Алёна, Крыса и другие части тела

 
27.06.2020 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

Жила была девочка, которая ничего не боялась. Ни жуков, ни пауков, ни тараканов, ни собак, ни крыс, ни мышей. Даже учителей она не боялась, ну и правда, чего их боятся? Руки-ноги они точно не оторвут и даже не укусят. Чужих людей девочка тоже не боялась, хотя знала, что многие могут быть опасней змеи или паука, затаившегося в темном уголке.

Мама на девочку внимания обращала очень мало, даже кормить забывала, так что иногда, девочка ходила в магазин и брала продукты под карандаш. Съедала всё сразу на месте. Знала, что дома отберут и накажут.

Иногда она делилась едой с крысой. Та выползала на шум из-под ларька, за которым пряталась наша девочка, чтобы сточить все добытое нечестным путём. Девочке не жалко было кусочка дешёвого сыра или горбушки хлеба.

- Алёна, - представилась как-то девочка.

- Крыса – ответила крыса

- И всё? – удивилась Алёна, даже не заметив с кем общается.

- А что ты хотела? Нас так много, что имен на всех по-любому не хватит.

- Ну да. Сыру ещё хочешь?

- Давай.

Через пару минут Крыса добавила:

- Спасибо.

- Пожалуйста.

Алена подумала, а с одной ли и той же крысой она общается здесь на задворках магазинов, между мусорными баками и гаражами, как вдруг, Крыса перебила ход её мыслей:

- Домой будешь идти, так иди дворами, через гаражи не ходи. Котёнок там сдох, так наши его подъедают, зрелище то ещё!

- Всего то?

Крыса обернулась и добавила:

- Ну и ещё придурок один там окопался сегодня, маленьким девочкам вредно для здоровья с такими встречаться.

- Я не маленькая! Мне уже двенадцать!

- Тому, что двенадцать, что четыре, что сорок четыре. Улицей иди или дворами.

Сказала и исчезла.

С того самого дня Алена стала слышать всякое и понимать намного меньше.

Мама её по-прежнему пьянствовала со всякими, кормить и заботиться о дочери забывала, и друзей у Алены тоже не прибавилось. Ну кто захочет дружить с такой девочкой? Одежда старая, а иногда, подобранная прямо из мусорных баков за домом, квартира грязная, заброшенная, у стенок ряды пустых бутылок, на потолке паутина, немытая посуда в раковине, заплесневевшая ванная, остатки еды и обрывки газет разбросаны по всем углам. В общем, жизнь Алены мало изменилась, зато она стала замечать, что по ночам у неё появился слушатель. Сидя в постели, в темноте своей комнаты, Алена чувствовала присутствие. Говорила в пустоту, не ждала ответов, но понимала – кто- то слушает. Тщетно старалась увидеть друга, включала свет – на неё смотрели грязные стены комнаты. Выключала, погружаясь в уютные объятия темноты и ощущала себя менее одинокой. Никто с нею не заговаривал, за ноги из-под кровати не хватал, холодную, мокрую лапу на грудь не клал. Но был.

Алена рассказывала этой темноте о своих делах, о музыке, которую слышала из киосков, о новых знакомых, прохожих или посетителей парка, за которыми она наблюдала в течении дня, о книгах, которых она не читала, но хотела бы прочесть.  И жизнь начала налаживаться.

Как вдруг, однажды ночью, находясь на границе между сном и реальностью, Алена услышала звук.

Звук доносился из закрытого шкафа. Старый, поломанный шкаф стоял в углу комнаты, в нем Алена хранила все свои жалкие вещи, учебники и книжки, которые смогла достать из тех же мусорных баков, что и джинсы со свитерами.

Из шкафа слышалось шуршание, как будто кто-то перелистывал страницы, скребся между карандашами и тетрадками. Так как Алена была девочкой, которая ничего не боялась, то она долго не думала, ноги к груди от страха не поджимала и кричать не собиралась – мало ли ещё мама притащится, видеть её пьяную рожу Алене не хотелось.

"Может быть, Крыса пришла почитать первый том Гарри Поттера" – подумала Алена, встала с постели, подошла к шкафу и приоткрыла раздвижную дверь.

В темноте она ничего не увидела, а включать лампу, теряя последнего друга она не захотела.

Так, в слабом свете уличных фонарей, который падал через грязное окно без занавесок и ложился тонкой полоской на пол, сидя на кровати, Алена наблюдала за шкафом. 

Шуршание и скребки прекратились почти сразу, а через несколько минут из приоткрытой двери выпала человеческая рука.

От кисти до предплечья, отрубленная аккуратно, рука закопошилась на грязном полу спальни. Опираясь на пальцы, она поползла по направлению к двери.

Алена смотрела на это с удивлением, позвала было тихо

- Эй…

Но тут же смутилась, было бы странно, если бы рука могла слышать.

Следов крови ползущая конечность за собой не оставляла. Добравшись до запертой двери, она остановилась. Застучала пальцами, заскребла ногтями и затихла.

Мысль о том, чтобы спать в одной комнате с чьей-то рукой Алену мало радовала, а так как она ничего не боялась, даже если бы рука заговорила с нею томным голосом или попыталась добраться до горла, схватить за волосы, то Алена встала, аккуратно пересекла комнату и взялась за дверную ручку.

Тут вышла заминка, дверь спальни открывалась вовнутрь, и ночная гостья её блокировала, лёжа так на полу, обессилевшая, как рыба на суше. Алена разглядывала руку, успела заметить красивые овалы ногтей, тонкие пальцы, нежную кожу. Рука больше походила на женскую, подумалось Алене, но вспомнив какой грубой может быть эта хрупкость, на примере собственной матери, очаровываться не стала. Внезапно рука пошевелилась, дёрнулась, Алёна отпрыгнула в сторону от неожиданности. То же самое сделала и рука – изогнувшись, отпрянула назад от двери, и Алёна приоткрыла её.

Рука, помедлив, мгновение, закопошилась и поползла на выход. Алёна стояла и прислушивалась к этим размеренным звукам: хлопок пальцев по полу, шелест волочившегося за кистью предплечья, удар ладони и снова – пальцы, подтянулась, упала. Так "шаг" за "шагом" удалялось странное образование от комнаты. Звук упавшей и покатившейся пустой стеклянной бутылки поведал девочке о том, что рука преодолела коридор и достигла следующей комнаты.

- Что ж, если она задушит во сне мою маму, будет не так уж и плохо, - мелькнуло в голове у Алёны. Но она постаралась отогнать от себя эту мысль. Мама или детский дом – много ли разницы для девочки, которая ничего не боится?

Утром, прежде чем выйти из дома в школу, Алёна прошлась по квартире, поискала руку под тумбочками, под столом, перевернутыми стульями, даже под маминой старой кроватью. Но руки нигде не было. Мама спала на грязной постели, раскрытая. Её голое тело не смущало девочку, но поддавшись неведомо откуда возникшей жалости, она прикрыла мать одеялом. Заодно проверила – дышит ли? Дышала, запах спиртного и кислого пота вернул Алёну к реальности, и она вышла.

- Живая была и пьяная – рассказала она днём Крысе о ночном происшествии.

- То же мне невидаль, части тела, - хмыкнула Крыса, - мы и не такое видали. Там под землёй ух! Каких только частей не наберёшься!

- Но, чтобы живое?

- Может приснилось тебе всё, - ответила Крыса, крутя в маленьких лапках кусочек хлеба.

На следующую ночь история повторилась.  За поломанной створкой заскреблось аккуратно, зашуршали книжки, упал с полки карандаш и покатился вглубь покосившегося к стене шкафа. Алёна встала и открыла дверь, на этот раз заглянув внутрь. Из темноты показались пальцы и через секунду к ногам девочки шлёпнулась вторая рука.

- Левая, - отметила Алёна. Рука коснулась голых ступней девочки и прикосновение холодной кожи было ей приятно, как будто кто- то родной и забытый вернулся из прошлого. Пока Алёна старалась вспомнить, откуда знакомо ей это прикосновение, рука уже добралась до выхода из комнаты и замерла там, ожидая помощи. Алёна послушно открыла двери, и двинулась вслед за шевелящейся конечностью вдоль темного коридора. Она решила проследить куда же ползут все эти странности, щипала себя за щёку, надеясь проснуться, и боль от щипков доказывала – сном здесь и не пахнет.

Задумавшись так, Алена не заметила, как задела ряд пустых бутылок, они накренились, обещая упасть и повалить себя одну за другой, создать оглушительный звон. Алёна присела, схватила первую литровую плошку, подставила ногу под вторую. Отвлеклась и как бы она не искала, в темноте большой комнаты не смогла разглядеть левую руку, только что ползавшую по грязному коврику.

Утром она, как и прежде, ничего странного в своем доме не обнаружила.

Синяки на щеках подтверждали, что, если ночное приключение и было сном – щипала она себя вполне наяву.

Мама на этот раз не нашлась в квартире и вовсе. Но к этому Алёне было не привыкать. Она, скорее всего, осталась ночевать на том же полу, на который повалилась после вчерашнего чего бы там ни было. Надеяться на то, что левая рука из шкафа взяла маму в обнимку и вывела из окна квартиры было глупо, но Алена всё-таки осмотрела внимательно двор и асфальт под их окнами.

После появления первой ноги, Алёна исследовала шкаф. Нога продвигалась по полу так страшно, такими неестественными рывками, корчась в потугах подтянуть пухлое бедро к колену, стуча пяткой о половицы, что Алёна последовать за ней в темноту квартиры не решилась. Ей представилось тело, которое собирает себя по кусочкам двигаясь так же гадко, как эта часть, сводимое судорогой. В шкафу ничего странного не было: ни двери ведущей в иную реальность, ни погреба или другого помещения.

Следующую ночь Алёна проспала. Она решилась было позвать к себе на ночь одну из девочек в классе, ту, с которой всегда хотела дружить, добрую, звонкую. Но одноклассница оказалась той ещё сволочью и не только отказалась, но и высмеяла Алёну при всём классе, на перемене. Оставшись наедине дома, Алёна проплакала до самого вечера и, приоткрыв и шкаф, и дверь в спальню заранее, заснула.

Пришествие туловища пропустить было невозможно! Во-первых, оно не пролезло в ту щель, что оставила девочка в шкафу для своих новых гостей. Алёна проснулась от того, что тело колошматилось об шкаф, разнося его почти в щепки. Вырвавшись, голое туловище грузно шлёпнулось на пол.

- Хм, а это то как поползёт? Уж не нести ли мне его, но куда? – подумала Алёна, и тело внезапно село. Ровный срез шеи позволял увидеть всю анатомию – позвоночник, полые трубки горла, пищевод и трахея, в срезах сосудов и артерий плескалась бурая жидкость. Не успела Алёна подумать о том, как оно не проливается, как торс плюхнулся на живот и покатился, перекатываясь с боку на бок, со спины на грудь по направлению к двери.

При всей проворности, двигалось туловище медленно, а Алёна шагала с ним рядом, решив, наконец, отследить этого гостя до пункта назначения.

Тело было женским, красивым, не старым. Курьёзно распластывались две груди по полу, задирались к потолку сосками при каждом перекате: шлеп, шлёп.

Алёну так рассмешило это, что она не удержалась, достала из школьной сумки красный маркер и поставила на лопатке тела крестик.  В конце коридора торс так замешкался, что Алёна успела нарисовать красное сердечко между двумя растекшимися по ребрам сиськами. Она уже предвкушала узнать разгадку, куда же направляется этот странный, расчленённый объект, к выходу из квартиры, на кухню ли или… как вдруг из спальни матери раздалось громкое:

- Ты куда выперлась ночью, страшилище?

В проёме показался грузный силуэт и мужской голос захихикал, захрюкал вторя Алёниной матери:

 - Блять, я чуть не обосрался, это дочка твоя по ночам шатается?

Алёна бросилась в свою комнату и только услышала, как икнув и сделав пару шагов, мужчина споткнулся, грохнулся на пол и замер. Звук падения был внушительный и сила удара надежды на сознание не оставляла.

- Лишь бы не сдох здесь, придурошный, - думала Алена лёжа кровати и прислушиваясь, выискивая в ночной тишине то ли удары торса о пол, то ли звуки дыхания маминого гостя.

Так и заснула.

На следующее утро Алёну ожидал сюрприз. Проснулась она от сладкого запаха домашней выпечки. "Соседи издеваются", - подумала было, но запах шел из квартиры, просачивался через длинный коридор в спальню Алёны, будоражил сердце.

Девочка вышла из спальни, заглянула сначала в большую комнату, проверила, не лежит ли там тело, не растекается ли под ним лужа крови, ведь и такое на её памяти было. Подрались как-то мамины друзья, да повалились по углам, кто где замер, там и заснул, а один из них так и не проснулся на утро, его ослабевшее от потери крови тело увезли на скорой помощи, и судьба его осталась никому не известной, так как даже имени его никто из собутыльников вспомнить не сумел.

Нет, на полу тела не было, даже наоборот, комната была прибрана, пол подметен, а бутылки и мебель, оставшаяся целой, аккуратно стояли на своих местах.

Алёна пошла на запах. На кухне, в облаках сладкого дыма стояла мама. Она возилась над плитой и складывала на чистую тарелку горячие оладьи.

- Мама, - позвала Алёна. Мама вздрогнула, её рука схватила тарелку с готовым угощением и девочка, как завороженная смотрела, как эта тарелка переместилась на вымытый стол.

- Жрать подано! – рявкнул знакомый голос.

Алёна глянула маме в лицо и оторопела. Гримаса отвращения сковывала каждую мышцу молодой женщины. Руки мамы продолжали накрывать на стол, появилась салфетка, чистая чашка и даже блюдце с вареньем, и всё это сопровождалось ругательствами.

- Ну, что смотришь, выдра? Пялится она! Жри вот, наготовила тебе! Наказание моё, кара мне за грехи! Выпить бы!

Мама ринулась к холодильнику, достала из него бутылку и хотела было глотнуть прямо из горлышка, но руки не слушались её, и заветное пойло оставалось на расстоянии от жаждущего, разинутого рта. Мама продолжала бороться до тех пор, пока рука не распрямилась настолько, что даже плеснуть в себя водкой у мамы не получалось. Она взвыла, закрутилась на месте и запустила бутылкой прямо в дочку. Алена зажмурилась под каскадом осколков, стекло разлетелось над её головой. Она нырнула под беснующуюся мать, схватила тарелку с заветными оладьями и бросилась вон из квартиры. На долю секунды, может ей показалось, Алена увидала в вороте чистой маминой футболки красное сердечко нарисованное между грудей.

   

- Голова появляться не торопится, - рассказала она Крысе при следующей встрече. – Уже три дня, как пусто. И мама меняться не думает. Я проверила, пока она спала, и крестик и сердечко на месте. Я их нарисовала, точно знаю, но без головы всё не то.

- Может без сердца? – спросила Крыса.  

- Нет, сердце на месте, я проверяла.

Алена и правда ничего не боялась. Она быстро поняла, что тело новое, мамино ничего плохого ей сделать не может и голова им почти не управляет, скорее наоборот. Так, изрыгая проклятия, матерясь и кусаясь, голова позволила девочке приблизиться и обнять себя. Алена прижалась к маме, вдохнула знакомый из прошлого запах. И сердечко, и крестик уже почти стерлись, так как мама теперь мылась часто и была аккуратная и чистая. Нашлись и духи её прежние и одежда была постиранная, и волосы убраны в удобную прическу и не свисали патлами на глаза. Но слова, которые Алена слышала были ужасным: сучка, выкидыш, кара, наказание, дрянь, нахлебница – это были лишь самые ласковые прозвища. Мама рассказывала о всех подробностях алёниного зачатия, о попытках абортов и запойном пьянстве во время беременности, о мужиках, о членах, о винной бутылке, которую та затолкала себе во влагалище в надежде скинуть захватчика.

- В общем, нужна голова, - заключила девочка, подкармливая Крысу пирогом с мясом, который мама приготовила ей на обед.

Крыса вздохнула, почистила мордочку от крошек и жира.

- Хорошо, будет тебе голова. Только это испытание не из лёгких и так просто как с частями тела и туловищем уже не будет, ты согласна?

- Конечно согласна! – воскликнула девочка. – Ты же знаешь, что я ничего не боюсь в этом мире, да и приключение мне совсем не помешает!

- Говорящей крысы тебе мало, - печально ответил зверёк. – Что ж будет тебе приключение. Идём!

Они шли долго, окольными путями, так как Крысе приходилось искать те ходы и лазы, которые подходили по размерам Алёне., девочке, хоть и смелой, и недокормленной, и мелкой от рождения, но намного крупнее любого зверя из подземелья. А шли они почти всегда вниз. Мимо канализационных труб, водопровода и пустых проводов отопления, проходили странные помещения, станции метро появлялись и исчезали над их головами. По дороге им встречались разные животные, некоторых Алена тоже понимала, но они ею особо не интересовались, как будто знали зачем и куда она идёт и уважения это у них не вызывало.

- Понимаешь, - говорила ей Крыса, - здесь, под землёй, особенно под таким большим городом, как этот, очень много частей тела. Я тебе уже рассказывала. Люди, когда они портятся, сбрасывают сюда ненужное, иногда самое чистое, самое искреннее. Чем чище части, тем дольше они хранятся, особенно, если кто-то по ним скучает. А ты ведь скучала по маме. У самых испорченных, проваливается под землю сердце, врастает в корни старых деревьев и отравляет их до смерти. Ничего уже таким не поможет. Маму твою пытались исправить, дали ей тебя, ребёнка.

- Наказание? Она меня иначе как карой небесной не называет.

- То же мне наказание, - хмыкнула Крыса.

- А зачем же ещё дети, как не отвлекать взрослых от удовольствий.

- Дети нужны им для того, чтобы увидеть пример искренней любви, которая не зависит ни от чего. Чистой, не испорченной. Взрослые, бывает, и бьют детей своих, и калечат, и насилуют, а дети их все равно любят. Пока сами не вырастают и не забывают что это – любовь без причины. Ты же любишь маму, а она у тебя почти вся вросла в землю. Вся.

Пока они так разговаривали, дорога закончилась. Алёна и Крыса очутились в пещере, вырытой в земле, полностью заросшей корнями деревьев. Откуда на такой глубине корни Алёна даже думать не хотела, да и о глубине подземного царства у неё тоже размышлять желания не было, дыхание уже давно было затруднённым, мысли о недоступности открытого неба и воздуха оседали в её животе холодными камнями тревоги.

 - Смотри, - сказала Крыса и задрала к верху свою маленькую мордочку.

Пещера освещалась странными огнями, которые исходили от растений, напоминавших мелкие грибочки. Свет этот, зеленовато жёлтый, отражался в лужах воды, в ручейках влаги, стекавших по глиняным стенам. Гула в пещере не было, земля слабо возвращала звуки.  Алёна запрокинула голову и посмотрела наверх. На потолке, между корнями деревьев, увитыми грибами-светильниками, висели какие-то груши, а может быть яблоки.

"Летучие мыши", - подумалось Алене, но присмотревшись, она поняла, что это были вовсе не плоды и не звери, а головы.

Головы эти висели вниз макушками, вырастали из земляного потолка. Волосы у каждой головы были разными, большинство были совсем лысыми, поэтому и смахивали на большие сливы. Голов была сотня, а может, и более, глаза и рты у них были закрыты и в пещере, кроме слабого шума воды и звуков дыхания самой девочки   - нечего слышно не было.

 - Это до поры до времени – прошептала Крыса. Потом все варежки поразевают, помни об этом.

- А кто их так? Те же, что и детей наверх посылают?

- Что ты, дети не здешние, да и кто всем заправляет мне тоже мало известно, а эти, - Крыса кивнула на головы, - эти сами врастают по собственной неосторожности, или по желанию даже. Чем хуже человек становится, чем меньше любит, больше злится, тем глубже врастает в землю. Где-то здесь и голова твоей мамы находится. Вот тут-то и сложность.

 - Какая?

- Тебе надо узнать её. И времени у тебя будет не много. Во-первых, как только ты допустишь неосторожность и разбудишь их, они все завопят и будут даже кусаться. Во-вторых, тьма начнет сгущаться и когда ты погрузишься в неё окончательно, то даже я не смогу тебе помочь – ты останешься здесь навсегда.

- Спасибо, что предупредила заранее.

- Я подумала, что если ты девочка, которая ничего не боится, то и это тебе знать не обязательно, - обиделась Крыса.

- Ну дуйся, прости, всё нормально.

- Ну ладно тогда, вот вторая сложность. Когда и, если, найдешь её – тебе надо будет уговорить голову вернуться. А с твоей мамой, наверное, спорить то ещё удовольствие. И третье. Когда она согласится, тебе надо будет отделить голову от всего остального и поменять их.

- Как поменять?

- Я не знаю, но легко, как прежде уже не будет. Надо приложить усилия.

Алёна посмотрела на головы, торчащие из земли.

- Это голова моей настоящей матери?

Крыса помедлила с ответом

- Такая же настоящая, как и те части тела, что ты видела по ночам у себя дома. Понимаешь? Может быть, хочешь уйти?

Алёна вспомнила запах маминого тела, чистоту её волос на кричащей от ненависти голове, которая оставалась в их доме хозяйкой, теплоту объятий доброго тела.

- Нет, я, пожалуй, останусь и попробую пройти этот путь до конца.

- А конец ли это? Может, только начало? – спросила Крыса.  – Подумай.

Но Алёна не хотела больше думать. Она присмотрелась к головам повнимательней, пытаясь высмотреть детали, отличить знакомые черты. Думала, как ей подобраться к ним поближе, подняться к потолку, хоть и низкому, но всё-таки достаточно далекому, чтобы просто протянуть руки и ухватить, то, что надо.

- Что ж, тогда прощаюсь, - сказала Крыса.  – мне здесь оставаться будет небезопасно.

Крыса исчезла в темноте подземного хода. Алёна осталась одна, поглощённая мыслями о том, как ей подняться повыше, с какой стороны пещеры начать изучение лиц, макушек, ртов и остатков волос на головах.

Через минуту одинокого пребывания, она почувствовала знакомое присутствие. Из тёмных углов пещеры с нею здоровался, ночной гость, безликий и очень внимательный.

- Как в сказке про Злотовласку, - сказала ему Алёна, - узнать свою суженную из двенадцати одинаковых. Жаль, я не оказала услугу ни одной мухе, по дороге сюда. А Крыса меня бросила в самый важный момент.

Темнота вздохнула, зашевелились корни, вздрогнул потолок, и Алёна почувствовала, как медленно поднимается к нему навстречу.

"А может быть, они опускаются ко мне", - подумалось ей. – "Но как же мне отличить свою, ото всех, не разбудив их"?

 - Спросить, - ответила ей темнота из всех углов.

 - У кого? У тебя?

Ответа не последовало. Головы были уже совсем близко и Алена могла не только коснуться их руками, лицо её находилось почти на уровне перевернутых, закрытых глаз. Она постучала по лбу первой попавшейся лысой черепушки. Подождала пару секунд и постучала ещё раз.

- Чего надо?  - раздался вдруг голос позади неё.

Алёна обернулась. На неё смотрела пара сонных глаз, сморщенный, пересохший рот раскрылся в зевке.

- Ну, чего уставилась? Спрашивай.

- Я ищу голову своей мамы.

- Родственница… что ж это будет не сложно.

- То же мне нашла себе развлечение! – послышался голос справа. Проснулась ещё одна голова. Мужчина с остатками пышной шевелюры медленно разворачивал свою голову на торчащей из глины шее.  – Иди сюда, девочка, я помогу тебе быстрее.

- Не слушай его, мы тут все одинаковые, - первая голова вперилась в Алёну немигающим взглядом. Девочке сложно было сказать с кем она разговаривает, с женщиной или мужчиной. На голове не осталось ни единого признака былой жизни. Сморщенное лицо, голый череп, осипший, тихий голос. – Если родственница, то всё будет очень быстро.

- Спасибо, и что мне для этого надо сделать, -  спросила Алёна.

- Рассказать нам о том, как там, наверху, для начала, - крикнула голова с волосами.

- Чего мы там не видели, - возразила первая лысая, - не слушай его. Кого интересуют новости сверху? У некоторых ещё есть связь с прежними телами. Они делятся. А мне совершенно безразлично.

- Врёшь, - новый голос раздался из темноты. Алёна оглянулась, головы оживали, поворачивались к ней, затевали перебранки, кто-то заслонял другому зрелище.

- Так что мне надо сделать?

- Ну, так как мы здесь все связаны одними корнями, - голова выпучила глаза указывая на усеянные грибами-светильниками корневища, - То мне всего то и надо, что капля твоей крови на языке. А там уже как по радио, передастся всем и твоя мама…

- Крови, крови – зашелестело уже со всех сторон.

- Что моя мама? – Алёне пришлось повысить голос, чтобы перекричать поднимающийся гул.

- Найдется она, твоя мама, - кричали ей головы, дёргаясь на своих шеях, как уродливые шары украшающие адский праздник.  

Алёна отпрянула от первой головы, но тут же налетела на соседскую и та потянулась к ней своим сухим и жарким языком. Щёлкнули зубы над левым ухом.

- Не бойся девочка, врут они, - шепнули справа от неё. – Достаточно просто лизнуть тебя, капельки пота, будет вполне себе предостаточно.

Шепчущая в общем гомоне голова принадлежала женщине с короткой стрижкой, чёрным ёжиком торчали густые волосы, в ушах висели две крупные, мерцающие камнями сережки. Даже на губах, как показалось Алёне, сохранились остатки помады. Алёна сделала шаг по направлению к голове.

- Вон, вижу, стекает по твоей щёчке капелька пота, - Алёна дотронулась до лица, размазав по нему грязь с рук. – Зачем пачкать? Я только лизну и сразу пойму где твоя мама закопана.  Подойди поближе.

- Врёт она, врёт, не слушай, укусит! – доносилось со всех сторон.

Головы ворочались на своих шеях, как страшные елочные игрушки, сверкали во мраке белками уставших глаз. Алёна оглянулась и поняла, что света в пещере уже почти не осталось, что темнота, хоть и знакомая из дома, и не страшная, сгустилась под её ногами настолько, что понять где находится земляной пол стало уже невозможно. И только она подумала, о том, не пройтись ли ей по этому клубящемуся черному туману, как почувствовала влажный язык на своём лице. Темноволосая голова лизнула её, а затем, впилась зубами в щёку. Брызнули слёзы от боли, по шее потекла горячая струйка крови. Головы закричали со всех сторон, оживились: ещё, ещё! – кричали со всех сторон. Рот стриженной головы был темным и влажным, зиял как черный провал на искаженном злобой и жаждой лице. Алёне показалось, что голова делает усилия, чтобы вытянуться подальше, дотянуться до девочки. Шея вздулась мышцами, голова тянулась вперёд и вниз, подбородок напрягся, а длинный язык жадно облизывал мокрые от крови губы.

Алёна пригнулась, пропали в мрачном тумане кисти ее рук. Обратившись к полу, она заметила движение. Земляные стены и корни деревьев вспучились и зашевелились, вываливались комья и камни, осыпалось крошевом всё вокруг. Из трещин появлялись пальцы с грязными ногтями, кисти рук, предплечья. Как неловкие змеи, выкапывая друг друга, дергаясь и корчась, разрушая пещеру руки собирались в группы, проталкивали себя к головам. Женщина, укусившая девочку, настолько вылезла из почвы, что стали видны ее плечи и аккуратные срезы в тех, местах, где должны были бы крепиться руки. Жадные глаза вцепились в Алену взглядом, оставались минуты до тех пор, как её схватят и подтянут поближе к злому рту.

Вдруг в пещере раздался крик! Алёна тут же узнала голос:

- Закрыли пасти! Моё! – орала мама девочки. Повернувшись на голос, Алена поползла под гроздями шевелящихся голов, напряженных шей. Холодные пальцы схватили её за лодыжку, но Алена не испугалась, она уже видала такое у себя в комнате. Оторвав цепкие пальцы от своей ноги, она схватила конечность и, размахнувшись получше, бросила в кучу таких же. Руки почти построили пирамиду чтобы добраться до голов своих хозяев и меткий бросок девочки развалил и свел все усилия к нулю. Головы взвыли, но среди всего этого воя, голос мамы, ее ругательства и угрозы были слышны ещё отчетливей.

Алена увидела ее, торчащую из земли, грязную, с длинными немытыми волосами. Взгляды их встретились. Алена встала, вытянулась и схватила голову обеими руками. Как только она это сделала, как только положила ладони на голову, прижала мамины уши, темнота под ее ногами стала плотнее и взвившись приподняла её до уровня глаз висящей вниз головы.

- Мама, - Алёна продолжала сжимать голову обеими руками, глядя прямо в перевернутые глаза, - мама пошли домой, без тебя пусто.   

- Что мне дома? Я и здесь не плохо живу. – ответила мама и потянулась к Алене хищным рывком. Но девочка крепко сжимала голову и не дала даже лизнуть свою щеку.

- Мама?

Голова женщины высунула язык норовя достать до крови сочащейся из раны на лице девочки. Алена почувствовала разочарование, та ли это голова, что она искала и не хуже ли она ее двойника, торчащего из заботливого тела дома? Но времени на размышления не оставалось, она ощутила, как сухие пальцы вновь сжались на ее лодыжках, поползли по ногам, потянули вниз, повисли на одежде.

- Доченька, ну что ты? Это я, я просто привыкла здесь к новым правилам, кушаем, то что дают. Вот ты пришла, - облизнулась голова мамы.

- Мама пойдем домой? Я не могу тебя здесь оставить.

-  Неправда. Можешь, - зашептали со всех сторон, - Ещё как можешь!

- Как я её здесь оставлю? –закричала на них девочка, отбиваясь от шарящих по ее телу рук, сбрасывая их с себя и топча ногами. – Среди таких как вы?

- Все мы здесь одинаковые! – захохотали рты, - Все мы пришли сюда сами, по собственному желанию!

- Хватит! – Алена посмотрела в глаза мамы, обхватила ее покрепче и, глядя прямо в глаза, сказала:

- Ты идёшь со мной, это моё желание.

Она дернула голову, повисла на ней всем свои весом, увлекая за собой вниз из земли. Голова поддалась, мир начала вращаться вокруг них, головы, руки, крики. Алена подобралась вся к голове матери, как зародыш скрутилась вокруг заветного приза, прижала к животу, обняла всем телом и почувствовала, как проваливается. Потолок с висящими головами начал стремительно удаляться, пол под нею исчез, руки посыпались во все стороны, некоторые продолжали лететь рядом с Аленой, но быстро рассеялись в обволакивающей всё темноте. Затем последовал удар. Сначала Алена думала, что упала на асфальт, так было больно телу, но тут каменная твердь расступилась, обняла мокрыми объятиями, рот залило водой и когда воздух окончательно вырвался из ее груди и поднялся над головой огромным белым пузырём, Алена рванулась вверх, вслед за ним, и через мгновения вынырнула на поверхности темного озера.

Одной рукой она по-прежнему сжимала круглую голову или то, что ею здесь казалось. Невдалеке мерцали огни и Алена начла грести по направлению к ним. Она вполне была готова к тому, что при рассмотрении окажется, что она сжимает в руках мяч или дыню, но всё-таки ее мучал вопрос, не захлебнулась ли мама и она гребла быстрее и быстрее.

На берегу озера было темно, но предмет в руках девочки был головой ее матери. Она молчала, не произносила ни слова и казалась безжизненной. Но веки дрожали, а губы то и дело приоткрывались, как будто вдыхали воздух несуществующими легкими.

Алена отжала свою одежду, вытерла кровь с лица, привела, как могла в порядок мамину голову и завернула в пластиковый мешок, который нашла здесь же на берегу, в кучах мусора.  Было бы то еще приключение, если бы ее застали гуляющей по улицам с головой под мышкой!

Озеро оказалось расположено недалеко от дома девочки и уже через час она была у своего порога.

В квартире было темно и тихо. Алена зашла в комнату, прислушалась.  В спальне мамы не оказалось, и она заглянула на кухню. На фоне светлого от уличных фонарей окна виднелся силуэт.  Было видно, что руки человека были подняты к голове, два локтя торчали углами по обе стороны лица, как уши большого животного. Алена включила свет. Тело мамы стояло лицом ко входу и обеими руками зажимало рот корчащейся гримасами бывшей маме девочки. Бывшей ли? Алена посмотрела на пакет, который держала в руках, развернула его и положила молчащую голову на стол. Тело потянулось к ней руками, освободив рот.   

- Приперлась? Сучка! – заорала мать, полились знакомы ругательства. – Знала же, что предашь, знала, что родила тебя себе на мучения!

Волосы матери снова были всклокоченными и грязными, лицо замученным, уставшим и это резко контрастировало с опрятной одеждой и чистотой тела. Оно же развернулось, отворачивая поток брани от девочки, пошарило в ящиках кухни и вот уже руки протягивают Алене большой мясницкий тесак.

- Припасла доченька маме подарочек, - взвыла голова, - неужели сможешь? Не дамся!

Но тело уже хозяйничало. Поставило в центре маленький кухни деревянный табурет, опустилось на колени и положило шею на самый край, так что вспучились позвонки на спине. Грязные волосы доставали до пола, шея изо всех сил выворачивалось, блестели сумасшедшие, злые глаза сквозь желтые, жирные пряди. Стальная ручка тесака удобно легла в руку девочки.

- Алена? Сволочь ты моя, ты же знаешь, - злобно шипела мама, - родителей не выбирают!

- Ещё как выбирают, - сказала девочка, которая ничего не боялась и размахнулась.

 

Проснулась она поздно. Вспомнила, как напоследок взглянула на мирно лежащую голову, которую принесла с собой, как услужливо держались руки на ножках старого табурета, как побелели костяшки пальцев от усилия.

С первого раза отрубить бранящуюся голову не получилось, но начав, девочка уже не останавливалась и заглушая криком хруст и чавканье крошащейся плоти рубила пока не услышала звук удара головы об пол. Затем она положила тесак на стол, и даже не проверяя, шевелится ли еще тело, ушла в свою комнатку.

Теперь, лежа в постели, в чистой и сухой одежде она прислушалась. Из квартиры доносилась музыка, через приоткрытую дверь чувствовался аромат вкусного завтрака.

- Алёнушка, доченька, ты проснулась? – послышалось издалека. Девочка не спешила вставать и идти на голос.

- Подождёт, то же мне. Буду я жрать её говняный завтрак – вдруг подумалось ей.

И удивившись таким мыслям, наверное, в самый последний раз она почувствовала, как сердце её вздрогнуло и замерло навсегда, опутанное холодными корнями злого дерева, которое, как известно всем, мы выбираем сами.

 
 


Комментарии (1)     Рецензии (0)

1
 


Напомнило "Лабиринт Фавна" по качеству безумия и конец хороший
1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться
 

 

 

 
 
 
 
 
 
Опубликовать произведение       Сделать запись в блоге      

Хочу сказать!

Сейчас скажу