,

Про голубых и сизокрылых,

Сорокин с салом голубым

Во след бежит нас удивить,

Шедевром жирным насолить,

И всех на матерок сподобить.

Не возмущайся, дед Щукарь,

Паши-ка целину в колхозе,

Почили Шолоховы в бозе,

Ты нас лягушками не парь!

Устал ареопаг судиться -

Чай, мужики, а не девицы!

Идут года, спешат года,

За ними слава…Ты, куда?

Есть у кого роман душевный,

Чтоб слёзы на глазах росли,

Чтоб страсти жгли, но не кипели,

И трупы в морги не везли?

Да, это - женские романы:

Объятья, страсть, аперитив,

Любовь, обман, страданья, Канны,

Конец счастливый, но один,

Вздохнул Жюль Верн:

 «Оставьте, Остин!

Как вы подумать так могли?

Романтике сломали кости

И на помойку унесли,

Фантастика и та опухла

От чародейского бабла,

Очкастый мальчик тихо пукнет -

Вонь, как  от старого козла»,

Вот Горький, наконец, проснулся:

«Мать», «Буревестник», - произнёс,

Руки Марининой коснулся:

« А у тебя, мой друг, понос!»

Усатый классик дна не ищет,

Считает, он уже везде,

«Камыш шумит…», - повсюду слышит,

Кто водку приравнял к воде?

Что ж, лучше истину в вине

Глушить стаканами по утру,

Чем всем на мозги сыпать пудру,

Быть неразборчивым в еде,

Как много их, редакторов,

Сидят в журналах, бронзовея,

Была когда-то эпопея,

Сегодня - скучные стишки,

Про человечества грешки,

Ты постарёл, мой милый мальчик,

Так что же сделалось с тобой?

Костюм, как будто плат цыганский,

А галстук, словно носовой,

Другой прошёл огни и воды

В далёкой юности своей,

Но сохранил до наших дней

Все показатели породы:

Чужих к кормушке не пускать,

Своих – до смерти заласкать!

Работай, братец, над ошибкой,

Не напрягайся только шибко,

Иной придёт вслед за тобой,

Но жизнь останется такой!

Кто там пытается подняться,

Желая трезвым показаться?

Есенин, пьяница, поэт!

Как денди лондонский одет,

Спешит домой, к кабацкой драке,

Ему здесь скучно, забияке,

Здесь всех успели причесать

А непохожих - приласкать.

Постой, Есенин, брат, постой!

Ты всё же парень холостой,

Заглянем с горя в Интернет,

Какой там король, а кто валет?

Там всё, в натуре, виртуально,

И до смешного всё банально:

Сливай туда свои стихи

И печь не надо пироги,

Толпа писателей сразила?

Все образованы – беда!

И лезет всяка лабуда,

Все пишут, мало кто читает,

Тебя, и то уже не знают,

Шарп, Вернер… Ну-ка, помоги,

Я тоже встал не с той ноги.

Подраться хочешь по-старинке?

Здесь не получится без pin-ки,

Ты там король, а здесь – пароль,

Логин, пожалуйста, изволь!

Не стих здесь нужен, а формат!

Гейтс всё придумал, ну и  гад!

Слабо к порталу подключиться?

Учиться надо и учиться!

Иначе скоро пропадёшь…

А, может, спонсора найдёшь?

Талант сейчас ничто без денег,

Без дворника не нужен веник.

Нет, лучше, ты иди домой

Своей дорогой столбовой!

И прихвати с собой коллег,

В серебряный двадцатый век!

 

ЕВГЕНИЙ:

Хорош! Хорош! Не скажешь лучше,

Тебя за это здесь замучат,

Пиши любовные стихи

И все простят твои грехи!

 

ФАУСТ:

Пример давно избитых истин:

Конюшни авгиевы чистим,

Когда утонет с головой,

Психиатрический больной.

 

         ФИЛОСОФ, лежащий на койке, заинтересовался возникшим разговором с вновь прибывшими.

 

 

ФИЛОСОФ:

Все флаги, вижу, в гости к нам,

Плывут по вспененным волнам,

Опять загубленные души

Мы будем бесконечно слушать,

И спорить будем до тех пор,

Пока укол свой не получим

И задницу с иглой не случим,

Наступит чудная пора:

Спокойно спится до утра.

 

ЕВГЕНИЙ:

Страшней всего больной философ,

Он под здоровенького косит,

Свои он мысли выдаёт,

Как будто бы не идиот.

 

ФАУСТ:

Нет философии заразней,

Чем бытовой идиотизм,

Как нет теории опасней,

Чем упрощённый коммунизм.

 

ФИЛОСОФ:

Я вас узнал, вы – доктор Фауст,

Встречались с вами мы вчера,

Скакал и я, одет под ведьму,

У разведённого костра,

Вы не заметили мой профиль,

Я вам показывал анфас,

А друг ваш всё в ладони хлопал,

Пускаясь с ведьмой в буйный пляс.

 

ФАУСТ:

Как у костра вы появились,

Когда пробил ваш скорбный час?

 

ФИЛОСОФ:

Как только там вы проявились,

И Сатана представил вас,

До этого там было грустно,

И Сатана не правил бал,

На кухне он моей капустой

Закусывал с женой скандал.

Она кричала: К чёрту! К чёрту!

Такую праведную жизнь,

Мой муж – философ!

Это гордо для уха каждого звучит,

Но, если не хватает денег

Достойно и прилично жить,

Готова я хоть старой ведьмой

У Сатаны свой век служить!

И чёрт рогатый проявился,

Схватил меня и сгрёб жену,

И с нами вместе приземлился

На недалёкую Луну.

Врачи мне верить не хотят,

Шизофрения –  всё твердят!

 

ПОЭТ:

Вот! Вот! И мне - шизофрения,

Жене на ушко говорят,

Как будто сами не больные

И вместе с нами не сидят!

 

АКАДЕМИК  перестал царапать стол, встал и заложил руки за спину.

 

АКАДЕМИК:

Прошу внимания, господа!

Проблема эта разрешима,

Нам должно всё обдумать так,

Чтоб принял к рассмотрению ВАК*

_____________________________

*ВАК – Высшая аттестационная комиссия по рассмотрению кандидатских и докторских диссертаций.

 

ФАУСТ:

Пропало дело, если мы

Начнём проблему обсуждать,

Потом от ВАКа будем ждать

Своих итогов подтверждение:

Орлы не любят птичье пение,

И каждый к критике мастак,

И знает точно делать как,

Мы сами разрешим сомнение,

Нам только бы узнать пустяк:

Где черпаете вдохновение,

Чтоб философствовать вот так?

 

ФИЛОСОФ:

Я мучаюсь одним вопросом:

Первично что: материя иль дух?

Казалось бы, что это просто:

Бог подарил нам сразу двух,

Двух близнецов - материю и дух,

Кого же кто здесь порождает,

Нам не сказал об этом вслух.

.

 

         ПРЕЗИДЕНТ прекратил хождение из угла в угол, подошёл к кровати, взял в руки подушку и прижал к груди, как бы защищая себя от пули киллера.

 

ПРЕЗИДЕНТ:

Считал всегда философа опасным:

Устои государства подрывает

Своими рассуждениями он:

Чем твёрже по земле народ шагает,

Тем больше он болеет за футбол,

Философов мы гнали из России,

Поэтому она ещё жива,

Мы, господа, сюда вас не просили,

Без вас хватает всякого гавна!

 

ОЛИГАРХ перестал пересчитывать бумажки.

 

ОЛИГАРХ:

Господин президент, конечно,

Нам опасны мыслители эти,

Ничего им не нужно на свете,

Кроме истин мешающих вечно

Делать деньги, в товар превращая

Чудеса виртуального рая,

Я давно предлагал главврачу:

Выслать умника на Канары,

Завтра я туда полечу

И его захвачу, пожалуй,

Пусть горит на песке горячем.

Тонет в море тёплом и синем,

Проститутки возьмут его силой,

Отупеет от жизни свинячей,

А сейчас придёт санитар,
И двойную нам вколет дозу,

Вот она – нашей жизни проза

И билет на фильм «Аватар»!

 

ЕВГЕНИЙ:

Пора отсюда выбираться,

Пока не начало казаться,

Что лучше места в мире нет,

А вы глупее, чем сосед,

Спасайте нас, великий Фауст,

Достаньте магию свою

И  срочно к делу примените,

Вы можете, когда хотите!

 
 


Комментарии (3)     Рецензии (0)

1
 


#3449647 08.01.2020 13:32 sevu

#3449648 08.01.2020 18:09 Merd
Степанов голова!
#3449924 19.01.2020 20:26 Terry_D

у нас на койке полежат. дальше не читал. а зачем? ты автор, всякую хуйню готов нести ты в эту биомассу. нет, ты пройди расстрел, тюрьму, расскажещь нам как было, без прикраса. ну или что там, колледж, ПТУ? ну или как теперь назвать всё это модно? ты знаешь, лучше самому пройти сквозь ад и стать свободным. вот расскажи про этот личный ад, и покажи свободу, а не пьяный базар вчерашних дошколят, которые уссутся, если мама не даст им ежедневный шоколад.

 

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге