Автор: Петроff

ТИШИНА

 
06.04.2021 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

Говорят, что настоящей тишины не существует. А ещё, если погрузить человека в абсолютную для человеческого уха тишину, он очень быстро съедет с катушек, потому что наш мозг не может функционировать без фонового шума. Наверное, это правда, не буду спорить с учёными, хотя боюсь, что они никогда не жили с частным детским садом по соседству за стеной. Вот где дорога к жёлтому дому, вымощенная аналогичным кирпичом… Я чудом выжил, до сих пор вздрагиваю во сне, а тельца отравленных конфетами детей у меня на районе не находят исключительно из-за моей выдержки и доброты.

В остальном шумы, несомненно, полезны, птички там всякие или мягко шуршащие кулера компьютера. И даже раздражающий π_здёж старых кошёлок, остановившихся под окном, спасает нас от сумасшествия. С этим не поспоришь. Я точно знаю, поскольку я заглядывал в тёмную бездну тишины, насколько она возможна. И она смотрела на меня в ответ…

Дело было то ли в восьмом, то ли в девятом классе, когда помимо обычных подростковых дел типа учёбы, дворового футбола и регулярной дрочки я служил Талии и Мельпомене. Наша учительница литературы была особой увлечённой и сбила небольшую театральную труппу из шести человек. Куда, как догадывается читатель, попал ваш покорный слуга, три его мушкетёра и две девочки. Все из одного класса. Эх были времена…

Никто по театральной стезе дальше, разумеется, не пошёл. Правда я как-то поступил на режиссёрский в наш культурный институт, но мне было уже четверть века, тёлки и так давали, а учиться заочно на режиссёра это извращение, а не учёба. Так и остался распиздяем. Остальные пошли кто по юридической части, кто в медицину, кто в библиотеку. Самая симпатичная девочка, в которую были все влюблены стала мировым судьёй, а её страшненькая подруга — проктологом. А мушкетёр, с которым дольше всего дружили уже после школы вообще в позапрошлом году взял и умер от инфаркта. Лет пятнадцать не виделись, а тут чего-то списались ни с того ни с сего, созвонились, съездили друг к другу по разу в гости и всё… Но не будем о грустном.

Все свои роли в школьном театре я уже не помню. Но самой блестящей была роль писательницы в чеховской «Драме». Я так умопомрачительно подражал Раневской, что в какой-то момент очевидно её переиграл, а может мне просто шли платье, парик, макияж и туфли на каблуках. Так или иначе мой сценический талант тронул даже напрочь заблудшие души и чёрствые сердца. После премьеры чеховских рассказов ко мне подошли самые отпетые школьные гопники и хулиганы, выразили восторги и пообещали дать π_зды любому, кто меня будет доставать… Это был успех…

Помнится ещё я играл Бога в шуточной постановке про сотворение мира. Моя главная задача была с умным лицом посыпать какой-то химической дрянью на раскаленную переносную плитку, чтобы потом из дыма появились первобытные Адам с Евой. Самая ненапряжная роль. И слова учить не надо, поскольку их не было, и всё равно круче всех на сцене, потому что в простыне и с нимбом, а не в исподнем с листиками из бумаги.

Но все в курсе что бывают не только взлёты, но и падения. И моим провалом стала чеховская «Радость». Конечно, я драматизирую, и никакого провала тогда не случилось. Сейчас я понимаю, что этот момент был высшей точкой, а не надиром моей театральной карьеры, но тогда я страшно расстроился и мне было стыдно ещё неделю после спектакля… Впрочем, давайте по порядку.

Театральную жизнь и так нельзя назвать размеренной, что уж говорить об авралах. «К нам едет ревизор! И угля надо дать завтра!» — сказала учительница литературы, имея в виду комиссию из ГОРОНО, которая прибывает с инспекцией в школу. Поэтому надо срочно показать, как у нас всё за&бись, а наша задача развлечь господ инспекторов вечерним спектаклем. Прогнать репетицию не успеваем, жжём на живую. Партия сказала надо…

Настоящая тишина может родиться только на сцене. Когда ты вбегаешь на неё с газетой в руках к своим «сокамерникам», изображающим обедающую дружную семью. Сообщить что тебя сбила лошадь и в газете про это пропечатали. И забываешь слова. Напрочь. Переволновался.

И стою я такой, мну газетку в руках, будто в сортир собираюсь, глаза пучу на коллег по сцене, потом в зал, а в голове пустота. И слова ну никак не вспоминаются. Точнее вспоминаются, но одно и совсем не то, что нужно. И в отчаянье понимая своё сокрушительное фиаско я его шёпотом произношу. «Блять!» — говорю я тихо. В зал. Как это принято помечать при написании пьес — (с чувством).

Вы когда-нибудь останавливали время? Когда не то, что мухи, а пыль замирает в воздухе? И абсолютная, оглушающая вот этим «блять» тишина. И замершие, удивлённые комиссионные лица в первом ряду. Я клянусь, было слышно, как взволновались и замерли мандавошки на кустистом лобке практикантки-географички…

А потом меня будто сняли с паузы как магнитофон, и я вспомнил текст. Но доиграл оставшуюся часть спектакля уже без души, ожидая санкций. Которых, кстати, не последовало ни ко мне, ни к школьной администрации. Вероятно, комиссия оказалась понимающей и с юмором, но я думаю, что таки мой талант сыграл не последнюю роль. Уж больно всё искренне и трагично выглядело. Гамлет точно рядом не валялся…

 
 


Комментарии (4)     Рецензии (0)

1
 


#3482138 07.04.2021 10:45 Бунша

Мандавошки взволновались

#3482145 07.04.2021 11:23 mayor
Бунша, 07.04.2021 10:45

М@ндавошки взволновалис

Наверное стоит применять термин "генитальные вши".

 

#3482146 07.04.2021 11:23 mayor

Точняк.

#3482295 09.04.2021 19:19 Петроff

ответ на комментарий пользователя Бунша : #3482138

не волнуйтесь! )

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться