Меню
Войти

ПУБЛИКАЦИИ
Атскок 
24.06.2010 14:48:47

Коробка. Продолжение 1.

Я лежал в шикарном джакузи, наблюдая как пузырьки, рожденные работой гидромассажа, неудержимо рвутся вверх. Обгоняя друг друга, неистово несутся к водной поверхности, чтобы там неумолимо погибнуть, раствориться в безликой воздушной массе... По заверениям Джуди, со мной будет все хорошо, но лично у меня в этом уверенности особой не было. Вся версия по поводу болезни казалась какой-то странной, тем более, после того, как секретарь устроила мне экскурсию по моему же дому, я уединился в кабинете и попытался нарыть хоть что-то в Интернете про эту редкую болезнь. Да уж, действительно редкая, если даже Сеть не смогла мне ответить на этот вопрос…
Документов подтверждающих мою личность было обнаружено предостаточно. Договора, счета, подписанные моей рукой не оставляли сомнений – я действительно Честер Бокс, бизнесмен, деловой человек. Оборот моей компании, если уж и не выводил меня в мировые сталелитейные лидеры и список самых богатых людей планеты, то оставлял неплохие шансы на безбедную старость моим праправнукам так точно. Так что если бы не этот диссонанс с национальным самосознанием…
А может ну его? В конце концов, для меня это не вопрос жизни и смерти. Отдохну пока недельку, там, как говорят, я все вспомню и буду жить дальше. «До следующего приступа…» - подсказал чертик у меня в голове и противно заржал. Да ну на хрен все это...
- Я отпустила всю прислугу на то время, пока вы будете в командировке. – такими словами встретила на следующее утро меня мисс Холмс, когда я спустился на кухню с целью чего-нибудь перекусить. – Я же не знала, что вы... эммм… так скоро вернетесь. Но я приготовила вам завтрак, приятного аппетита.
Чашка капуччино и стопочка тостов. А девочка явно знала, что мне нравится. Интересно, сколько времени она у меня работает?
- Джуди, а ты сколько времени у меня работаешь? – я решил не откладывать в долгий ящик этот вопрос. Я отлично отдохнул, выспался, и мое любопытство относительно моей же жизни требовало немедленного удовлетворения.
- Немного, мистер Бокс. Около полугода. По правде говоря, этот ваш приступ первый на моей памяти. Но вы неоднократно меня предупреждали о нем, говорили, что нужно делать в этом случае. Мистер Ротт очень беспокоился за вас, часто просил меня присмотреть за вами и сразу же сообщить ему, если что-то случится.
Ротт? Ротт... Ах, это ж мой «лучший друг» Дэвид, если верить записке.
- И что – ты уже сообщила ему?
- Нет. Я не стала делать этого без вашего разрешения. Тем более, вам нужно было отдохнуть, а мистер Ротт бы тут же приехал…
Жениться что ль на ней? Какая преданность, желание угодить…
- Спасибо за заботу, мисс Холмс. Я думаю, можно ему позвонить.
Секретарь убежала к телефону.
- Здравствуйте, мистер Ротт… Он здесь… Тут, в общем… Да, опять… До встречи, мистер Ротт. – доносились до меня отрывки фраз. Я дожевывал тосты, пил кофе и рассматривал сквозь окно свой сад. Красиво здесь…
- Он скоро приедет, мистер Бокс. – сообщила мне мажордом. - Он очень за вас переживает.
- Спасибо, - ответил я. – Кстати, ты тут сказала, что этот приступ был мой первый в твоей карьере, но, тем не менее, говорила, что уже второй раз представляешься. Это как?
- Ну, все правильно. – с недоумением посмотрела на меня секретарь. – Первый раз при приеме на работу.
-Ну да, логично. – смущенно произнес я. Поймать её на лжи не получилось.
В ожидании Дэвида, я опять ушел в свой кабинет. Плюхнувшись в кресло, я уставился на горы бумаг вытащенных мной вчера на свет божий. Снова рыться в них у меня желания не было никакого, тем более я прекрасно помнил, что они из себя представляют. Очищенная память отлично записывала новую информацию.
Но вот это я еще не смотрел… Мое внимание привлек скомканный листок в корзине для бумаг. А вдруг? Сейчас любая информация не помешает.
Я расправил листок и начал его изучать. Содержание его, мягко говоря, снесло мне крышу напрочь. На бумаге русскими буквами, моим почерком было написано следующее:


«Она ушла и не вернулась, это конец?
Или и не должна была?
Они хотят власти, моей власти.
Притворяться – единственный шанс, уже полгода прошло.
34×28=952
36×83=2988        Что за хренова болезнь?
117×46=5382
Паспорт выдается каждые 10 лет, начиная с 16-и
Джуди: верить или нет?
Почему она не возвращается?!!!!!
Надо ехать туда, все проверить и успокоиться.
Все нормально, все под контролем.
Константин, Костя…

ОНИ ВСЕ ПИЗДЯТ!!!»


Я очумело вглядывался в бессвязные строчки. Никакого смысла в них я не видел вообще, кроме того, что у их автора не все в порядке с головой. Да и вдобавок ко всему последние слова опять взорвали вроде установившееся душевное спокойствие.
В дверь постучались:
- Мистер Бокс, к вам приехал мистер Ротт. – поведал голос моей красотки.
- Проводи его сюда. – отозвался я.
Что же это за ерунда на листке? Что за загадочная подруга ушла от меня и не вернулась? Похоже я был очень к ней привязан, раз написал «это конец». И что за Костя? Это мое настоящее имя?
Тут в дверь залетел мой лучший друг. Именно залетел, хотя это слово, казалось никак не подходило к его комплекции. Невысокий толстенький со смешной не идущей ему прической «конский хвост» мужчина, которому можно было с равным успехом дать на вид и двадцать пять и сорок пять лет. В каждом его движении чувствовалась просто космическая энергия.
- Чес, ну ты как? Рассказывай! Где очнулся? Как там оказался? Куда ехал? Все нормально? Ты в порядке? Как себя чувствуешь?
Наверно, если б я протестующее не замахал рукой, вопросов было бы еще больше. Неуемный парень, но на вид производил самое приятнейшее располагающее к себе впечатление. По всей видимости «лучших друзей» и кроме меня у него было тьма тьмущая.
- Дэвид, не надо такого напора. Я ж тебя не помню… - пробормотал я.
- Ничего, скоро приведем в чувство! – заверил меня друг не позволяющим сомневаться в его словах тоном. – Удивительный эффект.
Последние слова он произнес как-то подозрительно тихо.
- Что за эффект? – поинтересовался я.
- Эффект? Ты про что? – уставился на меня Ротт. – Лучше расскажи мне, как себя чувствуешь!
- Ну как тебе сказать? – ответил я. – Я ничего не помню. То есть плохо!
- Да это-то я уже понял, как в целом-то состояние?
А в целом я чувствовал себя, надо признаться, прекрасно. Нигде ничего не болело, организм работал четко, сознание было ясным (даже слишком) и четким. Не было и в помине никаких признаков, указывающих на страшную болезнь, терзающую мой мозг. Обо всем этом я и рассказал Дэвиду. На самом деле я вызвал его к себе с целью самому задать вопросы, но пока я только отвечал сам.
- Вот и прекрасненько. – заулыбался тот. – Но на всякий случай давай проверим, как рекомендовали врачи. Сколько будет три плюс шесть?
- Будет февраль с изюмом. – рявкнул я. – Что за дурацкое интервью?
- Чес, хватит паясничать, это серьезно. – неожиданно обиделся Ротт.
- Ладно, не дуйся. Девять будет… В десятичной системе. В двоичной - тысяча один, в восьмеричной – одиннадцать. Следующий вопрос.
Он глянул на меня с каким-то странным восторгом.
- Так – а двенадцать умножить на три?
- Тридцать шесть – со скучающим видом ответил я.
- А двадцать два на девять?
- Сто девяносто восемь.
- Шестнадцать в шестой степени?
- Шестнадцать миллионов семьсот семьдесят семь тысяч двести шестнадцать. – отчеканил я и замер.
Замолк и мой собеседник. Восторг в его глазах уже просто плескался через край. А я сидел оглушенный невообразимостью того, что только что сделал.
- Ну вот, собственно, и эффект. – радостно произнес Ротт. – Как бы можно заразиться твоей хворью, а?
 

КОММЕНТАРИИ (1)
ОПУБЛИКОВАТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СДЕЛАТЬ ЗАПИСЬ В БЛОГЕ ЗОЛОТОЙ ФОНД
РЕЦЕНЗИИ