Литературный конкурс
Автор: Azad

Бог знает лучше Отрывки

 
28.02.2020 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

"А глумливое пророчество 

Настоящим заверяется 

Все проверено все сходится 

Даже сказочка хуевая 

Сослужила службу - слушали 

И качали головами в такт 

И пускали светлый дым в потолок 

Только сказочка хуевая 

И конец у нее не правильный 

Змей-Горыныч всех убил и съел"

…Мику посмотрела на меня. -Что? — -Странно. Но… Я тебя помню. Ты на тусовке был. Точно ведь. Погоняло Седой. Только ты в джинсе был, а не в форме. Помнишь, ты из ментовки нас вытаскивал. Не, блин, это же ты был. -Вряд ли, я у вас в городе никогда не был. Она почесала в затылке. -Точно? — Ну да… — Ну не знаю. Алиска вот думает что ты глюк. Чёрт, может правда по обкурке было… — Стоп-Она ткнула в меня пальцем. -Ты песню пел. Сейчас, подожди. Она длинная была.

«Нас учили всю жизнь кричи не кричи.

И мы знаем два слова: Ползи и молчи.

Нам никогда не увидеть рассвет над водами Ганга.

А те кто когда-то молился за нас,

Те давно уже сами живут среди нас…»

У нас её сейчас всегда поют. Я сама Лиске показывала как играть. Не ну правда ведь. -А… — Ульянка? Она тогда в больнице лежала. Папаша, сука… Мику вздохнула. — Сам-то как считаешь. Ты кто?

Я пожал плечами. — Глюк. Мику поморгала… -Не пизди. Глюки не поют. И портвейн не пьют. О, точно. Ты же что-то про контузию говорил. Поэтому и не помнишь. Она хмыкнула. — Глюк, бля… Подумаешь контузия. Вот Петруччо возьми. В позапрошлом году футбол гонял, а сейчас на костылях без ноги. Зато с медалью. -Афган? Мику кивнула. — Он смеяться разучился. Представляешь. А кто ответит-то…

Выйти в путь молодым, а в пути стать седым —

Но никто не уйдет отсюда живым.

Нам никогда не увидеть рассвета над водами Ганга.

Так наливай посошок, и зашей мне мешок,

Вот тебе гвозди, вот тебе молоток,

Вот две доски для креста, вот и Бог, и порог,

И скатертью любая из закрытых дорог!

Нам никогда не увидеть рассвета над водами Ганга…

Ветер заметал позёмку на крыше. Какие-то мешки, рулоны, треснувшее бетонное покрытие. Обычная заброшенная новостройка… Сквозь хлопья снега видны детские фигуры. Четверо. -Мику, не сиди на бетоне… — Ага- хмыкнула девочка с длинными волосами аквамаринового цвета, сидевшая, поджав ноги на самом краю. — Про радикулит ещё скажи. Сзади дрогнули и приблизились тени. — Сука…- рыжеволосая с глазами, отливающими жёлтым, присела перед такой же рыжей помладше. — Уля, может быть… — Та шмыгнула носом. — А какая разница? ОН меня всё равно убьёт. Я лучше с вами, вот. Лиска…- Они обнялись. — Костя — зеленоволосая встала и повернулась к четвёртому. Волосы цвета вороного крыла, точеные черты лица. — Помоги, волосы подержи. Мику достала из-под куртки нож. Тени отступили. Послышались шипение и треск как от работающей радиостанции. Или ветер… — Боятся — она презрительно фыркнула, чиркнула лезвием по волосам и положила их на крышу. Мальчик стянул с себя свитер, положил рядом. — Ты чего? — -Мамин подарок. Не хочу в крови пачкать. — Костя, я люблю тебя. — Слушай, — рыжая постарше удивлённо посмотрела на Мику — а откуда у тебя… — Седой подарил. Рыжеволосая, прикрыла глаза. — Почему его нет… — Он же погиб, ты же слышала. Пора. Тени сзади всё ближе. Божья коровка улети на небо. Только один вопрос. Что вы будете делать когда убьёте всех нас?

Будете счастливы? Наивно наверное.

Вот и всё. Оставайтесь. А мы улетим в лето. Не догоните, не найдёте.

Бетон ушёл из-под ног и звёзды оказались совсем рядом. Протяни руку и возьми. — Мику!!! — Лиска, глупая, ты вниз не гляди. Ты в свет смотри. — Ладно, не учи… КОСТЯ!!!

— ПАПА!!! Я ЖЕ ЛЕЧУ!!! Я ВЗАПРАВДУ ЛЕЧУ!!! ЗДО…

Боли уже не было. Только тёплый асфальт под щекой. То ли от крови, растопивший лёд, то ли от летнего зноя…

Оказалось небо сирым потолком,

Повязалась нитка строгим узелком.

Кто-то плакал — только стены да кресты

Быстрой спичкой посредине темноты.

Без рубашки, вдаль, студеною рекой,

Из всех тяжких, — дремлет ангел-часовой;

Век, что ль, грязью — глупо, видно, сгоряча

Убежала непослушная душа.

Убежала, и погоня не нужна —

Всем отмерит леденелая вода,

Всех согреет леденелая вода,

Поцелует цепко гордые уста.

А над полем бледной тенью слепнет снег,

Сладко-сладко убаюкивает снег:

Спите-спите, тают хлопья по воде;

Спите-спите — все сбывается во сне.

Скрипнет-скрипнет ключ в неведомой двери.

Боль снаружи. Веселее там, внутри!

Страшной песней, небывалою весной,

Интересно не вернувшимся домой.

На открытке мятой — детское лицо.

Белый саван. Белый — снегу все равно.

Доски — крылья… Хватит — некуда летать.

Снилось — были, а приснилось — умирать.

Оказалось небо сирым потолком,

Повязалась нитка строгим узелком.

Кто-то плакал — только стены да кресты

Быстрой спичкой посредине темноты.

 

… Рыжеволосая девочка в майке и потёртых шортах перевернулась на спину, села. — Алиса, а чего мы тут… разлеглись-то? Рыжая постарше, лежащая рядом, пожала плечами. -А в кайф ведь. — АЙ!!! — - Вы чего там, Мику? — Девочка с длинными волосами цвета морской волны, смеясь, руками и ногами отбивалась от черноволосого мальчика. -Костя!!! Не щекоти меня, а то больно врежу. Ульянка тем временем переключилась на лежащего рядом мужчину с длинными седыми волосами и шрамами на лице. — Ой, а ты как тут… Алиса пихнула седовласого босой ногой. — Слышь, Седой, действительно. Говорили же что тебя убили. Тот приоткрыл левый глаз и ухмыльнулся. -Ага. Я тоже слышал, в курсе… Мику, кое-как отбившись от Кости, села, обхватив руками колени. -Ты чего? — Ничего. Она улыбнулась. — Просто… Каникулы только начались, всё лето впереди. Это же здорово… Алиса встала, отряхнула джинсы, поправила цепочку на шее с двумя обручальными кольцами, потянулась за кедами. — Пошли тогда на речку. На наше место. Ульянка ойкнула. — А можно? — Можно-можно. Мы же… Пошмыгав, Ульянка подёргала мужчину за рукав военной рубашки. — Тогда… Я мороженку хотю, Вот. Тот сел, зевнул. — Ладно, всем по эскимо. Похлопал себя по нагрудному карману. — И сигарет надо взять… Он встал, надел рюкзак и закинул на плечо гитару. — Пошли.

И впереди было целое лето.

 

Не дожившим до рассвета дайте медную монету,

Шоколадную конфету и полезные советы.

Заверните белой тряпкой всех, гонявшихся за солнцем

В кабаках и переулках, за сто жизней световых – 

 

До далеких звезд, 

Что снились серому коту на одной из крыш.

Под ногами мост –

Черна вода – что ж, берег дальний, ты молчишь? –

Твое имя – Жизнь.

 

Вечная метель над нами, трассами и городами,

Адресами позапрошлыми, бесхозными словами,

Что гоняет время-ветер по декабрьской планете,

По пролетам стылых лестниц, и летит прочь моя песня –

 

До далеких звезд,

Что снились серому коту на одной из крыш.

Под ногами мост –

Черна вода – что ж, берег милый, ты молчишь? –

Твое имя – Жизнь. 

 

Из квадратных уравнений кладбищ, кубиков многоэтажных,

От дорог на все четыре, дальше пятикнижий даже –

Берендеевые тропы, конопляные обрывы,

Глас шестый в церковном хоре:

О погибших молчит море, –

До далеких звезд,

Что снились серому коту на одной из крыш.

До далеких звезд...

 

 
 


Комментарии (2)     Рецензии (0)

1
 


#3450486 24.03.2020 22:20 Terry_D

да вроде и здорово, а брака много. позёмка на крыше... ну покрышкой назови, не так же. там много мелкого дерьма, не охота всё разбирать. но стиль автора нравится.

#3450632 12.04.2020 14:10 Azad

ответ на комментарий пользователя Terry_D : #3450486

не хуя если честно не понял. неважно.

 

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге