Автор: Martis

Ангелочек

 
03.03.2021 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

Ангелочек, изображение №5«Мир — это больница для ангелов, которые разучились летать
и позабыли дорогу на небо, свалившись с лестницы»

Илья Кормильцев (с)

Когда меня вырвали из ада, мне уже было всё равно на свою дальнейшую судьбу. Я знал, что эти двое неудачников, называющих себя Богом и Дьяволом, время от времени развлекаются, меняя местами жителей их владений. Демонов отправляют в рай, ангелов — в ад, а также играют с людскими чувствами и часто спорят о всякой херне. Вот пришла и моя очередь стать их подопытным кроликом. Прожив несколько лет в аду, я не сильно удивился, когда его величество Бог предложил побыть мне ангелом-хранителем одного земного существа.

За панорамными окнами позади его стола виднелся город во всей его красе. Офис находился так высоко, что можно было видеть верхушки небоскребов и проплывающие мимо облака. У противоположных стен офиса стояли трёхметровые скульптуры минотавров, словно охраняющие их босса от нежелательных гостей. Я развалился в кресле у стола, смотря как этот кучерявый тип что-то записывает в документах. Спустя пару минут он поднял взгляд на меня и поправил свои круглые очки на переносице. На нём был чёрный деловой костюм и белая рубашка. По сравнению с его нарядом, я в своих джинсах, чёрной шапке, потрёпанной джинсовке, накинутой на футболку и этими непривычными крыльями, торчащими из-за спины, выглядел как хипстер.
— Чен, рад приветствовать, — важным голосом сказал этот парень напротив, выглядевший даже младше меня.
Я откинулся на спинку кресла и сложил руки на груди.
— Что тебе от меня нужно? — спросил я и кивнул за своё плечо, показывая на крылья. — Сними это с меня и отправь обратно в ад.
— Не получится, — улыбнулся Нэл, — тебя как раз оттуда направили сюда. На исправительные работы. Ну, или что-то типа того.
— Исправительные работы?
— Ничего сложного, — Нэл подался вперед и положил руки на стол. — Твоя задача — некоторое время охранять одного человека. Быть его ангелом-хранителем, — он сделал паузу, — а крылышки тебе для красоты, — во весь рот улыбнулся он, — какой же ангел без крыльев.
— И что мне типа… спасать его надо? Следить за тем, чтобы он не умер?
— Ага, — кивнул Бог и поправил свою кудрявую прядь, спадающую на лоб.
— Что за человек? — спросил я без особого энтузиазма.
— Грэм Симмонс, двадцать два года, — Нэл кинул передо мной раскрытую папку с личным делом, где была прикреплена фотография парня и дана вся краткая информация. — Студент самого престижного вуза у нас в городе. Сын одного из успешных адвокатов, — на этих словах Нэл наконец закончил говорить как робот, который выучил текст наизусть, — короче, конченный мажор. Больше узнаешь о нём при личной встрече. Если он, конечно, захочет с тобой разговаривать.
Я бегло просмотрел папку с его делом и кинул её обратно на стол.
— И долго мне за ним присматривать?
— Две недели. Потом можешь возвращаться обратно к себе в ад, в свою зону комфорта.
— Отлично.
— Начинаешь завтра же, — улыбнулся Нэл и откинулся на спинку своего кресла.
Я скорчил презрительную гримасу, поднялся с кресла и прошёл к выходу, минуя скульптуры минотавров.

***

Даже по сравнению с преисподней, первые часы на земле мне показались просто ужасными. Город действовал мне на нервы своим бесконечным шумом, толпами бесцельно снующих по улицам людей, яркими баннерами и тупейшей музыкой, раздающейся чуть ли не из каждого заведения. В той, прошлой жизни, ещё до моей смерти и отправки в ад, я ненавидел людей. Ненавидел эту бесконечную рутину, не хотел превращаться в офисного планктона, а потом в дряхлого старика, поэтому и нашёл выход в тех немногих вещах, что приносили мне удовольствие — в драках, алкоголе и саморазрушении. А те, в свою очередь, привели меня к тому, что я стал наёмным убийцей. Теперь же, бродя по этим шумным улицам, я чувствовал себя стариком на пенсии. Мне уже не хотелось ни вечеров в клубах, ни красочных убийств, ни ежедневных драк на заднем дворе какого-нибудь бара.

Когда я добрался до нужного вуза, я сел на лавочку и ещё раз взглянул на фотографию. Словно строгий родитель, не желающий, чтобы его ребёнок шёл до дома один, я ждал своего человека. Когда он вышел из ворот я не сразу его узнал. Как минимум, мне мешала однотипная чёрная форма с эмблемой на груди у каждого из студентов. Грэм с дипломатом в руке появился в компании друзей, остановился возле входа и закурил сигарету. Он что-то обсудил с ними и двинулся дальше. Двое его приятелей больше напоминали телохранителей, идущих по обе стороны позади него. Но он ещё не знал, что главный его телохранитель на ближайшие две недели — это я.

Вскоре он вместе с двумя своими шавками свернул в переулок, подальше от шумных улиц и элитных районов. Пройдя пару кварталов, Грэм остановился в одном из глухих дворов, который окружали лишь гаражи и мусорные баки. Всегда было интересно, чем занимаются такие мажоры после того, как прекращают строить из себя прилежных студентов и послушных детей. Ответ пришёл мне, когда все трое начали скручивать косяки прямо на капотах ржавых машин и глушить травку. Сидя на невысоком ограждении в нескольких метрах от них, я улыбнулся понимающей улыбкой. Как добродушный отец, который хлопает сына по плечу, и прощает ему его выходки. Но также я задумался о том, что если Грэм продолжит вести такой образ жизни, то никакой ангел его уже не спасёт. Как никто не спас однажды меня.
Когда он проходил мимо, я поймал его взгляд. Уверенный гордый взгляд человека, который получил от жизни всё. Его виски были выбриты, тёмные волосы зализаны назад, чётко выраженные скулы делали его похожим на Киллиана Мёрфи. А выглаженная, опрятная форма и дипломат в руке добавляли несколько очков в его копилку «правильного» студента. Он прыгал обратно в свой привычный мир — мир, где нет запаха травки, ржавых машин и прогулок по таким вот дворам. Но, увидев меня, он провалил тест на порядочность, усмехнувшись и сказав:
— Эй, чучело! Классный прикид!
Его друзья посмотрели в мою сторону, но, само собой, увидели лишь ограждение и пустой двор, а реплику своего друга приняли за последствия травки. Видимо, подружиться с ним у меня уже заранее не получилось. Но мы ещё посмотрим, кто из нас чучело. Я встал и посмотрел ему вслед, расплывшись в улыбке, свойственной больше чертям, нежели ангелам-хранителям.

***

Я проводил Грэма до дома — огромного трёхэтажного особняка, до которого он добирался на чёрном мерсе, купленном на деньги его заботливого папочки. Черные высокие ворота открылись перед ним, и Грэм въехал на территорию своих владений. Поняв, что мне ещё слишком рано и слишком бесполезно пытаться знакомиться с ним у него же дома, я решил дождаться его следующей вылазки в город, и уже потом попытаться с ним заговорить. Кто бы знал, что вечером мне предоставится просто потрясающая возможность это сделать.

Грэм может знать много вещей в этой жизни — где достать дешевую и качественную траву, как пикапить пьяных блондинок на своём авто, он может знать на зубок законы и права, учась на адвоката, но что он не знает — это правила дорожного движения. Ближе к ночи, выйдя из бара с бутылкой коньяка в руке, он, идя к своей машине, решил, что его вряд ли сможет убить такой же мудак как он, который, к примеру, будет гнать на скорости двести километров в час, не особо заботясь о пешеходах. И как только этот пьяный мажор начал переходить дорогу на красный свет, он услышал сигнал клаксона от приближающегося грузовика, водитель которого вряд ли успел бы нажать на тормоза.
Выкинув сигарету, я в одно мгновенье оказался возле Грэма и со всей дури толкнул его обратно на тротуар. Бутылка выпала у него из рук и разбилась об асфальт. Он посмотрел на меня пьяным и тупым взглядом, валяясь на земле под моим весом, и выдал первое, что пришло в его больную голову.
— Что за…?! Я тебя уже где-то видел, чучело!

Вокруг нас начали собираться зеваки, спрашивая всё ли в порядке с этим придурком. Я поднялся с земли, отряхнулся и подал Грэму руку. Тот, подумав пару секунд, всё же взял её и поднялся на ноги.
— Кто ты, б#ять, такой?! — заплетающимся языком спросил он.
— Твой ангел-хранитель, — улыбнулся я, — приятно познакомиться.
Грэм поднял на меня презрительный взгляд. Люди, поняв, что с этой жертвой несостоявшегося дтп всё в порядке, начали расходиться. Сейчас Грэм меньше был похож на студента престижного вуза. Его форма сменилась модной зелёной толстовкой последних брендов, запачкавшейся в грязи после падения, обтягивающими джинсами и белыми кроссовками.
— Ты больной или как? — спросил он, приняв моё откровение за шутку.
— Я тебе вообще-то жизнь спас, — ответил я, разведя руками, — мог бы хотя бы спасибо сказать.
Мы молча уставились друг на друга. Он всё ещё верил в то, что перед ним стоит наряженный клоун с крыльями, украденными из реквизита школьной постановки, а я думал, осталось ли в нём ещё что-нибудь от адекватного человека или нет.
— Пошёл ты нахер, — ответил он, развернулся и пошёл прочь.
Нет. Не осталось. Вероятно, он решил, что я слишком безумен, а потому от меня можно ожидать чего угодно. А неизвестность и безумие — вещи, пугающие больше всего на свете.
Я поднял взгляд к небу, где виднелись звезды и полная луна. Вокруг шумел город, проглатывая меня в свой разноцветный и мигающий хаос, а я наконец-то почувствовал жизнь, вернулся на пару мгновений к тем моментам, когда я был счастлив.

***

Через несколько минут Грэм плюхнулся на переднее сиденье своего мерса. Как только он повернул ключ зажигания, он подпрыгнул от неожиданности, услышав мой голос, раздавшийся с заднего сиденья.
— Тебя не учили, что нельзя садиться пьяным за руль?!
Я увидел его испуганный взгляд в зеркале. Он повернулся и с выражением одновременно и страха, и злости уставился на меня.
— Пошёл вон из машины!
— Слушай, что ты такой недружелюбный? — спросил я по-дружески, откинувшись на спинке. — Я тебе не сделал ничего плохого.
Судя по выражению его лица он понял, что из машины я не выйду. На его висках выступили вены, и, если бы я прислушался, мог бы услышать скрежет его зубов. Но я его понимал — какой-то мужик азиатской внешности с крыльями ходит за ним по пятам, разбивает бутылки с алкоголем, вламывается на сиденье дорогой тачки. Что ему оставалось делать? Из машины ему меня не выкинуть, из своей жизни — тоже.

Но, несмотря на все мои предположения, что Грэм сделает в следующую секунду, он сделал то, чего я ожидал меньше всего. Заблокировал двери автомобиля, повернул ключ в замке и нажал на газ.

Машина с диким визгом сорвалась с места, за пару секунд разогнавшись и нырнув в объятия ночного города. Я попытался сохранять невозмутимость. Максимум, кого он сможет напугать или убить этой поездочкой — этого самого себя. Мне же не требовался ремень безопасности, чтобы спасти свою шкуру. Отметка спидометра дошла до двухсот километров в час, когда Грэм гнал по широкому и почти пустому мосту. Он обгонял редко встречающиеся на пути машины, выруливал на встречку и то и дело давил на клаксон.
— Ты разобьёшься, придурок! — попытался образумить его я, схватившись за переднее сиденье, чтобы меня не сносило из стороны в сторону.
— Если я и разобьюсь, то только вместе с тобой, клоун! — крикнул Грэм.
Сколько самопожертвования! Какая драма! Какие красивые речи!
— Ты хочешь убить собственного ангела-хранителя? — спросил я не без улыбки.
Тот лишь рассмеялся, ещё сильнее надавив на газ.
— Меня не нужно охранять, — сказал он.
— Нужно! Как минимум от самого себя!
— Ну так и спасай, ангелочек, — ухмыльнулся он.
И в следующую секунду снова вырулил на встречку — прямо перед ехавшим на нас автомобилем. Я резко перегнулся через сиденье и крутанул руль вправо.
— Молодец, прошёл тест, — засмеялся Грэм.
Я не сдержался и отвесил ему подзатыльник, словно уставший от его выходок отец.
Грэм ещё сильнее вырулил вправо и машина врезалась в ограждение, заработав вмятину и кучу царапин на правом борту. Грэм буквально целовался своей машиной с этим ограждением.
— Ну что, уже не так весело?
Не знаю, хотел он меня напугать или угробиться сам, но угробить у него получилось только блестящий еще несколько минут назад мерседес. Я снова перегнулся и повернул руль влево.
— Кто тебя послал ко мне?! — крикнул он, посмотрев в зеркало.
— Бог, б#ять. Останавливайся!
— Ну-ну, — с этими словами Грэм повернул к широкому и опустевшему ночью пляжу.
Недалеко от дороги был пирс. Грэм свернул по направлению к пирсу и остановил машину в нескольких метрах от берега.
Через лобовое стекло я увидел как в морской воде отражается свет от луны.
Грэм положил руки на руль и опустил голову.
— Всё? Накатался? — спросил я, наконец расслабившись и упав на заднее сиденье. — Может поговорим?
Отдышавшись, Грэм открыл бардачок, в котором показалась рукоятка пистолета. Резко схватив его, он повернулся и направил дуло мне в лицо.

***

После своего первого убийства я проблевался. Я посмотрел на человека с завязанными за спиной руками, с дыркой во лбу и размазанными по стенке мозгами и меня вывернуло наизнанку. Люди, что были в тот момент со мной на этаже заброшенного здания, одобрительно похлопали меня по плечу и поздравили с тем, что я прошёл посвящение в наёмники. Отсутствие какого-либо инстинкта самосохранения, тяга к разрушению всего вокруг и всё больше увеличивающееся число долгов заставили встать меня на эту скользкую дорожку.
Вскоре я скатился до того, что превратил убийства в обыденность. Для меня это уже не было чем-то особенным. Если раньше я блевал, нажимая на спусковой крючок, то теперь мог выполнить очередной заказ и пойти перекусить аппетитным бургером. Все эти люди — жертвы, выполненные заказы, превратившиеся в мой гонорар — все они просто жалкие ничтожные существа, цепляющиеся за свои такие же никчемные жизни в самый последний момент. Я не испытывал к ним ни жалости, ни симпатии. Я превратился в безжалостного робота. И всё шло хорошо до того момента, пока я не поссорился с теми, на кого работал. И вместо того, чтобы убить меня, как и полагается киллерам, они придумали способ изощрённей. Намного изощрённей.
В очередной раз, когда я при своём напарнике пустил человеку, сидящему передо мной на коленях с мешком на голове, пулю в голову, я не знал, что через пару секунд сниму с него мешок и увижу под ним лицо родного брата. Именно в тот момент я согнулся пополам и меня снова вывернуло наизнанку. Как и в первый раз. Я заслужил то, что со мной происходило. И заслужил место в аду.

***

Не дав мне сказать ни слова, Грэм трижды нажал на спусковой крючок. Послышалось три громких хлопка. Пули пробили меня насквозь, оставив некрасивые следы на обивке его задних сидений. В то время как на лице этого недоубийцы отражалась вся палитра эмоций — от ненависти к восхищению через удивление и страх – я смотрел на него равнодушным и совершенно спокойным взглядом.
— Теперь ты со мной поговоришь? — нарушил я звенящую тишину.
В ответ я услышал лишь его громкий пронзительный крик, который был способен выбить окна в этой машине.
— Не бойся, ты не сходишь с ума, — улыбнулся я, — я тут в порядке вещей.
— Пи@#ец, — закончив орать, подытожил он.
— Ага, — кивнул я, — только Чен, а не «пи@#ец». Очень приятно.
Грэм молча уставился на меня, его волосы, когда-то зализанные назад, сейчас были разлохмачены и падали на глаза с обеих сторон.
— Нет, ну хочешь, пусти следующую пулю себе в голову. И тогда не будет проблем ни у тебя, ни у меня.
— Что тебе от меня нужно?
Отлично. От отрицания через гнев мы дошли до торгов. Если все пойдёт по плану, скоро дойдем и до принятия. Принятия того, что в твоей машине теперь катается ненормальный ангел.
— Да говорю же — ничего особенного. Подружиться. Поболтать. Мне скучно просто так две недели шляться за тобой по пятам и спасать от грузовиков и самого себя.
— Ага, — тупо кивнул он.
— Хотя эта гонка — последнее яркое событие в твоей жизни? — улыбнулся я. — Если да, то у меня для тебя плохие новости. Ты слишком скучен и примитивен — бары, одноразовые девушки, травка за гаражами, на «отлично» закрытая сессия в лучшем вузе страны. Ты прямо-таки типичный герой какого-нибудь триллера. В конце ты обязательно должен слететь с катушек от такой двойной жизни.
— Ты мне лекции собрался читать? — как ни странно, Грэм всё ещё держал направленный на меня ствол, несмотря на то, что тот был бесполезен.
— Лекции тебе прочитают в университете.
— Можно подумать, твоя жизнь была намного интереснее.
— Ненамного, — я пожал плечами, — но я делал то, что хочу я, а не то, что навязали мне родители. Я не прятал от них траву в тайниках дома. Чёрт, я даже не скрывал от них тот факт, что убиваю людей за деньги.
Я подёргал за ручку двери.
— Может выйдем, нет? Мне здесь не нравится.
Грэм отвернулся и разблокировал двери.
Я вышел на улицу и двинулся к морю. Лицо обдувал холодный ветер, на меня попадали капли воды. Я сел на берегу, любуясь красивым пейзажем, шумом волн и потрясающей луной.
Грэм подошёл через пару минут и сел рядом. Достав из кармана сигареты, он закурил и протянул одну мне. Как ни странно, курение — это одна из немногих вещей, которую я уже давно хочу попробовать снова. Я взял сигарету и прикурил от зажигалки Грэма.

— Может, ты и прав, — наконец сказал он, выдохнув облако дыма.
Вообще, меня направляли сюда для спасения, а не для перевоспитания. Хотя до полного перевоспитания этого мажора было ещё далеко. Это так, маленькие проблески разума в его голове, осознание того, что я прав.
— И ты правда будешь меня спасать? — Грэм улыбнулся такой улыбкой, будто прямо сейчас мог пойти и специально начать прыгать с крыш, зарабатывать смертельные болезни или травиться таблетками только ради того, чтобы проверить, вру я или нет.
— Ближайшие две недели так точно. Больше я тебя не вынесу, мне кажется.
— И какой в этом смысл? — спросил он.
Я лишь пожал плечами.
— Должен же быть какой-то смысл в том, чтобы я продолжал жить. Не думаешь, что все мы были созданы для какой-то своей цели?
— Нет никакой великой цели, — я выдохнул дым от сигареты, — мы просто бесцельно существуем. Потом также бесцельно умираем.
— А как умер ты?
Я снял шапку и провёл рукой по короткому ёршику волос, Грэм увидел на моём лбу дырку от пули. Не успел он ничего сказать, как я надел шапку обратно, натянув её на лоб.
— Я слишком заигрался в наёмного убийцу. Вот и поплатился за это, — я сделал паузу. — Но знаешь, что нас отличает друг от друга? Я всего добился сам, шёл по головам и вырывал себе место под солнцем зубами. А тебе всё досталось при помощи богатых родителей. И ты ничерта не используешь свои возможности во благо. По-любому только и делаешь, что избиваешь тех, кто слабее и глушишь сознание травой.
— Попробовал бы ты всего добиться сам, если бы за каждым твоим шагом следили. Не родители, так… так ёбаные ангелы-азиаты, — улыбнулся он.
— М-м-м, да ты расист, парень. Но мне плевать на тебя, правда. Я как тот тупой качок в боевиках, который охраняет своего босса — делай что хочешь. Я буду молчать.
— И ты ни разу не жалел о своей жизни? — вдруг спросил он. — О том, что сделал?
— Нет, — ответил я. — Мне всё понравилось. А жизнь в аду нравится до сих пор. Это просто потрясающее место.
— Здесь не лучше, — с грустью в голосе ответил этот парень.
— Здесь не лучше из-за таких, как мы, — я посмотрел ему в глаза, — тех, кто портит жизнь себе и окружающим.
— И кому я испортил жизнь?
— Многим. Тем, о ком ты даже не догадываешься, — я уже говорил не столько с ним, сколько пытался сказать что-то себе из прошлого.
— Ну так и что с того? — вскипел Грэм, вскочив на ноги. — Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на кого-то ещё. Главное, что я делаю то, что приносит мне удовольствие.
— Приносит удовольствие или заглушает душевную боль и моральное давление со стороны родителей?! — я встал вслед за ним и посмотрел ему в глаза.
Он помолчал несколько секунд, докурил сигарету и бросил её на песок, раздавив мыском.
— Отвали, — буркнул он и пошёл к своей уже раздолбанной машине.
Время откровений прошло. Пришла ему пора снова надеть маску циника.
— Эй, призрачный гонщик, — бросив взгляд на бесконечное и спокойное море, я повернулся и крикнул ему вслед, — не подвезёшь?

***

Как ни странно, после той ночи мы подружились. Настолько, насколько могут подружиться бывший наёмник и будущий адвокат. Грэм уже не посылал меня нахер при каждой встрече и даже вроде бы смирился что теперь ходит чуть ли не под ручку с ангелом, который чуть что кинется его спасать. Мы катались по ночному городу, курили косяки в его роскошном особняке, разговаривали о жизни, смерти и статусах в обществе. Я же каждый день наблюдал за тем, как на него орёт отец, отвешивает ему пощёчины или кидается всем, что попадётся под руку. Я не оправдывал его поведение окружением и воспитанием, просто мне было грустно наблюдать, как его постоянно морально изводят. А он же в свою очередь занимался тем, чем занимался я в молодости — находил утешение на дне бутылки или в скрученной купюре. И, как и я однажды оступился, убив человека, Грэм, сам того не понимая, повторил мою ошибку.

***

Сид снял шляпу, обнажив свои рога и откинулся на спинку сиденья на центральном ряду кинотеатра.
— Я же говорил, что это была неплохая идея, — усмехнулся он, закинув ногу на ногу.
На экране проигрывалась запись. В роскошной гостиной с дубовыми столами, мраморными стенами, обивкой диванов из натуральной кожи и панорамными видами из окна, сидели два человека, рассуждая о смерти.
— Неплохая идея отправить одного из твоих чертей спасать человека? — с возмущением спросил Нэл, посмотрев на Дьявола. — Да они же спелись. Это два психопата, от которых теперь неизвестно чего ожидать.
— Ты прав, — усмехнулся Сид, — намечается что-то интересное. — Никогда бы не подумал, что они подружатся. А ты, кстати, готовься — скоро тебе придётся сообщить ему радостную новость.
— Мне кажется, он не сделает этого.
— А ты постарайся сделать так, чтобы он тебя послушал, — Дьявол похлопал Бога по плечу, и они продолжили смотреть фильм.

***

Всё пошло не так, когда к Грэму в гости пришла его подружка. Блондинка модельной внешности в обтягивающем платье, с тоннами косметики и кудрявыми прядями, спадающими на плечи. Пройдя в туфлях на каблуках по мраморному полу, она поднялась к Грэму в комнату и прикрыла дверь. Когда на эту частную вечеринку прилетел я, оба были уже пьяны и накурены. Просторная комната с кучей грамот, кубков, с большими шкафами, в которых висела чистая форма на каждый день, плазменным телевизором и приглушенным неоновым светом провоняла запахом травы и алкоголя. Грэм с Рэйчел (так, как я потом выяснил, звали его подругу) сидели на мягких пуфиках и залипали на стену, на которой проигрывался фильм при помощи проектора.
— Я смотрю ты веселишься, — сказал я, расхаживая по комнате и пиная пустые коробки из-под пиццы и стеклянные бутылки.
— О, а вот и мой ангелочек, — радостно воскликнул Грэм.
— Что? — удивилась его подружка, посмотрев на него с тупой натянутой улыбкой.
— Рэйч, кстати, ты веришь в ангелов-хранителей? — спросил он, не отводя от меня взгляда.
Какой же идиот.
— Что? — снова спросила она. — Нет, конечно. Это же бред.
— «Это же бред», — скорчив недовольную гримасу, передразнил её я.
— А вот у меня есть один такой, — усмехнулся Грэм.
— Грэм, ты пьян, — девушка стукнула его по плечу.
— Оказывается, каким бы козлом ты не был при жизни, после смерти может появиться шанс всё исправить.
— А может и не появиться, — встрял в их разговор я. — У нас слишком психически нестабильная небесная канцелярия.
До перевоспитания этого отморозка мне ещё, конечно, расти и расти. Из всех моих рассуждений на эту тему он вынес только то, что можно оправдывать свои свиньи поступки при жизни. Если он наслушался моих историй об аде и решил, что там так классно, то он ошибался. Ад для него наступит гораздо раньше смерти. Ад — это то, что происходит с нами ежедневно.

Рэйчел, по всей видимости, потеряла нить рассуждений и начала залипать в своём телефоне. Грэм наклонился в её сторону и выхватил телефон из рук.
— Эй, отдай, мне нужно ответить.
— Потом ответишь, — сказал он, — это невежливо.
Ха! Невежливо!
Я стоял перед ними, и по мне бегали герои фильмов, на меня проецировался кусочек фильма.
Грэм подвинулся поближе к Рэйчел и обнял её, положив руку ей на шею. Вторую руку он положил ей на бедро и попытался приподнять платье.
— Что ты делаешь? — возмутилась девушка. — Давай не сейчас.
— Давай сейчас, — шёпотом сказал он, поцеловав её в шею.
Блядский выродок. Зачем я только пришёл сюда, если у него есть дела поинтереснее. Я так и остался стоять перед проектором с равнодушным лицом.
Рука Грэма была уже на полпути к трусикам Рэйчел, когда она слегка шлёпнула его по голове и вскочила с пуфика.
— Я же сказала! — крикнула она. — Я не хочу.
— Да брось, — он встал вслед за ней, подошёл вплотную, положил руки ей на задницу и снова попытался её поцеловать.
— Грэм, ты безнадёжный герой-любовник, — сказал я.
Если он делал это представление для меня, то вот ему моё мнение.
— Заткнись, — сказал он, ни капли не думая о том, что Рэйч примет его за психа. Для него она была просто вещью, куклой. Он мог делать и говорить что хочет, и пусть она только попробовала бы что-нибудь ответить.
— Ты больной, Грэм, — она оттолкнула его и прошла к выходу, но он рванул к двери и прижал её рукой. — Дай мне выйти.
— Не-а, — он поднял указательный палец и поводил им из стороны в сторону словно маятником. Потом схватил Рэйчел за шею и прижал к двери.
Да твою-то мать. Я пришёл к новому другу, а попал на сцены жёсткого порно.

Девушка оттолкнула его и уже открыла дверь, когда он схватил её за руку и со всей силы дёрнул на себя. Вряд ли кто-то из его домашних услышал её крик. Когда дверь захлопнулась, Грэм повернулся к Рэйчел и, судя по его глазам, он понял, что переборщил с силой. Рэйчел упала на пол, со всей силы приложившись затылком о дубовый стол. Он выпучил глаза, я вскочил на ноги. Рэйчел так и осталась лежать на полу, уставившись в потолок. Из-под её затылка начала растекаться лужа крови.

Грэм схватился за голову и взъерошил себе волосы. Медленно опустившись на колени, он подполз к девушке и приложил два пальца к её шее. А потом перевёл испуганный взгляд на меня.
— Поздравляю, Чарльз Дера, — сказал я, — ты влип.
— Она мертва, — замогильным голосом ответил он, прикрыв рот дрожащими руками.
— Зря конечно она не верила в ангелов-хранителей. Они, наверное, обиделись и покинули её.
— Чен, б#ять! — крикнул Грэм, остановив поток сарказма. — Что нам теперь делать?
— Нам?! Я тут вообще не при делах, — я развёл руками. — Ты у нас адвокат, ты и решай.
Я упал на пуфик, на котором ещё недавно сидела Рэйчел.
Дрожащими руками Грэм ещё раз проверил её пульс, несколько секунд посидел над её безжизненным телом, а после встал и заметался по комнате. Найдя тряпку, он попытался вытереть кровь.
— Нужно… нужно что-то делать, — тараторил он, пока жёлтая тряпка пропитывалась кровью.
Вечно можно смотреть на три вещи. И третья из них — смотреть на то, как кто-то пытается избавиться от трупа.
— Глупая смерть, — вздохнул я, — очень глупая смерть.
— Заткнись на#уй, — гаркнул на меня Грэм, посмотрев в мою сторону со слезами на глазах.
— Я много лет назад убивал людей потому что мне приказывали. Эти люди либо были должниками, либо слишком тупыми, чтобы перейти дорогу моим начальникам. А вот такие как ты… творят разрушение только ради е#ли, удовольствия. Для нас обоих человеческая жизнь ничерта не стоит. Но я никогда не убивал тех, кто мне просто не нравится. Они знали, на что идут. А что эта девушка сделала тебе? Не дала?
— Ты…
— Прежде, чем ты начнёшь кидаться оскорблениями, хочу сказать, что так ты только испачкаешь здесь всё кровью. Первое, что тебе нужно сделать — найти большой мешок для мусора, переложить на него тело. Вытереть кровь с ковра тряпкой и перекисью водорода. Потом, желательно, расчленить труп. Но и этот момент тебе стоит продумать, так как в ней, — я показал пальцем на девушку, — примерно пять литров крови, которая забрызгает всё вокруг. Можно, конечно, подвесить её за ноги, перерезать сонную артерию, слить кровь в течение минут сорока, а потом уже расчленять. Ну, или сварить сначала. Чем ты тоже вряд ли будешь заниматься. Так что с кровью аккуратнее. После расчленения расфасуй все по отдельным пакетам и там уже делай что хочешь. Если у тебя в подвале химическая лаборатория — раствори её в кислоте. К концентрированной серной кислоте нужно будет добавить раствор пентахлорида фосфора в бензоле или диэтиловом эфире. И дело почти в шляпе. Если вид из окна выходит на море, — я приподнялся и посмотрел на глубокий лес за окном, — то утопи её. Но мы, к сожалению, не на Мальдивах. Так что остаётся два варианта — либо закапываешь её, либо скармливаешь свиньям. У твоей семьи случайно нет никакой фермы со свиньями?

Грэм, сидя на полу с окровавленными руками, молча смотрел на меня тупым взглядом несколько секунд, а после отвернулся и проблевался. Дилетант.
— Давай, — я встал, поднял его за шкирку и толкнул к выходу из комнаты, — тащи мешки, пока сюда не зашёл кто-нибудь.

Ничто не сближает людей ещё больше, чем общая тайна. Нашей тайной стало сокрытие преступления и совместное закапывание трупа недалеко от его особняка. Грэм умудрился вытащить тело на улицу, погрузить в багажник и отвезти подальше в лес, вооружившись лопатой.

В полной темноте, в которой горел лишь одинокий фонарь, валяющийся на земле, Грэм выкапывал могилу для своей подружки, а я сидел на бревне рядом и курил. Было до ужаса холодно. Нас окружал плотный, непроницаемый, страшный лес, из которого то и дело доносились какие-то шорохи или уханье сов.
— Кстати, забыл спросить, её, надеюсь, никто не спохватится? — спросил я.
— Вряд ли. Жила она одна, друзей у неё не так много. Так, какие-то однодневные парни, которые пытались к ней клеиться, — задыхаясь, с паузами ответил Грэм, стоя уже по пояс в могиле.
Я помолчал и выдохнул дым от сигареты.
— Добро пожаловать в мои ряды, кстати, — усмехнулся я. — Человек, к сожалению, смертен. Внезапно смертен. Уж нам ли с тобой не знать.
— Твоё первое убийство было лучше?
— Ненамного. Я тогда завалил за баром одного мужика и просто подвинул его тело поближе к мусорным бакам. Ближайшие пару дней все его принимали просто за алкаша, пока один дотошный бомж всё же не нашёл на нём дырку от пули.
— Наверняка, эти люди тоже жили для какой-то цели, — сказал Грэм себе под нос.
— Ты этого уже не узнаешь. К тому же, нет незаменимых людей. Все великие открытия сделают за них другие люди. Музыку напишут другие люди. Нарисуют картины, станут космонавтами, предотвратят войну тоже другие люди, — я выдохнул облако дыма. — А если ты про то, что у вселенной на их счёт были другие планы, то советую забыть об этом. У вселенной нет никакого запланированного сценария на каждого человека. Как нет и судьбы, кстати.
— Откуда ты такой умный взялся?! — с нескрываемым презрением спросил Грэм.
— Из ада, конечно же, — я расплылся в счастливой улыбке.
Грэм кинул лопату, подтянул к себе мешок с трупом и кинул его в могилу.
Тяжело дыша, он сел на бревно рядом со мной и закурил.
— Не ссы, — я по-дружески хлопнул его по спине, — это всего лишь труп. Не придавай этому значения.
Ответом мне было молчание.

***

За три дня до окончания моих «исправительных» работ его величество Нэл снова вызвал меня в свой офис. Когда я зашёл, двое людей, что сидели на больших крутящихся креслах, повернулись ко мне. Между ними на столах возвышалась деревянная башенка для игры в Дженгу.
— Чен, — улыбнулся Нэл, — проходи, — он кивнул на диван возле стены.
— Рад приветствовать, чертёнок, — ухмыльнулся его собеседник и поправил свой красный галстук, идеально подходящий к его бордовому костюму и чёрной рубашке. Дьявол, в отличие от Нэла, был уже не молод — на его лице проступали морщины, а волосы седели с каждым днём.
Я поднял руку в знак приветствия и сел на диван, закинув ногу на ногу.
Бог с Дьяволом снова повернулись к столу. Нэл аккуратно вытащил из башни деревянный блок.
— Как справляешься со своим человеком? — спросил он.
— Всё отлично, — сказал я, вспомнив вчерашнюю бессонную ночь в компании тёмного леса, Грэма и трупа в мешке.
Я бросил взгляд на панорамные окна, за которыми город тонул в солнечных лучах.
— Готов к экзамену? — спросил Сид.
— Экзамену?
— Настало время проверочного теста. Я тебе не говорил? — Бог поднял на меня взгляд из-под своих очков.
— Нет, — равнодушно ответил я.
— О-о-о, мой мальчик, — радостно сказал Дьявол, — не переживай. Ты справишься.
С этими словами он достал из башни блок. Получше приглядевшись, я увидел на торцах блоков изображения лиц. Вероятно, людей, которые уже умерли, или которые только собираются попасть к ним на службу.
— Так и что мне нужно сделать? — спросил я.
Несколько секунд оба молчали. После Нэл тяжело вздохнул и посмотрел на меня.
— Тебе нужно убить Грэма, — хладнокровно сказал он.
— Что? — скорчив недовольную гримасу спросил я и нагнулся вперёд, поставив локти на колени.
— Ты не расслышал? — Дьявол повернулся ко мне. — Убей его. Он нам больше не понадобится.
— В каком смысле?
— В прямом. Грэму больше незачем жить, — улыбнувшись, парировал Бог. — Убей его и возвращайся в свой ад. К Сиду, — он посмотрел на друга.
— Серьёзно? Вы даже не объясните зачем мне его убивать?
— Не задавай лишних вопросов. Потом всё поймёшь, — Нэл вытащил из центра башни дощечку.
— И как я должен это сделать?
— Ты нас спрашиваешь? Внеси неожиданные правки в его сценарий. Устрой ДТП, урони ему кирпич на голову. Да твою мать, он может просто споткнуться и упасть под грузовик.
— Что-то ты не особо задавался такими вопросами при жизни, — Сид снова посмотрел на меня, — а теперь что? Моралистом стал?
— А я тебе говорил, что они спелись, — ответил ему Нэл.
— А если я не хочу этого делать? — после короткой паузы спросил я.
— Ну… тебе решать, — пожал плечами Бог.
В офисе повисла тишина, нарушаемая лишь тихими ударами деревяшек друг об друга, когда они ставили их на вершину башни. Я задумался о том, что точно также, как они играют в Дженгу, они играются с людскими судьбами, переставляя их местами.
— Но учти, — сказал Сид, доставая блок из-под самого низа, — что каждое твоё действия имеет свои последствия. И в один момент…
— В один момент… — продолжил за него Нэл, достав вторую деревяшку с нижнего ряда, — …всё рухнет
Башня с грохотом развалилась, упав на стол. Один из блоков отскочил прямо к моим ногам.
— Прямо как эта башня, — улыбнулся он, и оба повернулись в мою сторону.
Я взял деревяшку и покрутил её в руках. На ней было изображено лицо моего брата. В голове невольно вспышками пронеслись воспоминания о нём. О том, как я, сам того не понимая, пустил пулю ему в голову. В горле встал ком. Ком из тех ошибок, что я совершил при жизни. Но сейчас я думал, что всё иначе. Что гораздо более приятное занятие спасать людей, а не толкать их к краю пропасти. Не то что бы мне составляло такого труда убить Грэма, как и любого другого человека. Проблема была в том, что я не хотел этого делать. За эти две недели мы, как сказал Нэл, «спелись». Он был одним из тех немногих людей, что понимал меня. Это как найти родственную душу, как найти хорошего друга. И втыкать ему нож в спину после всего…
— Я понял, — сказал я, встав с дивана.
— Вот и отлично, — улыбнулся Сид, — иди. Жду тебя через три дня.
Я ещё раз взглянул на этих двоих, когда они собирали костяшки и складывали их в коробку, повернулся и вышел из офиса.

***

Я залетел в комнату Грэма на следующий день. Она никак не изменилась со времён моего прошло визита. Грэм убрал за собой труп, но не убрал пустые бутылки и прочий мусор. На ковре ещё можно было разглядеть слабые въевшиеся пятна крови. Не изменилась комната, но изменились её обитатели. Грэм вот уже три дня сидел в депрессии, уткнувшись в подушку и лишь изредка выходя из дома.
— Ну ты что какой? — спросил я, расхаживая по комнате и бросая взгляд на скорчившегося в углу эмбриона. — Я же просил тебе не придавать этому значения.
Он промолчал.
— Помнишь, я говорил о незаменимых людях? — спросил я, сев на воздушный пуфик.
— Что? — он повернулся в мою сторону.
Под его глазами виднелись синяки от недосыпа. Или от руки его отца. Для его папаши вряд ли служило оправданием такое понятие как «депрессия». Он учил его брать всё и сразу, невзирая ни на конкурентов, ни на собственное самочувствие, ни уж тем более тараканов в голове. Вместо модных шмоток на нём была лишь заляпанная в жирных пятнах белая футболка и шорты.
— Я тогда сказал, что незаменимых людей не бывает.
— И что? — хриплым голосом спросил он.
— Ну так вот — ты, оказывается, не исключение.
Я мастер преподносить хорошие новости.
— Что ты несёшь?
— Говорю, мне приказали тебя убить, — улыбнулся я, разведя руками.
Он что-то промычал, потом снова отвернулся к стене.
— Дерзай, — послышался его голос. — Мне по#уй.
— Враньё. Тебе не плевать на собственную жизнь.
— Ага, — послышалось в ответ.
— Нет, правда. Нам нужно что-то делать. Иначе…
А что иначе? Иначе я не сдам этот дебильный придуманный «экзамен»? Иначе меня вернут обратно в ад? Иначе они пошлют кого-нибудь другого?
— Я не буду ничего делать, — он повернулся ко мне, сел на диване и схватился за голову. Взяв со стола пустую бутылку, он попытался вылить в себя последние пару капель.
— Предпочтёшь так же глупо умереть, как твоя подружка?
— Заткнись, б#ять! — он размахнулся и кинул в меня бутылку, которая разбилась о стену позади меня. — Спаситель #уев.
— Я предупреждал, что не спасу тебя от самого себя. Но хотя бы попытаюсь спасти от меня.
— И зачем?
— Нравишься ты мне, — улыбнулся я.
На его лице появился слабый намёк на улыбку.
— Может, ты уедешь подальше отсюда? Спрячешься?
— Спрячусь от кого?! — закричал он. — От Бога?!
Ну да, глупая идея.
— Я вообще не уверен, что ты не плод моего больного воображения.
— Ну… это недалеко от истины. Надеюсь, ты никому больше обо мне не рассказывал, кроме своей… — я увидел его разъярённый взгляд исподлобья. — Ладно, ладно. Молчу.
Что-то мне подсказывало, что, учитывая его нынешнее состояние, мне даже делать ничего не придётся. Он просто пустит себя пулю в лоб ещё через пару дней такой депрессии.
— Короче, — подытожил я, встав с пуфика, — я уже сказал, что не хочу тебя убивать. И мой тебе совет — завязывай с этим дерьмом и продолжай жить, как жил раньше.
— До тех пор, пока меня не убьют?
Я промолчал, посмотрев на этого морально изуродованного мальчика.
— До тех пор, пока тебя не убьют, — я тяжело вздохнул. — Но это будут уже не мои проблемы.
— Ну спасибо, мистер солидарность, — ответил он, посмотрев на меня снизу вверх.
Я подошёл и положил руку ему на плечо.
— И если повезёт, встретимся в аду, — и с этими словами я встал на подоконник, оттолкнулся и вылетел в город.
Да, я провалил тест Нэла. Ну и что с того? Я им не мальчик на побегушках, чтобы спасать, убивать кого-то. Пусть вытаскивают из ада другого черта, который будет чуть более агрессивным, чем я. А я… я на пенсии. Я больше не возьму на себя ответственность за смерть человека.

***

Прошло много лет, прежде, чем я снова оказался в кабинете Бога. Небритый, уставший, злой, без крыльев, я всё также вальяжной походкой подошёл к столу и сел в кресло.
— Давно не виделись, — сказал я.
Нэл лишь кивнул в ответ и убрал спадающую на глаза кудрявую прядь. Потом встал и подошёл к окну.

— Иди сюда, — позвал он, поманив меня рукой, — хочу тебе кое-что показать.
Я встал с кресла и подошёл к Нэлу. Перед нами расстилался ночной город во всей его красе. Сквозь облака виднелись этажи многоэтажек, в окнах которых горел свет. Люди там жили своими микро-жизнями — задерживались допоздна на работе, трахались, спали, ужинали. Далеко внизу простилалась автострада с мельтешащими туда-сюда крошечными силуэтами машин.
— Любуемся на город? — спросил я.
— Почти, — равнодушно ответил Бог, даже не посмотрев в мою сторону. — Помнишь Грэма?
— Грэма? Того мажора, которого я спасал несколько лет назад?
— «Спасал», ага, — съязвил Нэл. — А помнишь, что я попросил тебя сделать?
Я лишь молча кивнул.
— И помнишь наш последний диалог, в который я тебе наглядно показал, к чему могут привести твои поступки?
Снова кивок. Я не понимал, к чему он клонит. Вспоминает мои косяки десятилетней давности? Зачем?
— Ну так вот, — он сложил руки за спиной, — небольшая сказочка тебе. В качестве жизненного урока. Тот мажор, после того, как ты не выполнил свои обязательства, все-таки вышел из депрессии. Знаешь, депрессия сама по себе хороша. Заставляет страдать, копаться в себе, анализировать свои поступки. А Грэму, как ты знаешь, было что анализировать. Он вскоре пришёл к выводу, что его жизнь, в сущности, ничерта не стоит. Что она — дерьмо. А причину он нашёл в своём тиране-отце, который каждый день его морально изводил только ради того, чтобы его сын стал успешным. И как ты думаешь, что он первым сделал после того, как пришёл в себя?
Мы обменялись с ним многозначительными взглядами.
— Правильно. Убил родного отца. Из его же арсенала оружия. А потом изысканно избавился от трупа. Благо, ему было у кого поучиться. Да?
«Так что остаётся два варианта — либо закапываешь её, либо скармливаешь свиньям. У твоей семьи случайно нет никакой фермы со свиньями?» — пронеслись у меня в голове мои же слова.
— Вошёл, так сказать, во вкус. Ещё и грамотно обставил его пропажу — даром что ли подрастающий юрист, — Нэл снова повернулся к окну. — Спустя ещё пару лет окончил институт, даже чего-то добился. Но тяга к разрушению и крови у него никуда не делась. И тут наш мальчик начал вести двойную жизнь — днём он — успешный юрист, а по ночам — серийный убийца, психопат, режущий своих жертв на куски.
В моей груди начало зарождаться очень неприятное чувство. Я чувствовал себя плохим отцом, ребёнок которого пошёл по его стопам.
— Но и этого ему было мало. Вскоре он возомнил себя новым миссией. Решил, что с помощью насилия сможет что-то донести до человечества. Какую-то покалеченную философию про незаменимых людей. Опять же — было у кого учиться.
В очках Нэла отразилось моё испуганное лицо и совершенно тупой взгляд.
«Ты прямо-таки типичный герой какого-нибудь триллера. В конце ты обязательно должен слететь с катушек от такой двойной жизни.»
— И, спустя ещё несколько лет он в своей больной голове набросал план одного… мероприятия. Да, Чен, — повернулся ко мне Бог, — Грэм был той самой нижней деревяшкой от игры в Дженгу. И как ты понимаешь, если её вытащить…
— Но…
Нэл поднял руку, прося меня замолчать.
— Мало времени, — он посмотрел на часы на руке, — если быть точнее. Секунд пять. Смотри, — он кивнул на город за окном.
В ночном небе светила яркая луна. Прямо как тогда, на берегу моря после наших гонок.
— Пять, — Нэл поднял руку и каждую секунду загибал по пальцу.
Нет. Нет. Грэм не мог…
— Четыре.
Я смотрел на наши отражения в стекле и боялся того, что сейчас произойдет.
— Три.
Не мог один конкретно взятый человек так вдохновиться философией своего ангела-хранителя, чтобы решиться на…
— Два.
Грёбаный сукин сын.
— Один, — Нэл загнул последний палец.
И в следующую секунду до нас донёсся приглушённый звук. Словно где-то вдалеке взорвали бомбу. Небоскрёб, что виднелся из окна, начал медленно опускаться. С его первых этажей в воздух начали подниматься огромные столбы дыма. Через несколько секунд огромное высотное здание сложилось, словно карточный домик, похоронив под своими обломками кучу людей. Каждый из микро-миров отдельно взятых людей превратился в прах.
— Я…
— Тссс… — Нэл приставил палец к губам и показал пальцем чуть правее небоскрёба.
Там прогремел ещё один взрыв — в многоэтажном здании торгового центра. Город начал медленно превращаться в руины.
— А теперь туда.
Я перевёл взгляд на место, куда показывал Бог, и правее от высотки увидел ещё один взрыв. Прямо в здании университета, где учился Грэм. Взрывы начали раздаваться отовсюду. Через пару минут движение машин остановилось. Вид из окна начали загораживать столбы дыма. Улицы стали заполнены огнём и кучей мёртвых тел.
Мы стояли несколько минут, молча наблюдая за происходящим.
— Вот тебе, собственно, глобальная игра в Дженгу, — наконец сказал Бог. — А потом говорят, что это я допускаю войны, геноцид, взрывы, смертельные болезни!
— Я же не думал…
— Да ты никогда не думаешь! — Нэл сорвался на крик и стукнул меня в плечо. — Ты доволен, б#ять?! Вот тебе последствия твоего милосердия! Несколько тысяч трупов и разрушенный город! И всё это — вина не съехавшего крышей мажора, а твоя! ТВОЯ! — он ещё раз толкнул меня в плечо и я сделал шаг назад. — Хорошо, что мы не живём в двадцатом веке и я не отправил тебя к юному Гитлеру!
Через секунду он набрал в грудь побольше воздуха, чтобы попытаться успокоиться, и громко выдохнул.
— Прости, — тихо сказал я, словно нашкодивший котёнок.
— Пошёл вон отсюда! — он сел в своё кресло и схватился за голову.
Массивные двери офиса распахнулись и в дверях появился силуэт человека с рогами на голове. Сделав несколько шагов вперёд, Сид сложил руки за спиной и улыбнулся довольной улыбкой.
— Пойдём, — сказал он, — провожу тебя обратно до Ада. Там сейчас, знаешь ли, час пик. И каждый из тех, кто сейчас оказался в ненужном месте, — Дьявол указал пальцем на окна, — очень жаждет с тобой познакомиться.

Твою-то мать.

«Дьявол не звенит побрякушками, а ангелы не летают
Они там разбиваются равнодушно
Даже Боги пугаются высоты, и коль крылья - мусор
Тогда я набью теми пёрышками подушку»

Pyrokinesis (с)

***

— Ты слишком импульсивен, Нэл, — по-дружески сказал Сид, когда они сидели в офисе над разрушенным городом и играли в шашки.
— Что? — спросил Нэл, сделав свой ход.
— Ты опять разрушил город только ради того, чтобы что-то кому-то доказать. Почему ты не послал другого ангела? — Сид «съел» белую шашку соперника и прошёл в «дамки».
— Хотел, чтобы этот увидел, к чему привела его… его привязанность к этому мальчику.
— И только ради этого стоило жертвовать половиной населения? — Дьявол сделал свой ход.
— Мы что, не построим мир заново? Мы каждый раз это делаем. Каждый раз все наши споры заканчиваются одинаково — разрушением.
На шашечной доске осталось всего три фигурки. Одна белая, две чёрных.
— Да построим, конечно же, — по-отечески улыбнулся Сид. — Но в следующий раз хотя бы советуйся со мной, прежде чем допускать уничтожение города. Всё-таки там гораздо больше грешников, нежели праведников, а следовательно, и работы у меня теперь куча.
— Ничего, справишься, — ответил Нэл и не заметил, как его единственная шашка оказалась под линией огня.
— Конечно, — усмехнулся Сид, съев последнюю шашку соперника.
— Твою мать! — вскрикнул Нэл, ударив кулаком о стол.
— Импульсы, Нэл. Вот в чём твоя проблема.
Бог лишь поправил свои очки и развернулся на кресле к панорамным окнам, за которыми ввиду хаоса и отсутствия света была видна лишь темнота и маленькие огоньки, горящие на горизонте.
— Но всё-таки согласись, — сказал он, смотря на город, — это было красиво.

«…и вот, посреди подобных размышлений
плечи их неожиданно раскрываются,
стыд покидает глаза,
а тела медленно растворяются в воздухе
вместе с кустами азалий,
бутоны которых ангелы только что
задумчиво сшибали концами тросточек»

Илья Кормильцев (с)

 
 


Комментарии (66)     Рецензии (0)

1 2
 


я поздравил всех женщин с пятым марта отдельным блогом, но вовремя вспомнил, что это уже не КК сайт.

#3478593 05.03.2021 19:00 Nakuna Matata

Нервный какой, но зато, живой. Лайт-версия. А у некоторых бог давно умер.

Песня есть про Анегелочка, надо поискать. 

Кстати, японский миллиардер летит на Луну, набирает добровольцев и всё оплачивает. 

Может, кто-нибудь отсюда уже полетит? Вернётся — космические мемуары напишет. 

#3478594 05.03.2021 19:03 bbkhutto
КК - всьо. и была ли?.. тебе ли это не знать:D
#3478596 05.03.2021 19:08 Nakuna Matata

#3478602 05.03.2021 20:09 mayor
Nakuna Matata, 05.03.2021 19:00

Нервный какой, но зато, живой. Лайт-версия. А у некоторых бог давно умер.

Песня есть про Анегелочка, надо поискать. 

Кстати, японский миллиардер летит на Луну, набирает добровольцев и всё оплачивает. 

Может, кто-нибудь отсюда уже полетит? Вернётся — космические мемуары напишет. 


Где-то я прочитал фразу: "Вы не находите странным, что два богатейших человека Земли в бешенном темпе разрабатывают способы с нее свалить?".

#3478603 05.03.2021 20:12 Спoлдинг

Да никто никуда не может полететь. Там же тверьдь, @боно!

#3478607 05.03.2021 20:28 Nakuna Matata
mayor, 05.03.2021 20:09
Nakuna Matata, 05.03.2021 19:00

Нервный какой, но зато, живой. Лайт-версия. А у некоторых бог давно умер.

Песня есть про Анегелочка, надо поискать. 

Кстати, японский миллиардер летит на Луну, набирает добровольцев и всё оплачивает. 

Может, кто-нибудь отсюда уже полетит? Вернётся — космические мемуары напишет. 


Где-то я прочитал фразу: "Вы не находите странным, что два богатейших человека Земли в бешенном темпе разрабатывают способы с нее свалить?".

Может быть, не свалить, а вернуться туда, откуда их взяли? 

#3478608 05.03.2021 20:34 mayor
Kэп, 05.03.2021 20:12

Да никто никуда не может полететь. Там же тверьдь, @боно!


Какая такая боно?
https://www.alterlit.ru/publications/45576/

 

#3478609 05.03.2021 20:35 mayor
#3478610 05.03.2021 20:36 mayor

ответ на комментарий пользователя Nakuna Matata : #3478607

Боюсь, что все таки свалить.

#3478635 06.03.2021 02:56 bbkhutto
А я в нём не ошиблась, бл. Я н и к о г д а не ошибаюсь. )
#3478659 06.03.2021 14:28 Martis

ответ на комментарий пользователя bbkhutto : #3478588

Тут я, не хотел прерывать вашу оживленную беседу)

А Nekrogoblikon не слушал)

#3478665 06.03.2021 14:48 bbkhutto

kiss)

#3478666 06.03.2021 14:56 bbkhutto

#3478667 06.03.2021 14:59 bbkhutto

вдруг понравится)

они клёвые

#3478668 06.03.2021 15:01 Martis

ответ на комментарий пользователя bbkhutto : #3478667

Спасибо, посмотрю)

1 2


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться