Литературный конкурс Литературный конкурс
Автор: васька

Просто так

 
18.11.2020 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

Просто так

 

Петр Андреевич не ел мясного уже несколько дней. Снабжение хот-догами из ларька за углом прекратилось неожиданно и резко, и, что было самым обидным, по инициативе самого Петра Андреевича.

Все было ничего еще пару недель назад, когда выпечкой торговала Лариса, спокойная дородная женщина лет шестидесяти, похожая на советских продавщиц из книги «О вкусной и здоровой пище».

Тогда, по неоговоренной, но свято соблюдаемой обеими сторонами традиции, ровно в 22.00 Петр Андреевич подходил к квадратному окошку с надписью «Закрыто» на картонке, приставленной к заляпанному маслянистыми пятнами стеклу, и деликатно покашливал три раза.

В ответ на условный сигнал окошко приоткрывалось со скрипом ставень избушки полузабытого фольклорного персонажа, и оттуда доносилось мелодичное:

- Добрый вечер, Петр Андреич!

- Гутен абенд, дражайшая Лариса Ильинишна!- зачем-то пристукивая одной пяткой о другую чеканил бравый посетитель. – Как ваше драгоценное? Выглядите просто чудесно! Эх, был бы я моложе…

- Спасибо, не жалуемся, - отвечала продавщица, отирая тыльной стороной ладони пот с усталого добродушного лица,- как сами-то, не мерзнете?

- Кхе, нас, гусаров, холод не берет! Мы ишо ого-го!- подмигивал Петр Андреевич, но, заметив предательское дребезжание голоса, снова деликатно покашливал и, поправляя  вполне еще сносного вида синюю ветровку с броской надписью «Abbidas» на груди, деловито осведомлялся: - Ну, что там у нас сегодня?

- Вот...- теплая рука с шершавой ладонью протягивала небольшой черный пакет,- осталось со вчера.

- Данке Шон!

- И еще…

- A? – с готовностью отзывался отошедший на традиционные пару шагов старик,- забыли чего?

- Тут есть немного недоеденных, собачкам,- непонятно почему розовея  мямлила Лариса,- может вы…

- Собачкам?- на секунду задумывался Петр Андреевич – отчего ж не собачкам? Чем пропадать-то…давайте, унесу, чай не слабосильный!

После передачи очередного пакета и обмена любезностями, Петр Андреевич полубравой походкой заходил в подъезд, опускал плечи, и медленно поднимался на второй этаж к обитой дермантином двери под номером 11.

- Ну что, вот я и пришел,- кряхтел он, глядя на понуро висевшие в коридоре оленьи рога. – Вот, значится, с добычей.

Продолжая по давней привычке вести диалог с каким-то только ему ведомым собеседником, он обычно проходил в комнату, доставал с нижней полки пыльного чешского серванта  томик собрания сочинений Владимира Ильича, заботливо спрятанный на втором ряду среди своих собратьев аккурат за потрепанным  «Декамероном», и пересчитывал свои сбережения. Все 50 с гаком тысяч, отложенные на похороны.

-41, 42, 43…шевелил он губами под  мерное тиканье стоящих на серванте часов,- 50, 51,52!- самодовольно провозглашал Петр Андреевич, когда ему удавалось добавить к своему счету  1- 2 тысячи с пенсии.

- Что, съела? – радостно похлопывая себя по бедру, говорил он стоявшей у часов маленькой желтой  фарфоровой белочке с орехами в лапках, - То-то же. Мы тоже запасаться могём.

После чая с черствыми остатками хот-догов Петр Андреевич ложился не спать до утра, о чем-то ворочаясь на диване и представляя себе суету последующего дня с утренним походом в поликлинику,  гигиеническими процедурами, магазинными дрязгами у кассы «Пятерочки», оплатой счетов, придуманных для «этих самых олигархов»  и привычным просиживанием передач.

Все было как всегда.

До того самого злополучного вечера, когда в ответ на три негромких «кхм» заветное окошко даже не подумало приоткрыться.

-Кхе-кхе,- чуть громче повторил Петр Андреевич, уже начиная беспокоиться, - Лариса Ильинична!

Ответа не последовало, и мужчина робко придвинулся поближе к замызганному стеклу, намереваясь постучать, как вдруг окно с треском распахнулось само, движимое тонкой рукой с неестественно длинными коричневыми ногтями, на кончиках которых красовались желтые стразы и причудливые узоры.

-Ты, что ли, Петька будешь?

Петр Андреевич настолько опешил, загипнотизированный созерцанием невиданных ногтей, что не сразу понял,  кому был адресован голос.

-Оглох, что ль? Вот пакет, Лара говорила, что заявишься,  велела передать, держи.

Петр побледнел. Выдохнул. Глубоко вдохнул. Покраснел. Зачем-то ощупал выпуклую надпись с китайским логотипом на ветровке.

«Петька!»

- Во-первых, настоятельно попрошу мне не тыкать, - медленно начал он. Боль, неожиданность, стыд и гнев вызывали давно забытое ощущение прилива крови к лицу и покалывания в пальцах.- Во-вторых, я Вам не Петька, а Петр Андреевич.-  В третьих,- продолжил он, с радостным удивлением отмечая отсутствие тремора в голосе, - Вы…

- Ишь ты, гордый какой!- прервал его монолог визгливый окрик.- Не тыкай ему. Объедки таскать мы не гордые, а тыкать нам нельзя. Рвань чертова!  А не пойти ли ТЕБЕ…

-Дура!- неожиданно для самого себя выкрикнул Петр Андреевич прямо в холеное злое лицо новой продавщицы, высунувшееся в запале прямо в окошко. – Дура малолетняя! Не нужны мне твои подачки!!!

Он выпрямился, отвернулся и быстро зашагал к подъезду.

Крики за его спиной резко стихли после слова «малолетняя». Сменщице пришлось отвлечься на разглядывание своего отражения в мутное окошко.

Забежав на второй этаж, Петр Андреевич дрожащими от напряжения руками открыл замок, забежал на кухню, вытащил из буфета початую бутылку «Столичной» и залпом отпил несколько глотков.

- Петька…ты что ли…заявишься,- бормотал он…- Дрянь, тварь, сучка малолетняя,- продолжил он уже в комнате, обращаясь к белочке, протягивающей ему фарфоровый орех,- меня, ветерана труда…Все вы, бабы, суки, твари продажные, все вы…

Подбежав с серванту, он  схватил белочку трясущимися пальцами, подбежал к окну и примерился швырнуть статуэтку в открытую форточку. С улицы донесся звонкий женский смех. Рука замерла в воздухе. Петр Андреевич сник, безвольно упал на стоящий у окна продавленный диван и затрясся от плача без слез.

Вот уже несколько дней он не ходил мимо злополучного ларька, мужественно отложив дежурные пару тысяч и сидя на гречке с молоком.

А сегодня в очереди в «Пятерочке» какая-то  девушка лет двадцати пяти как-то очень вежливо и тепло, без унизительного «дедушка» сказала ему на кассе: «Проходите вперед, пожалуйста, у меня только вода». И улыбнулась.

Окрыленный, он  позабыл об обиде последних двух недель и о новом маршруте к дому, мимо ларечка с выпечкой.

Очнулся он уже почти около подъезда, когда ненавистный визгливый голос кинул ему вслед:

- Дорогу его величеству Петру Андреевичу! Их величество направляются в ихнию резиденцию, трапезничать объедками!

Мужчина на мгновение застыл. Затем он спокойно зашел в подъезд, поднялся в квартиру, подошел к серванту. Отодвинув в сторону стекло со следами пальцев, он непривычно резким движением отшвырнул видавшего виды Бокаччо на диван, вытащил томик Ленина, вынул из него аккуратную пачку тысячерублевок, и, зажав их в руке, твердо посмотрел водруженной на свое прежнее место белке прямо в глаза.

-Я ей покажу,- зловеще пообещал он в ошалевшую от недоумения мордочку, и, не говоря больше ни слова, выбежал из квартиры, победоносно хлопнув дверью.

Прошмыгнув мимо ларька, он быстрым шагом дошел до остановки, откуда направился в один из торговых центров их небольшого городка. Здесь, с трепетом представляя себя Золушкой древнейшей профессии из какого-то полузабытого голливудского фильма, Петр Андреевич спустил тридцать тысяч на относительно приличный костюм, пару рубашек, услуги парикмахера и чувство глубокого удовлетворения при общении с услужливыми консультантами и наблюдении своего отражения в зеркале. Этот импозантный пожилой мужчина ему определенно нравился.

- Облизали с ног до головы,- удовлетворенно сообщил он невидимому собеседнику на выходе из торгового центра. – Сейчас поглядим. 

Вызвав такси, он устроился на заднем сидении, и, небрежно бросив водителю: «К гастроному на Ленина»,- незаметно вынул из кармана брюк и пересчитал свои сбережения.

В гастрономе  взял тележку, и стал беспечно скользить с ней по рядам: копченые сыры, колбасы, красная икра, овощи, фрукты, включая ненавистный по вкусу ананас и неизвестный доселе авокадо.

Проезжая мимо стеллажей со спиртными напитками Петр Андреевич потянулся было к привычной «Столичной», но потом, передумав, загрузил в тележку коробочку виски. «Джамесон»- без особого труда прочитал он на упаковке и хмыкнул:

-Джеймс, значит. Вот с тобой и выпьем.

Подойдя к кассе в каком-то шальном внутреннем джазовом ритме, он беспечно оставил на ней еще десятку, и, с оставшимися двенадцатью в кармане костюмных брюк, выполз на улицу, с трудом волоча тяжеленный пакет.

-Сейчас увидим, - злорадно бормотал он, почти преодолев расстояние до заветной будки с выпечкой,- сейчас поглядим, кто из нас рвань!

Звук чьего-то безутешного воя заставил его бросить пакет за ларьком и остановиться. С опаской обойдя его и заглянув в окошко, Петр Андреевич увидел заклятую продавщицу, размазывающую косметику по лицу и ревущую как домашняя кошка, запертая в квартире во время  мартовский гуляний.

-Что случилось?- осторожно трогая заклятого врага за рукав, спросил гений мести.

-Ук-краааалии!!- завыла продавщица, вцепившись в руку Петру Андреевичу диковинными ногтями.- Всю сегодняшнюю выручку сперли, сволочи, чтоб вам сдооооохнуть,- завыла она в окно, глядя перед собой невидящими глазами.- Отвернулась на секунду, чтобы слоенки с  из печки достать, а тут ни их, ни денееееег, убежали…а мне…что мне д-делать, с чего от-ик- давать, с чего??

-Сколько?

- Две- две-надцать тысяч, -между всхлипами сообщил бывший заклятый враг,- а у меня еще кредит на телефо-о-ооон, и детям в школу…

-Как звать?- строго поинтересовался Петр Андреевич.

-Л-л-Лараааа.

«Тоже Лара, значит», - хмыкнул Петр про себя.

-Дура ты, Лара,- ласково сказал он, просовывая ей  деньги через пункт выдачи.

Продавщица замерла. Испуганно уставившись  на деньги темными от потекшей туши очками глаз, она все-таки схватила их, пересчитала, прижала к себе и зачем-то понюхала.

-Но…ээээ…это…как? Зачем? Как это вы? Мне??? А я отдать только через полгода, не раньше…

-Просто так,- устало ответил Петр Андреевич фразой из некогда любимого мультика.- И да, там у задней двери пакет с продуктами, детям отнеси…

-Спасибо, спасибо Вам, я все через полгода, не позже, спасибо…,- глаза ее в процессе узнавания гонимой ею рвани стали похожи на два бумажных блюдца их тех, в которых она выдавала выпечку покупателям,- Петр Иванович…

Семидесятилетний пенсионер в приличного вида костюме уже устало шел к подъезду. Блестяще спланированный им стратегический демарш свернул куда-то не туда, злость улетучилась, и осталась только какая-то усталая, опустошенная удовлетворенность.

-Простите меня,- донеслось в спину. Петр неопределенно махнул рукой и зашел в подъезд.

В квартире он привычно поприветствовал то ли задорно торчащие стене оленьи рога, то ли своего невидимого собеседника и, подойдя вплотную к серванту, сказал:

  • Дурак я старый. Опять мы с тобой банкроты. И не надо мне свои орехи протягивать…Вот, теперь и помереть вроде как не на что…

Отойдя к стулу у дивана, он начал неторопливо раздеваться. Снял пиджак и, недоуменно глядя на брюки, впервые за долгие годы затрясся в счастливом детском смехе:

-Хотя, - хихикал он,- брюки и спинджак с карманами у нас с тобой, не дай Бог чего, имеются на этот случай…

Фарфоровая белочка на серванте улыбалась, протягивая хозяину неразменный орех.

 

 

 

 

 
 


Комментарии (7)     Рецензии (0)

1
 


#3457404 19.11.2020 09:13 ХЛМ

Этот рассказ уже был у нас в Сетевом улове, но отказывать автору по размещению в его профиль   - тоже моветон.

 

А это точно именно автор? https://proza.ru/2019/09/09/1502

#3457410 19.11.2020 10:41 ХЛМ

ответ на комментарий пользователя Дмитрий Соколовский : #3457409

Да, точно. Автор принимал участие в конкурсе и писал о этом в своем ФБ.

#3457413 19.11.2020 11:19 васька

Можно убрать если в улове он уже был. Я просто не в курсе,  но не хочется повторяться

 

#3457416 19.11.2020 11:37 васька
Дмитрий Соколовский, 19.11.2020 10:40

А это точно именно автор? https://proza.ru/2019/09/09/1502

А где посмотреть этот самый улов?

 

#3457434 19.11.2020 13:36 Бунша


Когда впервые увидел и опознал своего соседа-старика  занырнувшего по пояс в помойку, - вздрогнул. Прилично одетый седой мужчина, живет с супругой, оба получают пенсию.  Оказалось выбирает  из мусора выброшенную просрочку из вкусвилла. Йогурты, сырки. Фрукты с гнильцой из спец ящика у овощной палатки.  Не представляю какой  бы я имел видок, пригласи  он меня к себе домой.

#3457446 19.11.2020 15:35 васька
Бунша, 19.11.2020 13:36


Когда впервые увидел и опознал своего соседа-старика  занырнувшего по пояс в помойку, - вздрогнул. Прилично одетый седой мужчина, живет с супругой, оба получают пенсию.  Оказалось выбирает  из мусора выброшенную просрочку из вкусвилла. Йогурты, сырки. Фрукты с гнильцой из спец ящика у овощной палатки.  Не представляю какой  бы я имел видок, пригласи  он меня к себе домой

Бунша, 19.11.2020 13:36


Когда впервые увидел и опознал своего соседа-старика  занырнувшего по пояс в помойку, - вздрогнул. Прилично одетый седой мужчина, живет с супругой, оба получают пенсию.  Оказалось выбирает  из мусора выброшенную просрочку из вкусвилла. Йогурты, сырки. Фрукты с гнильцой из спец ящика у овощной палатки.  Не представляю какой  бы я имел видок, пригласи  он меня к себе домой.

У нас тоже есть помоечники, но мне не захотелось так унижать персонаж. Да и вообще.

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться