Литературный конкурс Литературный конкурс
Автор: Docskif11

Там за холмом у широкой реки

 
27.05.2020 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

     Машина остановилась у спуска к ближним дачам. Было то самое нежное время, когда утро только-только начинает сменяться пыльным зноем приближающегося полдня. Семён вышел, чтобы купить арбузы у местных торговок. Его женщины и дочь дремали сзади, на переднем сиденье обтирал лицо влажными салфетками Эдик. Семён выбрал пять полосатых арбузов с сухими хвостиками. Вынутая из рябого бока алая пирамидка приятной сладостью освежила язык. Рядом, на руле мотоцикла висели в ожидании покупателей крупные вяленые лещи. Продавец, коренастый мужик с черным чубом и тяжелым похмельным взглядом сидел в коляске, отгоняя веткой мошкару. Эдик высунулся и помахал рукой из окна, показывая Семёну на рыбу, но тот отрицательно замотал головой. Арбузы еле влезли в переполненный багажник. Как только Семён взялся за руль, Эдик стал брюзжать:

       - Ну, чего ты, Семёнчик, я пивка набрал, можно было бы лещика прикупить, вечно ты со своими предрассудками! – он смотрелся в зеркало на обратной стороне солнцезащитного щитка и в сотый раз поправлял аккуратную бородку испанку миниатюрной щеточкой. Семён потер затылок.

        - Слушай старших, Эд, и не блажи. На рыбалку со своей рыбой? Я, может, много чего в жизни не понимаю, но тут принципиально нет! Закон такой! И твой приезд сегодня на дачу ничего не изменит.

        Эдик взглянул на его крепкий загорелый затылок, ладные плечи, красивую линию губ и вновь почувствовал, как дымкой нежности заволакивает его, всегда неосторожную, фантазию. И вдруг злость ядом сменила мечтания, откуда-то наползло темное: «Все-то ты знаешь, все у тебя случилось… Будь ты проклят, дружочек, со своей правильностью… А мне? Что останется мне? Вечно ждать тебя в своем салоне? Посмотрим... Судорогой передернуло лицо.

       - Ах! – оглушительный хлопок раздался из-под машины. Дочь и женщины вскрикнули одновременно, заметались спросонья. Щеточка выпала из руки Эдика на пол. Это под тяжестью, перегруженной на жаре машины, подняв облако пыли и разогнав торговок, взорвалась старая камера колеса. Она уже дважды вулканизировалась, и вот... В самый неподходящий момент. На заднем сиденье стали рассказывать друг дружке, как они испугались. А там вдалеке за холмом невозмутимо и плавно текла к южному морю широкая река.

 

        Жена Семёна слушала болтовню молодой женщины и жарила пойманную утром щуку на увитой виноградом веранде дачи. Высокая, с сильно раздавшимися после родов формами, с добродушно широким, вечно красным лицом и маленькими блеклыми глазками Светлана готовила вкусно, особенно рыбу. Как рассказывал Семён, в общаге института он пожил со многими, но вкусно готовила только Светка, так он и женился. Дочери Наташе было десять. Она росла счастливо и в любви, была похожа лицом и характером на своего отца. Наташа одна в семье любила рыбалку так же, как Семён. Скандалы иногда случались, в разгульном запале, после пары стопок Семён мог нагородить всякого, и сдержанным никогда не был, но мудрые решения Светланы всегда устанавливали мир.

Сегодня их подруга Ирочка, сидя в плетеном кресле, тараторила про то, как на работе позавчера к ней приставал сам начальник, а она, как бы с испуга, не согласилась ни на что. О чем теперь жалела, так как все же хотела поехать на этот, как его, болгарский курорт. В отличие от тумбообразной Светланы она имела прекрасной стройности и соблазнительности фигурку. Лицо ее можно было бы назвать красивым, если бы не постоянная печать глупости, которая, как ни странно, была осознана ею и, более того, устраивала Ирочку. Жила она сама, в однокомнатной квартире, через один квартал от их дома. Кто и кого с кем познакомил, они уже не помнили... Или, старались забыть.

        Светлана перевернула шипящую на сковороде щуку и прервала ее откровения:

        - Постой, успеешь ты еще на… работать на свою Варну. Я хочу с тобой серьезно поговорить, пока мужики с ребенком на рыбалке. Ты способна сосредоточиться сейчас? - Ирочка обескураженно притихла, распахнула глаза побольше обычного и закивала:

        - Светка, если ты про долг, то я после отпуска.

        - Нет, я про Сёму и тебя… Не делай такое выражение… Знаю я все давно, только сейчас другое дело. Ты впервые с нами на даче, когда здесь Наташа, - она выключила плиту и села в кресло напротив, - так вот, дорогая, если увижу, что уединяетесь где-нибудь – покалечу обоих! Ты знаешь меня!

Она стала вытирать полотенцем большие веснушчатые руки, глядя ей прямо в глаза, и Ирочка испуганно поджала под себя ноги.

         - Ну-у, подружка.

         - Да, ладно… Я своих последних подружек еще в институте извела. А ты мне нужна для того, чтобы Семён мог иногда пар выпускать… особенно, когда на рыбалку не может поехать… Поняла, дорогая? Так вот, при Наташке я ему кобелировать не позволю, и ты подальше будь со ртом своим красивым от его ширинки.

       Ирочка свернулась в кресле, укрылась с головой пледом и стала дергать плечами, изображая плач. Соус из слив с чесноком, орехами и перцем, приготовленный Эдиком перед рыбалкой, ждал в кастрюльке. Придвигался вечер, самое время клёва.

        Для того чтобы ловить с борта втроем, нужно было поставить лодку поперек течения на два якоря и растянутый между ними трос. К нему и предстояло привязать лодку другим бортом. Семён помог Наташе забраться, Эдик, кряхтя, влез сам. Уложив снасти, Семён принялся привязывать трос к кольцам якорей, внутренне дрожа от предвкушения вечернего улова. Эдик сегодня был неразговорчив, накануне ночью он не уснул совсем, выкурил целую пачку, выпил три чашки кофе и все утро собирал сливы для соуса. Готовить его научила мама, а отца Эдик не знал. Работал после училища стилистом в модном салоне, его знали многие в городе, иногда заходил туда постричься и Семён. Они познакомились. Эдик был красив, по-юношески строен. Узкое, с правильными чертами, лицо и блестящие карие глаза, чуть румяные щеки оттеняла небольшая ухоженная бородка. Однажды он здорово постриг Светлану перед ее юбилеем, был приглашен на дачу, и с тех пор стал бывать у них дома, всегда уговаривая Семёна прийти к нему в салон. Детей Эдик стричь не любил, и для Наташи исключения не делал. Он любил в Семёне все то, что не нравилось Светлане. Его, как она выражалась, припадочность, несдержанность, бытовую безалаберность, необязательность в отношениях и даже его легкий алкоголизм. Семён начинал что-то чувствовать, и незаметно для себя стал грубить Эдику, от чего тот страдал, прячась за мрачным молчанием. После рано умершей матери остались какие-то деньги, и Эдик пригласил рабочих, которые сделали в квартире великолепный евроремонт. В идеальной чистоте была вся в черном кафеле и огромных зеркалах ванная комната. Сияла и кухня со всеми бытовыми причиндалами для его частых кулинарных опытов. После знакомства с Семёном сюда все реже стали наведываться клиенты, с которыми он заводил знакомства в салоне. Рыбалку Эдик не понимал и ненавидел за грязь, сырость и ранние пробуждения, но сегодня сам напросился с ними на вечернюю зорьку. Глядя на ловкие, со змейками вен, руки Семёна он мрачнел с каждой минутой, забыв о своей любимой бородке, зеркале и щеточке. Наташа хохотала от души, наблюдая за водомерками и гоняя стрекоз. От ее смеха у Эдика начался какой-то внутренний нервный зуд, вернулись, спрятанные было, неизбежные мысли про себя и Семёна.

      Еще только начинало сереть, когда они подплыли ближе к фарватеру реки. Это было опасно из-за проходивших иногда барж, но Семён знал, что по вечерам вероятность встретиться небольшая. Им нужна была глубина, Семён чуял сегодня большую рыбу. Один якорь уложили на корму, другой на нос. Привязанный к ним трос лежал свернутой в кольца бухтой у левого борта. Наташа с Эдиком сидели на средней лавочке. Опустив руку в воду, Наташа радовалась мощной струе течения и прохладным брызгам.

     - Па, смотри… я гребу сама! Ты мне малька поймай, я баночку уже приготовила, смотри, папа!

     - Поймаю, потом, не мешай сейчас… Ну, начнем, пожалуй, - Семён поднялся, сбросил якорь с кормы и стал веслами подруливать лодку. Трос, петляя и шурша о борт, устремился в воду, увлекаемый тяжелым якорем. Семён отдал весла Эдику, собираясь быстро перейти на нос, чтобы сбросить второй якорь и держать трос. Когда он был уже на носу лодки спиной к ним, Эдик боковым зрением увидел, как ступня Наташи в белом сандалике упирается в дно совсем рядом со стремящимся в воду тросом. Секунду помедлив, его нога в кроссовке подтолкнул ногу девочки в петли. Они мигом намертво затянулись повыше ступни, где кончался носок. Наташа не успела даже вскрикнуть. Сильное течение, несшее лодку вниз, и трос, тянувшийся за ставшим якорем, сделали свое дело. Худенькое тело мгновенно выбросило за борт и потащило на дно, в водовороте закрутился белый сандалик. Семён услышал всплеск и обернулся... Выкрикнув: - Держи трос!! - он прыгнул в темнеющую реку за дочерью...

      Эдика стошнило прямо себе на грудь. Кривясь от отвращения, он стал быстро обтираться влажными салфетками, с которыми не расставался. Он долго и тщательно все стирал и стирал пятно с модной сорочки. Трос уже весь ушел под воду и натянулся дрожащей струной. Потом он стал дергаться в разные стороны, рассекая волны. Второй якорь зацепился одной лопастью за борт у носа и лодку резко развернуло. Наконец, выше по течению показался Семён, он медленно подтягивал себя к лодке по тросу, иногда изнемогая и позволяя волне накрывать его с головой. Захлебываясь, кашляя и синея, он пытался что-то кричать, но сил не хватало даже на это. Одной рукой он прижимал к себе обвисшее тело дочери. Эдик плача и воя, взялся трясущимися руками за трос, чтобы подтянуть лодку к Семёну, но корабельный гудок остановил его. Он замер, оглянулся. Со стороны фарватера к нему приближался огромный сухогруз. Лодку сильно закачало. Еще несколько минут, и она уйдет под винты. Сухогруз надвигался, протяжно и надсадно разрывая гудками тишину вечернего сумрака. Эдик увидел, как его черные руки в вате спустившегося тумана, сдирая ногти отрывают лопасть якоря от борта, как якорь падает и увлекает трос, а затем голову уходящего на глубину Семёна. Он долго и бешено греб из всех своих слабых сил, чтобы не попасть под корабль. Вытянув лодку на берег, Эдик упал в вечернюю росу и провалился в холодный морок.

 

       Щука была великолепна. Она золотилась корочкой на красивом фаянсовом блюде, присыпанная луком, укропом, карри и чабрецом, заполняя ароматами летнюю веранду. Светлана разбудила Ирочку, и они сели ужинать, не дожидаясь рыбаков. Пиво, привезенное Эдиком, понравилось Ирочке, а Светлана открыла для себя бутылку «Каберне». Дневного разговора, как будто не было. Обсуждалась дача, которая давно требовала ремонта. Семён держал в порядке лодку и гараж, мало заботясь о розетках, выключателях и всяких там кранах в доме, из-за чего случались стычки с женой во время редких приездов, но дело так и не двигалось. Эдик и подавно ни к чему такому рук приложить не мог. Стилист. В их беседе это звучало уважительно, но с долей жалости, как к слегка ущербному мужчине. О его нетрадиционной настроенности обе догадывались, но Светлана и подумать не могла, о ком конкретно и давно мечтает Эдик. Когда женщины, излив вдоволь сарказма, уже были готовы приступить к щуке, Ирочка вспомнила:

        - Соус! Света, мы же забыли соус! Эдик днем сделал что-то типа ткемали пока мы дрыхли… Он еще сказал, чтобы мы обязательно попробовали его, пока они будут рыбачить… - Света принесла кастрюльку, и они полили темно-бордовым соусом куски белого щучьего мяса. Стал ложиться туман, и со стороны реки тревожно донеслись длинные гудки.

         - Слушай, а может, подождем их? Смотри, темнеет, должны скоро вернуться… - как примерная жена, Светлана хотела дождаться мужа, гостя и дочь. Ирочка фыркнула:

          - Да, ну их. Жрать уже хочется, а после пива тем более… Давай!

          Светлана отложила лучшие куски и отлила ткемали Эдика в соусницу для рыбаков, потом, чокнувшись, они приступили к щуке. Соус был очень хорош, кислые нотки сливы, легкий чесночный и ореховый тона и дурманящий карри от щуки со сладостью поджаренного лука. Это был вкусный, но ничуть не теплый дачный ужин двух таких непохожих женщин одного мужчины. Светлана вино пила редко, она предпочитала немного хорошей водки, и сейчас очень удивилась действию на нее «Каберне». В голове стало гудеть, как в детстве, когда она с подружками бегала слушать рельсы и угадывать приближающийся поезд. Но с каждой минутой этот поезд в голове приближался все ближе и ближе. Через минуту он уже грохотал колесами на стыках во всем теле. Светлана почувствовала, как судорожно хватает руками скатерть. Во рту пересохло так, что она стала ощущать наждачную шероховатость языка, потом он стал огромным и совсем онемел. Светлана в ужасе попыталась встать, но ноги вросли в пол. Стало невозможно вдохнуть, в горло как будто налили холодный бетон, и он перекрыл воздух. Последнее, что она увидела, было лежащее на полу веранды лицо Ирочки с вылезшими из орбит глазами и бордовой пеной на губах.

        Он зашел на веранду, преступил через тела и вылил остатки соуса в раковину. Щуку сгреб с тарелок, завернул в газету и сжег в саду. Зачем он это делает? Господи! Он не хотел так… Семен не должен был утонуть… Только она! А его боль Эдик взял бы себе... И дал жизнь. Проклятый корабль! Да, он испугался, что утонет вместе с ними... Только он... Только он один должен был любоваться его стриженым затылком и чувствовать его крепкие руки с милыми венами, обнимать плечи и вечно смотреть на красивую линию губ. Теперь он ненавидел то, что было его, Эдика, естеством, что предательски и невыносимо сладко просилось наружу. Почему сейчас?.. Это тоже теперь надо убить… Эдик, не замечая ночи и не слыша стрекотания сверчка, прошел к гаражу и вынул из багажника свой электро гриль. Надо пойти в дом, там чище. Вилка долго не могла попасть в болтающуюся розетку, не слушаясь дрожащих рук. Когда обе пластины гриля нагрелись докрасна, он положил на одну свой член и с криком придавил другой. В глазах потемнело, запахло паленым мясом, Эдик завыл, стал открывать гриль, но он защелкнулся и пальцы соскальзывали с замка. Одной рукой он потянулся за вилкой, чтобы выдернуть, но слезы мешали и розетка, рассыпавшись до оголенных проводов, наконец убила его.

 

        Под тяжестью перегруженной на жаре машины, подняв облако пыли и разогнав продавцов, взорвалась старая камера колеса. Она уже дважды вулканизировалась, и вот. В самый нужный момент. Несколько секунд в машине было тихо, а потом женщины и дочь стали рассказывать друг дружке, как они испугались. Делая вид, что никак не может найти на полу свою щеточку, плакал Эдик. Семён вышел и осмотрелся. Заднее левое нужно было менять, а это морока, придется вынимать вещи из багажника. Все вышли помогать. Когда сумки, арбузы и удочки уже лежали на обочине, Семён стал менять колесо. Ирочка подошла к продавцу лещей. Мужик, обрадовавшись, что будет наконец на что опохмелиться, не торговался и уступил очень дешево. Погрузились. Злой, потный и пыльный Семён завел мотор и вдруг ощутил запах вяленой рыбы в салоне. Он взбесился:

         - Это что, вашу мать, за херня?!

         - Сёма, ты совсем?!.. Наташа в машине… - Светлана зашикала на мужа. Ирочка захихикала.

         - Не надо, Сёмочка, ты можешь не есть, раз для тебя это так важно. Прости меня, так захотелось с пивом. И дешево!

         - Ну, ты и дура, просто сказочная курица, - Эдик развернулся и запустил в нее своей щеточкой, но попал в Наташу. Она заплакала, больше от испуга.

         - Все! Амбец! На сегодня с меня хватит! То, что рыбалки нормальной не будет мне уже ясно! Не случилось! Чтоб я еще раз взял тебя с собой! И тебя! Дурные знаки! Один за другим! Всё! Едем домой!

         Взревев, со второй скорости машина вылетела на трассу, оставляя позади торговок с арбузами, мужичка на мотоцикле с лещами и широкую реку за холмом.

          

          

 
 


Комментарии (6)     Рецензии (0)

1
 


"Дочь и женщины...." 

"Эдика стошнило прямо себе на груд..."

"Для того чтобы ловить с борта втроем, нужно было поставить лодку поперек течения на два якоря и растянутый между ними трос. К нему и предстояло привязать лодку другим бортом."

...

тут, что не строка, то огурчик! 

в НЕТЛЕНКУ на место "Гибели Богов" 

#3451203 02.06.2020 13:51 Docskif11

ответ на комментарий пользователя Шесть Грустных Букв : #3451145 О, как! Спасибо...

 

#3451241 02.06.2020 22:14 da-vi-da

Жена Семёна слушала болтовню молодой женщины и жарила пойманную утром щуку на увитой виноградом веранде дачи. 9С0

Щуку жарят на сковороде, а не на веранде 

#3451242 02.06.2020 22:15 da-vi-da

Многословно. Детали налезают друг на друга

#3451255 03.06.2020 09:42 Docskif11

ответ на комментарий пользователя da-vi-da : #3451241ну вы же поняли на чем жарилась щука? И читатель понял - не надо )))

 

#3451256 03.06.2020 09:43 Docskif11

ответ на комментарий пользователя da-vi-da : #3451242 было бы многословно, если бы щуку жарили на сковороде на веранде

 

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге